ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вспоминал города. Город. Этому слову не нужно множественное число. Сколько бы их ни было, он всегда один. Город без имени. Начало и конец всех путей.

Асфальт, пластик, стеклобетон. Вертикаль – это Мировое Древо в полторы тысячи этажей, горизонталь – бесконечная автотрасса. В точке пересечения он, Человек, испуганный Творец, бездомный король, бывший владыка обезумевшего мира.

В XXI столетии темпы урбанизации превысили все возможные пределы. Рост городов уподобился метастазам на заключительной стадии рака, бетонные опухоли расползались по континентам, зарывались в глубину, тянули свои отростки на океанское дно. Локальные конфликты с применением ядерного оружия и эксперименты по изменению климата до неузнаваемости искажали первозданные ландшафты. Исчезновение целых биологических видов давно перестало быть темой для газетных передовиц.

Гораздо большей сенсацией стал НЛО, сбитый в ноябре 2005-го русскими ВВС где-то над Сибирью и оказавшийся секретным китайским самолетом-разведчиком. Сошедший с ума израильский боевой спутник обрушил залп тактических лазеров на Багдад. А на Южных Курилах под предлогом миротворческой акции началась высадка японского морского десанта. Представитель Генеральной Ассамблеи ООН заявил, что повторное применение бактериологического оружия в Югославии…

21 марта 2021 года безымянный американский обыватель выглянул в окно и увидел поражающую воображение стаю животных. Животные как две капли воды походили на вымерших койотов, которых показывали в прошлую субботу по каналу «Discovery». Стая пересекала проезжую часть, растекаясь по прилегающим улицам. Животные исчезали в подземных переходах, в дверях магазинов и домов, но меньше их не становилось.

«Черт знает, что такое творится. Надо бы позвонить в полицию», –успел озадаченно подумать американец, прежде чем челюсти метакойота сомкнулись сзади на его шее, перекусив ее, как маисовый початок.

Так начинался Перелом.

Нам предрекали Третью мировую войну. А природа подарила нам ночь, в которой желтые глаза степных волков загорались в уютной темноте наших спален. В эту ночь совершилось таинство метаэволюции. Неисповедимый путь вековой борьбы и изменений… только века в нем измерялись часами… привел к порогам наших домов тварей из самых мрачных кошмаров. В эту ночь рухнули наши твердыни и пали сильные.

Нет, природа не стремилась к полному уничтожению редкого животного из отряда Homo Sapiens. Он искала долгожданного уединения от него, воздвигая между ним и собой непроходимую стену Леса, выжженный солнцем простор Степи, бурную поверхность Океана. Зону Отчуждения. Карантин.

Человечество было болезнью, от которой теперь выздоравливали биосфера и экосистема. Где-то вновь шелестела тысячью зеленых гектаров тайга и оглашали воздух счастливыми криками птицы. Реки несли свои воды кристальной чистоты, и под голубым небом расцветали невиданные доселе травы и злаки.

Но человеку больше не дано было видеть всего этого. На долю изгнанника остались только воспоминания.

UPLOADING INFORMATION… 86% DONE

Города – их осталось не больше полутора сотен на этой планете. Тянущиеся к небесам зиккураты, уходящие под землю термитники стали последней обителью человечества. Если не считать одиночных поселений безумцев, подвергшихся добровольному остракизму. И разрозненных племен мотокочевников, бесконечно странствующих от одного человеческого анклава к другому.

Мы учились городской топографии. Основание, Дно – кварталы аутсайдеров, витрина черного рынка и полигон запрещенных технологий. Средний ярус, многослойное Ядро – рабочие и служащие корпораций, цеховые объединения «по интересам», малые торговые дома. Вершина всего этого – Небеса, царапающие стратосферу шпилями своих хрустальных башен. Там живут те, кому повезло больше других. И те, о ком думают так.

Полинациональное население и ветвистое дерево стратификации. Космополитичность, с одной стороны, с другой – социальная кастовость. Цвет кожи, разрез глаз и пятая строка не имеют такого значения, как твой ЛИК, содержащий данные о твоем положении в иерархии полиса.

Кто ты? Наладчик банкоматов, наемный охотник, водитель грузового кара? Не пробовал сменить профессию? Лучше и не пытайся, если не хочешь очутиться на самом Дне, среди мелких толкачей и грошовых сутенеров. Оттуда податься некуда, не считая местного отделения «Орган-Банка», где под залог своей почки или роговицы ты сумеешь выручить сотню-другую КК.

Может, тебе повезет, и тебя приберет к рукам какая-нибудь секта. Промоет мозги и отправит в Ядро проповедовать измученным клеркам и работягам. Один шанс из четырехсот миллионов, что тебе повезет и там. Тебя заметят сверху и предложат испытательный срок.

А то, что случится дальше, выходит за рамки обычного везения и должно уже считаться чудом. Чудом, открывающим вчерашнему бродяге дорогу на Небеса.

Если смотреть на Город с орбиты, то видны концентрические кольца, расходящиеся от его границ на десятки километров. Это Форсиз – бетонные и стальные стены, обернутые режущим мономолекулярным волокном, блокпосты, оснащенные огнеметами и автоматическими пушками, сигнальные системы и минные поля. Два раза в год, в дни весеннего и осеннего Прорыва, природа испытывает Форсиз на прочность. А вместе с ним и людей Города.

Война, объявленная человеку миром, закалила его, сделала осмысленной каждодневную борьбу за выживание. Ограниченный в ресурсах и в жизненном пространстве, загнанный в искусственный ареал обитания, он оставался самой опасной тварью под солнцем.

Об этом не стоило забывать.

Личный вертолет господина Сакамуро, черно-алая (фирменные цвета «Мисато») хрупкая стрекоза, скрыл в своем чреве дорогого гостя. Владимир Белуга пожал на прощание твердую ладонь переводчицы-секретаря.

– Давно хотел узнать! – прокричал он сквозь шум мотора. – Что означает название вашей компании?

Секретарь окатила его прозрачным холодом суженных глаз.

– «Мисато» в переводе значит «красивый город», – сказала она.

И шагнула в кабину вертолета.

– Красивый город, – повторил себе под нос Белуга, провожая взглядом удаляющийся вертолет, – надо же…

В пальцах правой руки он бездумно крутил крошечную ампулу, минуту назад раздавленную о ладонь доверенного секретаря господина Сакамуро. В ампуле до этого находилось 0,2 миллиграмма вещества СВМФ-9, среди работников спецслужб прозванного «клоповая метка».

На дистанции до 30 километров объект, помеченный СМВФ-9, в течение пятидневного срока подлежал обнаружению и локализации с помощью стационарных высокомолекулярных анализаторов серии «Большой Брат». Свыше 30 км применялись автономные поисковые киберы класса «Доберман». Корпорация «Неотех» являлась монопольным производителем как анализаторов данной серии, так и биоинженерных компонентов «Добермана».

Интуиция подсказывала Владимиру Белуге, что скоро ему захочется узнать, чем же в свободное время занимается госпожа доверенный секретарь.

Краем глаза он уловил движение за окном, обернулся. Птица? Здесь? Даже если бы ей удалось преодолеть Форсиз, она бы едва ли смогла подняться до Небес, не замерзнув и не погибнув от нехватки кислорода. Последнее время он жил на самом высотном уровне Города, где нет места никому, кроме людей и ангелов.

Он не верил ни в тех, ни в других.

За окном вновь что-то пронеслось, и он понял – снег. Заледеневшие хлопья летели сверху. Встав, он подошел к окну, чтобы проследить за их падением.

Бездонная черная пропасть с лживыми проблесками огней… И этот снег летит в нее, как наши замерзшие души. Без причины, без толку, без надежды на возвращение.

Но причина была. Человек, стоявший на тридцатисантиметровой ширины карнизе, всего двумя метрами выше его окна. Он был предусмотрительно одет в долгополый черный плащ, наверняка с электроподогревом. Это он вызвал снегопад, шаркнув подошвой ботинка. Ребристой подошвой ботинка с квадратным носком.

3
{"b":"1136","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Говорите ясно и убедительно
Отдел продаж по захвату рынка
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Sapiens. Краткая история человечества
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
С неба упали три яблока
Мы – чемпионы! (сборник)
Афера