ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пчелы
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Я супермама
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Вся правда и ложь обо мне
Крушение пирса (сборник)
Девичник на Борнео
Скандал у озера
Пёс по имени Мани
A
A

К счастью, для него мы невидимы.

Ты спросишь, зачем все это?

О, это часть нашего привычного образа жизни. Если бы здесь не было этих «гарпий», автоматических зенитных пушек, систем опознания «свой-чужой», акции их хозяина не продержались бы в рейтинге Небес и суток. Скатились бы на самое Дно, ниже цеха очистных сооружений. Его новейшие разработки стали бы достоянием конкурентов. Полчища наемных «крыс» растащили бы информационные банки. Лучшие сотрудники были бы похищены с целью промывки мозгов или копирования памяти.

Это настоящая война, Даша, и она не утихает ни на секунду. Потери в ней измеряются миллионами киловатт-кредитов. А за ними обычные люди. Редко профессиональные солдаты, чаще простые ребята в чистых белых рубашках и серых костюмах. О них не думают, сверяя восьмизначные цифры в графах «приход» и «расход». Жизнь и смерть за счет компании, кремация с отпеванием по специальному профсоюзному тарифу. Раньше были такие корпоративные кладбища, надгробья у клерков поменьше, у боссов побольше… Теперь на их месте новые офисы. Места всегда не хватает, Город почти не растет вширь.

Прости, я увлекся. Знаешь, вспомнил, как хоронили отца. Он ненавидел мундир и тоже ходил в сером костюме.

Он мне говорил, что война будет всегда, она основа любого эволюционного процесса. В нем причудливо смешивались солдат и ученый… Черт, он же не собирался сам гибнуть на этой войне! Генерал не должен гибнуть, он должен остаться, чтобы командовать парадом.

Но парада не будет.

Оказывается, гораздо легче говорить обо всем не открывая рта.

Я не зря вспомнил об отце. Георгий Белуга был одним из тех, кто проектировал и создавал основу Форсиза, системы обороны Города. Защита от внешнего Врага была для него важнее борьбы с врагами внутренними. Общее дело он полагал выше частного. Считай он наоборот, до сих пор был бы жив.

Но речь сейчас не об этом. Речь о Враге.

У него много имен. Мы называем его Степь, наши восточные соседи воюют с Океаном, на пригороды Большого Нью-Йорка наступает Саванна. Звери с приставкой «мета»: волки, койоты, аллигаторы, акулы, змеи.

Глобальный всплеск положительных мутаций, известный как Перелом или метаэволюция, породил сотни новых видов. В измененный геном каждого из них заложены два хромосомных «вывиха». Сверхбыстрая репродуктивность. Инстинктивная агрессия против Человека.

Почему и кем заложены, спрашиваешь ты?

Тебе лучше этого не знать, Даша.

Как и мне. Но у меня не было выбора».

Тень низколетящего орнитоптера, которую не спрятать никакими маскирующими покрытиями, упала на покрытую снегом башню зенитного комплекса «Феб-2». Башня осталась равнодушно неподвижной. Неужели иссяк питавший ее извне ток и выдохлись запасные батареи?

Ничего подобного. С электричеством, поступавшим напрямую со станций «Энергополиса», все было в полном порядке. И неусыпно бодрствующий командный модуль – одержимый почти человеческой жаждой убийства белковый «мозг», контролирующий «Феба», а заодно и окружающий двадцатикилометровый участок Форсиза, – продолжал десятками рецепторов нащупывать цели. Не замечая ту, единственную, движущуюся в северном направлении. С четко заданной периодичностью она взмахивала крыльями и маневрировала в поисках восходящих потоков. Это было медленней и ненадежней реактивных двигателей или винтов, зато не позволяло засечь выхлоп, тепловое излучение или звук работающего мотора. Любой другой летательный аппарат, перемещающийся на такой высоте, был бы давно превращен в кучу дымящихся обломков. На войне как на войне. Форсиз не был местом, созданным для летных прогулок.

«Форсиз неоднороден. Он, как и Город, имеет пирамидальную, многоступенчатую структуру. То, что обыватель понимает под этим словом, – это его внешний контур. Минные поля, автономные огневые точки, монопроволочные заграждения. ФПП – фактор поражающей плотности, или, как мы говорим, смерть-фактор, здесь равен 97 процентам.

Это означает, что шансы выжить у того, кто снаружи проникает на этот участок Форсиза, около трех десятых.. Мало. Но недостаточно.

Поэтому, кроме внешнего контура, есть еще внутренние, защищающие в основном Ядро, мягкое подбрюшье Города. Теоретически рассчитанный смерть-фактор там ниже, но это потому, что никакая модель не может с абсолютной точностью учитывать поведение людей. А на внутренних контурах стоят люди. Теки, симбиоты – люди, Защитники.

Когда тебя опрокидывает наступающая «волна», не имеет значения, что у тебя внутри. Что вывалится из разорванного брюха – кишки, полисахаридные батареи или колония симбиотических органоидов. И твое имя выбьют на Стене Памяти рядом с именами, с сотнями имен других. Других людей.

Но внутри, за надежным барьером Форсиза, в теплой сердцевине Ядра, где вершатся Большие Дела и Большая Политика, все различия, порождающие взаимный страх и неприязнь, вновь начинают играть роль.

В Совет автократов, как тебе известно, входят представители ведущих ТПК, цеховых объединений и религиозно-политических движений Ядра. Таких, как Орден и Синклит. Совет был создан, чтобы блюсти так называемое «равновесие интересов». На деле большую часть времени он занят внутренней грызней за привилегии, играми с лоббистами всех сортов и перемыванием грязных костей. Обычными буднями политиканов, короче говоря.

И именно этот Совет определяет концепцию нашей обороны, каждые полгода внося в нее определенные большинством голосов поправки. Последнее время основным их источником является группа, лидирующая в Нижней Палате, – Новые Тамплиеры. А также примкнувшие к ним малые рыцарские ордена и технократические секты. Именно они уже десять лет контролируют общественную жизнь центральных секторов, настойчиво проповедуя свою евгеническую концепцию Слияния,

Кого? Человека и Машины, разумеется.

Я не расист, Даша. Я не имею ничего против теков. Но то, что они предлагают, – это чудовищный бред, порожденный уже не совсем человеческой логикой. Нет, я не говорю о Слиянии, это личное дело каждого – уродовать свое тело любым из доступных способов. Я встречал натуралов куда более сумасшедших, чем. любой, самый упертый в своей киборгизации тек, так что пусть их.

Я говорю об их новом видении Форсиза.

Тамплиеры стремятся к созданию автономной и эволюционирующей оборонной системы, которая будет независима от Города энергетически и материально. Это приведет к тому, что Город замкнется в Форсизе, как мертвая улитка, гниющая в своем панцире. Возможность расширять свою территорию будет утрачена окончательно. Обычные меры по контролю над рождаемостью станут недостаточными. Возможно, мы окажемся перед необходимостью сокращения нынешнего населения. Это страшно.

Но к этому добавляется еще и главный движущий мотив строителей нового Форсиза. В их руках будут управляющие программные ключи от всех заградительных линий. И тогда они, нынешние Гроссмейстеры тамплиеров, получат фактически неограниченную власть. Это истинная цель, к которой они стремятся. И она видится им вполне достижимой.

У них есть время – биокибернетика и наноинженерия решили для теков проблемы старения и человеческого износа. У них есть убежденные последователи и сильные союзники. У них есть оружие, деньги, ресурсы. В прошлом году 70% Автократов выделывали па под электронную дудку Ордена.

На выборах этой весной я попробую качнуть весы в другую сторону».

Под плоским брюхом орнитоптера мелькнуло поле, засеянное минами «Одуванчик». Надувшая споровые мешки квазиживая гаубица, электрические «улитки», греющиеся на тусклом зимнем солнце, запасаясь заодно энергией. Последние были одновременно и оружием, и передвижными генераторами тока.

Где-то под землей распустила свои корневища – питательные, боевые и сенсорные – заградительная симбиоколония «Геката», готовая атаковать, парализовать и в считаные секунды переварить любую проявляющую враждебную активность жизненную форму, «Геката» реагировала на поверхностные вибрации и тепло, поэтому пролетевший «нетопырь» ничем ее не потревожил.

49
{"b":"1136","o":1}