ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме шока от удара и яркого света, на Тэньши действовало что-то еще, Близость Оракула? Он не предпринимал попыток вырваться и разорвать Сыновей в клочья, пока они тащили его в кузов.

Зачем, кстати, тащили? Ответ на этот вопрос интересовал Антона гораздо меньше нового звука, доносящегося из-за обглоданных саранчой деревьев.

Если это не адский треск «бурана», то он – маленькая напуганная девочка на шаре.

Наблюдательный кибер – прозрачный обод, густо усаженный по внешней стороне «глазками» камер, с осевым пропеллером в центре – взлетел из рук Ивана и со стрекотом направился к Дому. Передаваемая им картинка проецировалась в маленькое цветное окошко на головном дисплее охотника.

– Чего мы ждем? – нетерпеливо спросила Ксана, похлопывая свернутым хлыстом по голенищу высокого сапога.

– Не знаю. – Иван пожал плечами. – Команды этого узкоглазого мудака, наверное.

«Узкоглазый мудак», под которым охотник имел в виду Икари, вполголоса совещался с Драконом возле своего красного спортивного кара.

«Дилетант», – фыркнула Ксана, когда он подкатил на этой вызывающе шикарной японской игрушке. Реактивная торпеда на колесах с акульим плавником хвостового руля над целой батареей дюз. Как можно так привлекать к себе внимание? Они все-таки на Дне, а не на стоянке перед рестораном «Тысячелетний».

Икари закончил разговор. Дракон поклонился и отошел в сторону, на ходу переключая что-то на поясе своего «кентая». Иван подобрался. Танцы начинаются.

Икари жестом подозвал его к себе.

– Скажите, вы не видели доктора Мураками? – поинтересовался он. – Куда-то он пропал.

Иван покачал головой. «Крысолова» он не видел с самого начала операции, когда тот забрался в набитый аппаратурой кузов фургона охотников. Иван с Ксаной сидели в кабине.

– Будем надеяться, что он найдется. Мы начинаем, Иван. Действуем по предварительно согласованному плану. Что-нибудь передает ваш наблюдатель?

Иван постучал согнутым указательным пальцем по обручу голодисплея.

– Сплошные помехи, – сказал он. – Сигнал не проходит сквозь купол.

– Ясно, – Икари сел в машину и обратил к Ивану темный прямоугольник очков, которые он не снимал ни на секунду. – Считать меня мудаком – это твое дело. Может, так оно и есть. Но что ты знаешь о моих глазах, если никогда их не видел?

Он приспустил двумя пальцами оправу. Пораженный охотник увидел два сочащихся слизью бельма в обрамлении багрово-синих вздутий коллоидных шрамов. Левый глаз казался меньше глазницы. Изуродованное веко над ним судорожно подергивалось, как будто силясь подмигнуть.

Тонированные стекла вновь скрыли это невыносимое зрелище. Зашипев гидравликой, скользнула на место дверца, и кар, урча электродвижком, отъехал. Иван смотрел ему вслед, безотчетно поглаживая гладкий ствол «штальфауста».

– Что он тебе такого сказал? – спросила Ксана, касаясь плеча охотника. – Ты такой напряженный.

– Ничего, – дернул головой Иван. – Мы начинаем, девочка. Давай покажем им класс.

Иван вынужден был признать, что Вторая, доставшаяся им с Ксаной в напарники, достойная замена покойному Росу. Во всяком случае, в том, что касается стрельбы из реактивного пулемета. Полный комплект гироподвески был тяжеловат для женщины, но она справлялась великолепно. Иван поймал себя на опасной мысли, что у него никогда не было такой сильной партнерши.

– Из сучки получится славный мясник, – заметила Ксана, переступая через разорванный высокоскоростными пулями труп в черно-желтой униформе. – Есть задатки.

Пригибающаяся фигура в зеленой рясе метнулась бегом от охотников, закрывая голову руками. Японка не обратила на нее никакого внимания.

– Чего она не стреляет? – удивилась Ксана, вытаскивая из перевязи плоскостной нож и отводя руку для броска. – А ну…

Иван ударил ее по руке, и сбитый нож вошел по рукоятку в ствол дерева.

– Ты чего?!

– Ты увлеклась, – сказал охотник. – У этих парней в зеленом даже нет оружия.

Ксана удостоила его обиженного фырканья, но ничего не сказала. На споры не было времени. Она потом намекнет ему, чтобы придерживал руки. И поменьше косился на худую задницу японки.

Если не хочет вынимать ножи уже из своей черной жопы.

Иван не стал задаваться вопросом, зачем трейлер въехал в Дом Друидов.

Зеленый прямоугольник его прицельного дисплея потемнел, смягчая ослепительный свет фар. Иван вытащил два «осмолова» с уже надетыми компенсаторами отдачи. Без них стрельба из 72-го калибра грозила в лучшем случае серьезнейшими вывихами кистей.

Он развел руки в стороны, чтобы не обожгло раскаленным выхлопом из компенсаторов. И с грохотом «погасил» свет, мешавший нормально работать. Заодно привлек к себе внимание.

И дал «падшим» возможность опять вступить в бой.

Двое последних Сыновей Оракула разлетелись в стороны. Юрген помог подняться Тэньши, навел на одного из них гвоздомет и спустил курок. Охотник на «падших», чей бок распорол девятидюймовый гвоздь, громко вскрикнул и замолотил руками по земле.

Второй гвоздь пролетел мимо цели. Ксана, обвив хлыстом ствол гвоздомета, обезоружила Тиссена и навела на «падшего» акустический станнер.

– Скольких из вас мы должны убить, чтобы оставшиеся успокоились? – с обаятельной белозубой улыбкой спросил Иван, опуская стволы реактивных пистолетов.

Даже с мышечными усилителями удерживать две байды в два с половиной килограмма каждая – не сахар. Да и когда рядом с тобой чувствуется успокоительное присутствие «бурана», изображать из себя Кибернетического Ковбоя нет необходимости.

– Не хотелось вам мешать, но у нас есть дело к одному из присутствующих. – Он сверился с маленькой картинкой на голодисплее. – Антон Зверев? – он кивнул полулежащему хакеру. – Ты пойдешь с нами.

Остатки стаи, названной братом Егором саранчой Аваддона, выбрались из своих убежищ под корнями деревьев, куда загнал их безжалостный свет. Почуяв поблизости тепло человеческих тел, они поднимались в воздух и, гудя, устремлялись к цели.

В отсутствие приказов своего виртуального создателя они подчинялись чувству всепоглощающего голода. Еще не настало для них время сожрать мир, но они могли попробовать на вкус некоторых его обитателей,

Вторая громко вскрикнула и ладонью хлопнула себя по шее. Ладонь оказалась в крови, а мерзко хрустнувшее тело под ней яростно забилось, цепляясь за незащищенную кожу острыми лапками.

Тут же она почувствовала еще несколько болезненных укусов, ощутимых, несмотря на все боевые модификации ее нервной системы. Устроившаяся на ее теле стальная саранча с ошеломительной скоростью работала жвалами. Запах крови привлекал все новых и новых тварей, слетавшихся, как пчелы на варенье, со всех сторон. Они облепили размахивающие руки, вползли в распахнутый криком рот, прогрызли себе путь сквозь металлизированную ткань одежды.

В прошлой жизни клону секретаря-переводчицы по имени Вторая было суждено умереть от ядовитых укусов метанасекомых. Иронический оскал судьбы отдал ее в этот раз на съедение кошмарным тварям, чье существование было необъяснимо даже в нашем безумном мире.

«Какого черта?» – хотел спросить Иван, но не успел. Пристегнутый к телу умирающей японки «буран» неожиданно открыл огонь. Блок стволов бесконтрольно мотался из стороны в сторону, пока бьющееся в судорогах тело все-таки не рухнуло и он не уставился косо вверх, но до этого пули разорвали в клочья бедро Юргена Тиссена и смели привставшего на колено Сына Оракула, того самого, с простреленным боком.

Ивану брызнуло в лицо острыми щепками – прошедшая вплотную очередь изрешетила ствол дерева и наделала дырок в куполе Дома. Выругавшись, он более или менее хладнокровно прицелился. И всадил в облепленную насекомыми голову пулеметчицы урановую пулю. Будем считать это coup de grace[15].

Следующим, весьма разумным его действием было, отбросив один из пистолетов, выстрелить по телу Второй из «штальфауста», Зажигательным снарядом подствольного гранатомета.

вернуться

15

Удар милосердия (фр.).

78
{"b":"1136","o":1}