ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Завопил на японском Оракул. Противник Глеба ослабил хватку, обернулся на динамик. Оракул говорил без остановки, Отбросив подальше реактивный пистолет, боец встал. Шагнул в сторону электронных завалов, к свисающему куску синей пленки. Глеб улыбнулся ему вслед.

В основание его позвоночника, по соседству с биоаккумулятором, были вживлены энергонезависимые радиевые часы. Они давали тамплиеру абсолютное чувство времени, естественное, как способность различать цвета.

Эти часы сообщали Глебу, что в этом раунде он все-таки победил.

Оракул истерично торопил бойца в файтинг-сьюте, пытающегося развинтить черный диск. Полоска на экране подползала к 97 процентам. Неловкие из-за толстых перчаток пальцы зацепили наконец крышку.

Поздно. Две минуты истекли.

Взрыв был не очень силен. На прижавшегося к полу Глеба посыпались незначительные обломки. Случайный осколок пластиковой оболочки с грохотом разбил стекло монитора прямо над его головой, Так, пустяки, не стоит упоминания.

Оракулу пришлось гораздо хуже.

От запаха горелой изоляции в кузове трейлера было не продохнуть. Кругом мертвенно серели ослепшие экраны, ни один системный блок не подмигивал зеленым огоньком.

Мощнейший электромагнитный импульс, сгенерированный миной, сжег все, что работало в момент взрыва. Полностью стер и физически уничтожил поверхность всех информационных носителей. То, что осталось от Храма Оракула вместе с его хозяином, не заинтересовало бы и самого непритязательного старьевщика.

Ну что же, на этот раз мир удалось спасти малой кровью.

Неугомонное чутье подсказывало, что это была так, разминка. Основная драка еще последует.

Потерявший управление трейлер проехал около ста метров с заблокированным рулем. Пока на его пути не выросло препятствие в виде угла дома.

Разнеся его вдребезги и потеряв бампер, он дал опасный крен. Но, заскочив на тротуар, выровнялся. Тут, запаниковав, врубилась безотказная система аварийной остановки. Ей, как и всей стекловолоконной начинке трейлера, любые ЭМ-взрывы были до лампочки. Она застопорила колеса,

Трейлер встал, развернувшись поперек улицы – точь-в-точь Мертвый Дальнобойщик, о котором любят рассказывать кочевники. Разбитые пулями фары, измятый кузов с болтающейся дверью.

И в пустой кабине ни одного человека за выбитым лобовым стеклом.

В момент аварийной остановки Глеб как раз предпринимал осмотр поля боя.

Доктор Мураками и Тэньши пребывали в счастливом беспамятстве. Безликий самурай тоже не представлял больше опасности. Во-первых, его хорошенько приложило об стенку взрывной волной. А во-вторых, электромагнитный импульс превратил его «кентай» в бесполезную обузу.

Все-таки следовало выбирать что-нибудь поновей и ненадежней. Такие файтинг-сьюты были настоящим писком в двадцатых, когда Глеб еще ходил в сопливых танкистах Пограничного Контроля. Сегодня полагались больше на собственное модернизированное тело.

Но и оно частенько подводило. Лишенный поддержки своих вживленных гироскопов и ускоренной реакции, Глеб не успел ничего сделать.

Удар и последовавшее за ним резкое торможение в который уже раз за сегодняшний день отправили его в продолжительный полет. К счастью, на пути Глебу не встретилось ничего особо прочного или острого. Но помяло и побросало изрядно.

Лежа на полу и утомленно глядя вверх, он пообещал себе, что никогда больше не встанет. По крайней мере, ближайшие пять минут. Но встать, точнее, вскочить пришлось. С накренившейся подставки на него рухнула системная «башня», килограммов в тридцать–сорок весом.

Покачав головой, он попятился от места, на котором мог остаться лежать с пробитой и расплющенной головой. Сколько еще раз за сегодня ему придется спасать свою шкуру? «Падшие», наемные охотники, «Глобалком», японцы. Теперь еще агрессивный техноантиквариат. Может, прав был Сергей, поселившись за Городом? Там, кроме волков, редко кто попадается. Свежий воздух опятьже.

Размышляя в таком ключе, он повернулся – и… изящная женская рука приставила станнер ему к груди.

– Привет, – очаровательно улыбнулась Ксана, нажимая на курок.

Узконаправленный импульс парализовал диафрагму Глеба, полностью лишив его возможности дышать. Хрипя и напрасно хватая воздух ртом, он упал на колени. Ксана прижала станнер к его голове,

– И до свидания, – сказала она.

Волна шокового излучения окатила мозг Глеба, погружая рыцаря в холодную темноту. Ксана потыкала упавшее тело острым каблуком, усмехнулась. Всего-то и дел. Нет, на мужиков ни в чем нельзя положиться.

Присев возле Дракона, охотница помогла ему освободиться от ставшего бесполезным файтинг-сьюта. Несмотря на мягкую пелену, которой окутала ее сознание двойная доза обезболивающего, она залюбовалась крепким, сухим телом тренированного бойца, прикоснулась к его коричневому соску, царапнула ногтями плоский, расчерченный выпуклыми кубиками мышц живот.

Дракон, не замечая ее внимания к себе, встал, снял маску. Собственная нагота его ничуть не стесняла.

– Мы доржны вернуться в точку начара операции, – он говорил с забавным акцентом. – Я поведу грузовик. Ты останешься здесь, охранять.

– Как скажешь, – с разочарованием сказала Ксана. Не то чтобы ей хотелось прямо сейчас заняться любовью. Но она не привыкла, чтобы стоящий рядом мужчина смотрел сквозь нее. Наверное, у этого Дракона не все в порядке с мозгами. Или еще с чем. – Ты командир.

Он величественно кивнул и, сверкая голыми ягодицами, зашагал по хрустящим обломкам. Нагнулся, подхватив реактивный пистолет, и двинулся дальше. Между его лопаток шевелилось родимое пятно, похожее на силуэт дракона.

По внезапной остановке трейлера она поняла – что-то происходит.

Очередь из крупнокалиберного пулемета прошила борт прицепа, оставив десяток рваных дырок. Завизжал реактивный пистолет, Дракон отстреливался.

Из подручных вариантов ей оставался только «стигмат». Разгонник Ивана все-таки был тяжеловат и, на ее взгляд, слишком медлителен. Гвоздомет тоже штука не ахти, но оставляет свободную руку под станнер или ножи.

Она безуспешно попыталась привести в сознание Ивана, но Глеб приложил охотника слишком крепко.

Ну что же, она взрослая девочка. Может позаботиться о себе и сама.

Обалдело трясущий головой Мураками попытался последовать за охотницей, но запутался в ногах и опять растянулся на полу. Слабак. Кончиком носка Ксана подтолкнула к нему «отоко». Дамская побрякушка, конечно, но будет хоть из чего застрелиться. К этому желтому сухарю она не испытывала особо нежных чувств.

Осторожно выглянув из фургона, она быстро спрыгнула на землю, повела вокруг себя «стигматом». В ее сторону брызнул луч прожектора, и, уже закатываясь под трейлер, Ксана слышала, как с искристым лязгом рикошетят пули. Да, здесь не церемонились.

Ксана не подозревала, что трейлер окружен группой два оперативной бригады «Глобалкома». Долгое время их удерживал от активных действий Оракул, по своему обыкновению вещавший на командной частоте голосом майора Климентова,

Но когда Оракула стерла электромагнитная мина «Тип-12», командир группы услышал в своих наушниках полубезумное бормотание настоящего майора. И понял, что ждать приказов ему больше не от кого.

В это же время по городской сети передали, что в связи с терактами на атомных энергостанциях в Городе вводится чрезвычайное положение, значит, почесал в башке командир, отряды тамплиеров и Сил Федеральной Обороны будут стрелять в каждого вооруженного человека. Без предупреждения.

Учитывая современную размытость понятия «вооруженный», стрелять будут во всех. Апокалипсис, мать его так!

Неудивительно, что при явлении Мертвого Дальнобойщика нервы командира не выдержали. И он приказал дать по трейлеру предупредительную очередь.

Из кабины ответили реактивными пулями. А не прошло и двух минут перестрелки, как на головы оперативникам обрушился боевой вертолет. Красный и верткий, точно el Diablo, поливающий улицу из пулеметов и носовой гаусс-пушки.

85
{"b":"1136","o":1}