ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да куда угодно, лишь бы подальше от вас! — воскликнула Кэти, чувствуя, что присутствие духа и силы покидают ее.

— Поразительно! Секунду назад ты была готова следовать за мной куда угодно, хоть на край света, а сейчас стремишься только к одному — побыстрее меня покинуть, — с притворным сожалением вздохнул он. — Вы, женщины, такие непостоянные, у вас всегда семь пятниц на неделе.

Помимо привычной иронии в его голосе слышалась усталость, как будто он не испытывал никакого удовольствия, дразня незадачливую преследовательницу.

— Так вы знали, что я иду за вами?

— Нет, милочка, не знал, пока не увидел тебя из окна своей спальни. Поздравляю, ты большая мастерица по части слежки! Но все же не могу не сделать одно замечание: если в лунную ночь следишь за домом и хочешь остаться незамеченной, надо спрятаться за живую изгородь, фонтан или еще что-нибудь, а не стоять столбом на видном месте, к тому же освещенном луной.

Он был тысячу раз прав! Кэти выругалась про себя — попасться на такой глупой ошибке мог бы новичок, любитель, а для нее, воровки со стажем, это непростительно. Теперь, если не случится чуда, ей придется дорого заплатить за свою неосторожность.

Кэти вспомнилось зловещее предупреждение виконта: «Если мятежники тебя разоблачат, они сначала вымажут тебя смолой, обваляют в перьях, изобьют, а потом убьют». Господи, неужели этот страшный миг настал?

Облизав пересохшие от волнения губы, она попыталась придумать какое-нибудь более или менее правдоподобное объяснение своему поступку, но ничего подходящего не приходило в голову. Бойкий язык и природная хитрость, которые помогли Кэти выжить в лондонских трущобах, подвели ее в самый трудный момент, когда она оказалась на волосок от смерти.

Девушка почувствовала себя беззащитной птицей, попавшей в силки жестокого охотника. Джон Смит держал ее мертвой хваткой, и одного взгляда в его холодные, безжалостные глаза было достаточно, чтобы понять: объяснять, убеждать, умолять бессмысленно, пощады не будет. У Кэти закружилась голова и подкосились ноги — этот человек, несомненно, решил ее убить.

6

«Господи, что же теперь с ней делать?» — лихорадочно размышлял Итан, вглядываясь в лицо девушки, казавшееся в свете луны мертвенно-бледным. Он, конечно, знал, что надо делать, но этот единственный, самый безопасный для него выход из положения был настолько отвратителен, что Итан даже рассердился на себя за то, что в первую очередь подумал о нем. Но как же быть? Отпустить эту подозрительную девицу, которая знает теперь самое главное — где он, Итан, живет, и, значит, сможет легко выяснить его настоящее имя? А если она все-таки шпионка? Тогда под угрозой окажется не только его безопасность, но и дело, которому он отдал десять лет жизни.

Он с досадой подумал о том, что часть вины лежит и на нем самом: если бы он был повнимательней, то вовремя заметил бы преследовательницу и легко бы от нее ушел. Но он был слишком занят мыслями о виконте Ло-удене, поэтому и допустил промашку, которая может дорого обойтись всем «Сынам свободы». Будь проклят Ло-уден, будь проклято любопытство глупой девчонки!

Но только ли любопытство толкнуло ее на такой отчаянный шаг?

Итан испытующе посмотрел на запрокинутое лицо девушки, но не нашел в его выражении ничего, что помогло бы ему прийти к какому-то определенному выводу. Он только понял, что она очень напугана — ее худенькое тело сотрясала дрожь.

Что заставило ее решиться на слежку? Зная, что эта маленькая воровка большая мастерица на разные уловки и хитрости, Итан не разделял мнения Молли о том, что девушка в него влюблена. Она вполне могла оказаться шпионкой тори, но почему же тогда ему не удалось обнаружить ни малейших доказательств ее связей с тайной службой губернатора? К тому же, как заверили Итана его надежные информаторы, она сбежала от своего хозяина и обосновалась в Бостоне не более двух недель назад, что тоже свидетельствовало в ее пользу.

Все-таки кто она — вражеская лазутчица или влюбленная девчонка, которая, поддавшись чувствам, решилась на необдуманный шаг?

Это надо было выяснить во что бы то ни стало. Но как? Итан терялся в догадках. Прижимая девушку одной рукой к стене, свободной он достал из кармана ключ от ворот, потом подтащил к ним свою пленницу.

— А теперь мы пойдем ко мне, — пробормотал он, отпер ворота и повел девушку через ночной сад к дому.

В просторном вестибюле Итан зажег лампу и, освещая ею дорогу, повел Кэти через длинную анфиладу роскошно обставленных комнат в кабинет. Там Итан усадил ее в кресло, снял плащ, небрежно бросил его на кушетку и, не обращая внимания на подавленно молчавшую девушку, принялся разжигать камин. Когда первые язычки пламени побежали по поленьям, Джон Смит повернулся к девушке, засунул руки в карманы грубых штанов и несколько минут пристально разглядывал ее, словно увидел впервые.

Собрав остатки самообладания, Кэти откинула капюшон, распрямила спину и гордо подняла голову.

— Ну, и что дальше? — с вызовом спросила она, глядя прямо в суровые глаза своего похитителя.

Он не ответил, размышляя. Несмотря на ее браваду, во всем ее облике, в голосе, в огромных голубых глазах читался отчаянный страх — она явно боялась, что за чрезмерное любопытство ей придется расплатиться жизнью.

«Что ж, это мне на руку, — с удовлетворением решил Итан. — Страх быстро развяжет ей язык».

— Действительно, что дальше? — в тон девушке сказал он и добавил, уже гораздо более миролюбиво: — Думаю, глоток бренди тебе не помешает.

Он подошел к изящному шкафчику палисандрового дерева с застекленными дверцами, за которыми виднелись разнообразные бутылки и графины, достал бутылку своего лучшего бренди и до краев налил хрустальный стаканчик. Опасаясь, что от одной порции девушка может не захмелеть, Итан вместе со стаканчиком поставил перед ней на столик и бутылку.

— Пей! — сказал он, показав рукой на стаканчик. — Бренди тебя подкрепит, а то ты похожа на до смерти напуганного кролика.

— Я вас вовсе не боюсь! — презрительно фыркнула Кэти, которой это сравнение пришлось явно не по вкусу.

— Ах ты, маленькая лгунья, — ухмыльнулся Итан, беря стакан и вкладывая его в ее руку. — Ты меня боишься как огня, и, между прочим, правильно делаешь. Пей, тебе станет легче.

Девушка послушно поднесла стакан ко рту, залпом опорожнила его и тут же закашлялась, открывая рот, как рыба, вытащенная из воды. «У нее и впрямь нет привычки к спиртному», — подумал Итан, вспомнив слова Дэвида о том, что новая служанка не сделала ни малейшей попытки приложиться к дармовому элю и рому в пивной.

— Отлично, — с удовлетворением сказал он, беря из ее руки стакан и ставя его обратно на столик. — Слава богу, благодаря бренди к тебе, кажется, возвращается нормальный цвет лица. А то ты была бледна как смерть, и я испугался, что ты упадешь в обморок прямо там, у ворот. Согласись, это поставило бы меня в сложное положение.

— Вот еще, да я никогда в жизни не падала в обморок!

— Все случается когда-то в жизни в первый раз, — философски заметил Итан, подходя вплотную к креслу девушки. Опершись на подлокотники, он наклонился к ней так, что его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее, — его поза ясно говорила, что он хозяин положения, — и потребовал, глядя Кэти в глаза: — А теперь объясни, с чего вдруг тебя обуяло столь страстное желание познакомиться со мной поближе, что ты даже начала выслеживать меня на ночных улицах? Откуда у беглой рабыни такой интерес к моим делам?

Итан почувствовал, как она напряглась: видно, ей и в голову не приходило, что он тоже может разузнать о ней правду.

— Нет! — нервно вскрикнула девушка, отодвигаясь от него, насколько позволяла спинка кресла. — Я вовсе не беглая рабыня, с чего вы взяли?

Не сводя с нее глаз, Итан медленно покачал головой:

— Не ври, Кэти. Сегодня ночью я заставлю тебя сказать правду, даже если придется для этого применить силу!

— Но я и говорю правду!

18
{"b":"11366","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черновик
Фагоцит. За себя и за того парня
Миф. Греческие мифы в пересказе
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Подсознание может все!
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Карильское проклятие. Возмездие
Потерянная Библия