ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итан отошел от кресла, в котором сидела Кэти, и опустился на стоявший поблизости диван.

— Думаю, ты прекрасно понимаешь, — начал он, — что я не могу отпустить тебя на все четыре стороны так, словно ничего не случилось. Трудное положение, ничего не скажешь! Но у меня есть идея, как из него выйти… — Он замолчал, тщательно подбирая слова. Полная опасностей двойная жизнь, конспиративные встречи, борьба с лазутчиками из вражеского лагеря и постоянное ощущение нависшего над головой дамоклова меча научили Итана быть предусмотрительным и во всем соблюдать осторожность, которая с годами вошла в его плоть и кровь, стала его второй натурой. Поэтому он собирался сказать Кэти только то, что она должна была знать для выполнения его задания. Сам не будучи уверен, что поступает правильно, он произнес: — Я предлагаю тебе стать моей любовницей!

Кэти ожидала услышать все, что угодно, только не это. От изумления она на мгновение потеряла дар речи, но потом выражение ее лица изменилось — в глазах зажегся огонек понимания, губы изогнулись в циничной усмешке. «Похоже, ей уже не раз приходилось слышать подобные предложения», — догадался Итан, и эта мысль вызвала у него досаду: девушка явно приняла его за очередного распутника, который желал использовать смазливую нищенку в своих грязных целях. Тем не менее Итан не торопился развеять ее заблуждение.

— Я куплю тебе дом, — продолжал он, наблюдая за ее реакцией, — и тебе не придется мыть посуду на кухне у Молли, чтобы иметь крышу над головой. Я дам тебе денег на расходы и на покупку гардероба, выделю щедрое ежемесячное содержание, и тебе больше не придется таскать у английских солдат часы и кошельки!

— Вы очень щедры, — проговорила Кэти с иронией. — А что вы хотите получить в обмен на свои щедроты?

— Странный вопрос для воровки, с десяти лет живущей на улице. Неужели не догадываешься?

К его удивлению, Кэти вспыхнула, как маков цвет.

— Может, я и воровка, сэр, — с обидой сказала она, гордо вскидывая подбородок, — но не уличная девка, хотя, как я вижу, вы и убеждены в обратном! Я отказываюсь от вашего предложения!

— Не надо так спешить, подумай хорошенько, — с улыбкой принялся он увещевать строптивицу. — Это очень выгодное предложение.

— Нет, нет и еще раз нет! — негодующе воскликнула Кэти. — Я только для того и стала воровать, чтобы не пойти на панель!

— Но я вовсе не предлагаю тебе становиться шлюхой.

— Вот как? Любовница в обмен на утехи берет у мужчины дом, красивые платья, драгоценности, а шлюха — деньги. По-моему, это одно и то же. И я не настолько глупа, чтобы меня можно было убедить в обратном.

— Нет, конечно, ты права, — пришлось признать Итану. — Но в нашем случае ты будешь моей любовницей только для вида.

— Что-о-о? — чуть не задохнулась от изумления Кэти. — Вы хотите, чтобы я только притворялась вашей любовницей?

— Вот именно.

— Неужели вы и впрямь рассчитываете кого-нибудь обмануть?

— Рассчитываю, и уверен, что не прогадаю, — ведь ты прекрасная актриса. К тому же ты уже имеешь некоторое представление о своей будущей роли.

Кэти нахмурилась: намек на беспутную жизнь матери ей явно не понравился.

— Но зачем вам понадобился этот фарс? — воскликнула она нетерпеливо. — Я не понимаю, объясните.

— Тебе и не надо ничего понимать, — ответил Итан. — Скажу одно: твои опасения напрасны, я не из тех, кто пользуется положением, чтобы принудить женщину к любовной связи. Поверь, многие женщины охотно подарят мне свою любовь, стоит мне только захотеть.

Однако переубедить Кэти было нелегко.

— Нет, я все-таки ничего не понимаю, — упорствовала она, не сводя с него настороженного взгляда. — Ответьте, зачем вам понадобилось, чтобы я притворялась вашей любовницей?

— Все очень просто — так нужно.

— Да вы просто король по части уклончивых ответов! — рассердилась Кэти.

Несмотря на серьезность ситуации, Итан не мог не улыбнуться меткости ее замечания.

— Положение обязывает, — усмехнулся он, разводя руками.

Но девушка не захотела принимать его шутливый тон.

— Похоже, с вашим предложением не все так ясно, как может показаться на первый взгляд… — задумчиво проговорила она. — Признайтесь, какую роль вы мне хотите отвести на самом деле?

Но она опять не услышала прямого ответа.

Засунув руки в карманы грубых штанов, Итан откинулся на спинку дивана и начал издалека:

— Как-то на днях, не больше недели назад, на Норт-сквер, куда я пришел рано утром по одному важному делу, мне довелось наблюдать одну чертовски интересную сценку с участием молодой карманницы, и эта сценка так меня поразила, что я, наверное, не забуду ее до конца своих дней. — Он бросил на Кэти многозначительный взгляд. — Рассказать, что я увидел?

Она судорожно сглотнула, не сводя с него широко открытых глаз, потом хотела что-то сказать, но слова замерли у нее на губах.

Не давая ей времени собраться с мыслями и перейти к обороне, Итан продолжал:

— Вообрази, передо мной предстало удивительное зрелище, достойное театральных подмостков: юная воровка, молодая и красивая, как ангел, стащила часы у одного почтенного торговца, а потом до такой степени заморочила голову английскому лейтенанту, который пришел ее арестовать, что он не только отпустил ее, но и, завороженный ее прелестями, позволил ей поживиться собственным кошельком! Поверь, более искусной комедиантки мне еще видеть не приходилось, мне даже стало жаль, что все так быстро кончилось. Добившись своей цели, девушка исчезла в толпе, и я не надеялся встретить ее еще раз. Каково же было мое удивление, когда судьба снова нас столкнула! Тут уж я решил не упускать случая и познакомиться с ней поближе. И я узнал, что она не только ловкая воровка, но еще и беглая рабыня! Вдобавок, сегодня ночью я понял, что ей претит даже мысль о возвращении к хозяину, и задумался почему…

— Хватит, вы уже высказались достаточно ясно! — прервала его побледневшая Кэти. — Спрашиваю еще раз: что вам от меня нужно?

— Все очень просто, как я уже сказал. Я хочу использовать тебя, Кэти, — твой хитрый изворотливый ум, самообладание, дерзость и, конечно, редкую способность лгать с самым невинным видом. Видишь ли, отправившись следом за мной сегодня ночью, ты практически не оставила мне выбора, поэтому предлагаю тебе единственно возможный выход из положения: стать моей осведомительницей. Ты ведь собиралась шпионить для губернатора Гейджа, так какая тебе разница? Платить я тебе буду гораздо больше, чем он.

Словно потеряв дар речи, Кэти несколько мгновений совершенно неподвижно сидела в кресле, потом вдруг вскочила на ноги. Испугавшись, что она снова рванется к двери, Итан тоже вскочил и преградил ей путь. Но девушка и не думала бежать — всплеснув руками, она воскликнула прерывающимся от волнения голосом:

— Господи… Что вы такое говорите? Вы это серьезно?

— Я никогда не шучу такими серьезными вещами!

— Нет, не может быть… Это уж слишком! — Заливаясь истерическим смехом, Кэти рухнула обратно в кресло и закрыла лицо руками, захлебываясь от хохота.

Ее истерика нисколько его не удивила, ведь разоблачение заставило девушку изрядно поволноваться, и нервное напряжение, перейдя все границы, должно было найти какой-то выход. Поэтому Итан сел на диван и принялся терпеливо ждать, когда Кэти возьмет себя в руки и сможет продолжить разговор.

Наконец она овладела собой и спросила, подняв на него глаза:

— Итак, я вас правильно поняла? По вашему плану я должна стать вашей осведомительницей, а для прикрытия — притвориться любовницей?

— Верно, милая. Итан Хардинг известен в Бостоне как абсолютно лояльный английской короне тори. Я же предупреждал, чтобы ты не совала нос в мои дела, помнишь? Ты не послушалась, так пеняй на себя! Ты не оставила мне иного выбора: хочешь ты того или нет, но теперь ты принадлежишь к узкому кругу моих самых близких соратников, которые знают о моих истинных политических убеждениях. С другой стороны, мне известно о твоем побеге от Уиллоуби, это твоя тайна, и я рассчитываю с ее помощью заставить тебя молчать о том, что ты узнала обо мне; кроме того, я намерен воспользоваться твоими многочисленными талантами, о которых уже говорил, и нуждой в деньгах.

21
{"b":"11366","o":1}