ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы сильно рискуем, встречаясь среди бела дня, Итан, — не преминул напомнить он.

— Знаю, поэтому не будем тратить время на пустые разговоры.

— Разве ты не мог подождать до пятницы, до нашей еженедельной встречи в «Русалке»? — упрекнул Эндрю, неодобрительно качая головой.

— Боюсь, что нет, — ответил Итан, переводя взгляд на второго мужчину.

Это был Джозеф Брамли, один из курьеров Сэмюэла Адамса. Прежде Итану доводилось видеть Брамли только мельком, он его совсем не знал, но Сэмюэл полностью доверял своим курьерам, и Итану этого было достаточно.

Не удосужившись снять шляпу, он прошел на середину комнаты и уселся за стол. Остальные последовали его примеру.

— Перейдем прямо к делу, джентльмены, ведь чем скорее мы разойдемся, тем лучше, — начал он. — Завтра утром губернатор Гейдж собирается послать двух офицеров в Уорчестер с секретным заданием.

— Что за задание? — спросил Эндрю.

— Разведка местности от Бостона до Уорчестера. Офицерам, капитану Джону Брауну и лейтенанту Генри де Верньеру, предписано переодеться простолюдинами и пешком добраться до Уорчестера, определяя состояние дорог и обращая особое внимание на места возможных засад.

Двое других собеседников молчали, обдумывая услышанное. Наконец Эндрю заговорил:

— Гейдж, разумеется, напыщенный гордец, но не тиран по натуре, как Хатчинсон, и уж, конечно, не глупец. Похоже, он хочет найти самый безопасный и короткий маршрут, чтобы послать в Уорчестер войска.

— Прямиком к нашему складу боеприпасов, — заметил Итан и решительно добавил: — Надо поскорее отправить туда кого-нибудь предупредить об опасности.

— Чтобы до прихода войск они успели перевести склад в другое укромное местечко? — спросил Джозеф.

— Конечно! — воскликнул Итан. — Судя по моим источникам, Гейдж знает, что мы прячем в Уорчестере больше пятнадцати тонн пороха и тринадцать пушек. Нельзя допустить, чтобы наши запасы оказались в его руках, потому что через месяц-другой нам понадобится все оружие и все боеприпасы.

В комнате снова повисла тишина. Его собеседники размышляли, откинувшись на спинки стульев.

— Гм… по-вашему, дело дойдет до войны? — спросил Джозеф через несколько мгновений.

— Да, война неизбежна, и виной тому проклятый Портовый указ, — ответил Итан. По этому указу, принятому восемь месяцев назад, бостонский порт был закрыт — англичане надеялись подчинить себе город, заставив его голодать. К счастью, благодаря щедрости других американских колоний, которые отправляли сюда продовольствие и другие товары по суше через Бостонский перешеек, рынки закрывать не пришлось, и городские жители, несмотря на все усилия англичан, могли покупать себе пропитание. Но цены росли как на дрожжах, особенно сейчас, когда близится к концу долгая, полная лишений зима.

— Англичане фактически ввели в Бостоне военное положение, — продолжил Итан. — Как долго наши сограждане будут его терпеть? Уже сейчас ни один коренной обитатель колонии не может добиться справедливости в Бостонском суде, не может открыто высказывать свои мысли, да ему и думать-то запрещено! Три года назад мы свободно обсуждали политические вопросы, теперь же четырем вигам нельзя собраться за кружкой эля, чтобы их не заподозрили в заговоре. Так больше продолжаться не может! — Итан набрал в грудь воздуха и решительно произнес, пристально глядя на собеседников: — Давайте посмотрим правде в глаза, джентльмены. Мы на пороге войны за полную независимость от Англии!

— Наши друзья согласны с вами, — поддержал его Джозеф. — Честно говоря, мысль о войне меня удручает, но, боюсь, ее и впрямь не избежать.

Итан кивнул, довольный, что другие «сыны свободы» разделяют его мнение. Как бы он хотел встретиться с ними — Сэмюэлом Адамсом, Джоном Хэнкоком[6], Полом Ревиром[7] и другими товарищами по борьбе! Увы, его личина завзятого тори, лояльного к англичанам, делала такую встречу слишком рискованной.

— А что мы решим насчет Уорчестера? — спросил Эндрю. — Два офицера, разумеется, не смогут вывезти наш порох, но они сообщат Гейджу точное расположение склада и укажут путь войскам.

— Именно так, — согласился Итан. — По моим сведениям, губернатор намерен приложить все силы, чтобы захватить наши боеприпасы. Если на этот раз его план сорвется, он будет посылать все новые и новые разведывательные группы, пока не добьется своей цели. Гейдж убежден, что сможет предотвратить войну, если лишит нас боеприпасов.

— Хитрая бестия этот Гейдж, — заключил Джозеф. — Самое страшное, что он совершенно прав. Нехватка боеприпасов и оружия может стоить нам победы, если война все-таки начнется. — Поймав взгляд Итана, он спросил: — А ваши сведения верны? От кого вы их получили?

— Эндрю может подтвердить, что у меня вполне надежные источники информации, — ответил Итан. — И конфиденциальные.

Эти слова, казалось, совершенно развеяли недоверие Джозефа.

— Хорошо, — ответил он, поднимаясь из-за стола. — Я передам ваше сообщение Полу Ревиру. Думаю, он сегодня же вечером съездит в Уорчестер предупредить тамошнюю милицию[8].

— Пусть оставят порох на прежнем месте до тех пор, пока офицеры-разведчики не пройдут. Перепрятать его нужно только после их ухода.

— Правильно, — кивнул Джозеф. — И солдаты, которые явятся за ним через несколько дней, уберутся с пустыми руками.

Эндрю тоже встал.

— А я передам твое сообщение милиции Бостона и Чарльзтауна, Итан, — сказал он, — чтобы они были готовы на случай репрессий. Когда солдаты вернутся ни с чем, Гейдж придет в ярость, и один бог знает, что он может натворить! — Эндрю помедлил и добавил: — И все-таки тебе не следовало приходить сюда в столь ранний час. Если ты вечерами ходишь по тавернам под именем докера Джона Смита — это одно, но появляться в городе среди бела дня слишком рискованно.

— Согласен, но я должен был вас предупредить, — ответил Итан, тоже поднимаясь из-за стола. — Ты ведь знаешь, я чувствую, когда за мной следят, так вот: я уверен, что на этот раз слежки не было.

— А если ты ошибся? Тогда Гейджу станет известно, кто ты на самом деле, тебя арестуют, обвинят в подстрекательстве к бунту и повесят.

— Мы все рискуем жизнью, если уж на то пошло, — возразил Итан. — Но Гейдж еще никого не арестовал! Он справедлив, хотя Сэмюэл и рисует его черной краской в наших газетах.

— У этой проблемы, господа, есть еще одна сторона, — вмешался Джозеф. — Вы рискуете не только жизнью, Итан. Как Хардинг, вы вхожи ко многим из друзей губернатора. Если Гейдж обнаружит, что Итан Хардинг и Джон Смит одно и то же лицо, мы потеряем ценнейший источник информации.

— Губернатор никогда не выдвинет против меня обвинения в подстрекательстве лишь на основании сообщения своего информатора, — ответил Итан. — Как я уже сказал, он справедлив и чтит закон. Прибавьте к этому мое положение в обществе и связи — Гейдж ни за что не решится меня арестовать без неоспоримых улик.

Эндрю обошел вокруг стола и положил руку Итану на плечо.

— Не забывай, улики можно сфабриковать, — сказал он. — Мне страшно при мысли, что ты можешь окончить свои дни на виселице, дружище. Будь начеку!

— Эндрю абсолютно прав, — поддержал его Джозеф. — Осторожность и еще раз осторожность.

— Я всегда начеку, — улыбнулся Итан, но глаза его помрачнели.

2

Если бы строгие дамы-благотворительницы из лондонского приюта для детей-сирот и падших девиц могли предвидеть, что Кэти Армстронг, повзрослев, превратится в искусную воровку с особым талантом к карманным кражам и к тому же бессовестную лгунью, они бы еще усерднее молились о спасении ее души и еще чаще пороли бы эту девочку ивовыми розгами. А если бы вдобавок они узнали, что она никогда не будет раскаиваться в своих преступлениях, то посчитали бы Кэти окончательно потерянной для бога, отослали бы ее прямиком в работный дом и больше бы о ней не вспоминали. Тогда судьба Кэти сложилась бы еще плачевней, но, к счастью, приютские дамы не обладали такой прозорливостью, и теперь их бывшая воспитанница, дожевывая последний из украденных на рынке пирожков, брела по Бостону в поисках самого дешевого пристанища, на которое хватило бы денег из кошелька доверчивого лейтенанта. Мысль о том, что воровать и обманывать грешно, даже не приходила ей в голову.

вернуться

6

Джон Хэнкок — американский политический деятель XVIII века, участник борьбы за независимость английских колоний в Северной Америке

вернуться

7

Пол Ревир (1735-1818) — герой войны за независимость, житель Бостона. В ночь на 18 апреля 1775 г., в канун сражения у Лексингтона и Конкорда, проскакал по поселкам к северу от Бостона, предупреждая колонистов о приближении английских солдат, намеревавшихся захватить военные склады и арестовать американских повстанцев

вернуться

8

Здесь: народное ополчение.

3
{"b":"11366","o":1}