ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пятьдесят фунтов — целое состояние — и вожделенная свобода в придачу! Об этом Кэти не могла и мечтать даже в самых сладких снах. Проблема выбора отпала сама собой.

— Я сделаю все, что прикажете, сэр, если вы добьетесь моего освобождения! — воскликнула она с воодушевлением.

— Учти, задание опасное, может статься, ты даже не успеешь как следует насладиться вновь обретенной свободой, — предупредил Лоуден.

— Мне все равно. Лучше умереть свободной, чем жить в рабстве!

— Очень хорошо, — кивнул он с таким видом, словно и не ожидал другого ответа. — Но запомни: если ты меня предашь, я покараю тебя так, что даже каторжный труд у самого жестокого хозяина покажется тебе райским наслаждением!

Кэти взглянула в его темные безжалостные глаза и поежилась: можно не сомневаться, этот страшный человек выполнит свою угрозу. Но если он обещает ей освобождение от рабства у Уиллоуби, все остальное не имеет никакого значения!

— Ты, надеюсь, слышала о «Сынах свободы?» — перешел к делу виконт.

— О тайном обществе? — уточнила она. — Конечно, слышала.

— Их штаб находится здесь, в Бостоне, и я прибыл из Лондона специально для того, чтобы арестовать главарей и уничтожить эту организацию. Ты должна помочь мне в этом деле.

— Я? — изумилась Кэти. — Вы хотите, чтобы я вывела вас на «Сынов свободы»?

— Именно, — подтвердил Лоуден. — Мне уже известны их имена, но есть одна загвоздка — кто-то на самом верху снабжает их секретной информацией, и я до сих пор не смог выяснить кто. Мы подозреваем, что вождей бунтовщиков информирует некий Джон Смит.

— Кто он такой?

— Мы знаем о нем не так уж много, но нам известно самое главное: тот, кто посылает с ним тайные сведения мятежникам, принадлежит к самым доверенным друзьям губернатора.

— Почему же вы не арестуете этого Джона Смита?

Хотя холодное лицо Лоудена не изменило выражения, в его голосе послышалась с трудом сдерживаемая ярость:

— Потому что досточтимый губернатор Гейдж во всем желает следовать духу и букве английских законов! Он категорически отказывается арестовать этого человека при отсутствии прямых улик! — Губы виконта исказила презрительная улыбка. — Что касается Джона Смита, то губернатор не разрешил даже начать расследование до тех пор, пока не будет весомых доказательств, подкрепляющих наши подозрения. Я в Бостоне всего несколько дней и только приступил к сбору информации о Джоне Смите. Думаю, это вымышленное имя, но настоящего выяснить пока не удалось. Он похож на безработного докера или рыбака, но вот что странно: у него достаточно денег, чтобы целыми вечерами просиживать в пивных вигов, попивая ром.

— Значит, у вас есть свои люди в этих пивных?

По тому, как сощурились темные глаза и сжался тонкий, почти безгубый рот виконта, Кэти поняла, что вызвала его неудовольствие, и от этой мысли по спине девушки пробежал холодок. Каково же было ее удивление, когда Лоуден, несмотря на видимое раздражение, все-таки ответил на ее вопрос:

— Нет, пока что у нас там своих людей нет. Гейдж упустил момент, когда можно было приструнить вольнодумцев, и с самого начала повел дело неверно. Все его попытки внедрить своих соглядатаев в эти бунтарские гнезда бесславно провалились, но я надеюсь добиться успеха. Я послал к пивным своих осведомителей, но, поскольку Джон Смит появляется там только по вечерам, когда на улицах темно, мои люди не могут составить детальное описание его внешности, не приближаясь к нему на достаточно близкое расстояние. Вести за ним слежку очень трудно — он стремителен и изменчив, как ветер, к тому же обладает необъяснимой способностью обнаруживать слежку до того, как моим людям удастся выяснить что-нибудь важное.

— Поэтому-то вам и понадобилась я! — догадалась Кэти. — Значит, вы хотите, чтобы я за ним шпионила?

— Совершенно верно, красавица. Я поручаю тебе выяснить, кто скрывается под именем Джона Смита, от кого он получает секретные сведения и каким образом передает их мятежникам. Еще ты должна найти доказательства его измены, которые я мог бы представить губернатору. О твоем задании не будет знать никто, кроме меня и капитана Уорта, который подчинен непосредственно мне.

Кэти сдвинула брови, обдумывая его слова.

— Смогу ли я справиться с вашим заданием, если его провалили другие шпионы? — засомневалась она.

— Но ты же такая умная, хитрая, ловкая, — пожал плечами Лоуден. — Что-нибудь придумаешь, я уверен. — Он вернулся в свое кресло, взял гусиное перо и, обмакнув его в чернильницу, начал что-то быстро писать на листе бумаге, который лежал перед ним на столе. — Думаю, тебе надо соблазнить Джона Смита и стать его любовницей. Принимая во внимание твою красоту, опыт твоей матери, сделать это будет не трудно! — добавил он, не отрываясь от своего занятия.

С губ Кэти уже было готово сорваться ответное оскорбление, но она стиснула зубы и подавила этот порыв: разве можно рисковать свободой и обещанным состоянием в пятьдесят фунтов ради минутного удовольствия поставить на место зарвавшегося негодяя? Нет, лучше проглотить обиду и промолчать.

— Если мой совет тебе не по душе, — виконт перестал писать и поднял на нее глаза, видимо, почувствовав, что задел ее за живое, — тогда устройся на работу в одну из пивных, где Джон Смит бывает чаще всего, — в «Зеленый дракон», например, «Русалку» или «Салют», и уж там держи глаза и уши открытыми.

Он подул на написанное, чтобы высушить чернила, поднялся и вручил бумагу девушке.

Кэти пробежала ее глазами — там были какие-то имена.

— Список «Сынов свободы»? — догадалась она.

— Только те, кого мы знаем, — уточнил Лоуден. — Запомни имена и сожги список. Твоя главная забота — Джон Смит. Мне очень нужна информация о нем, поэтому сообщай мне все сведения, которые раздобудешь, какими бы малозначительными они тебе ни казались.

— Но Джона Смита в списке нет.

— В отличие от других бунтовщиков, он поступает благоразумно — не бравирует своей принадлежностью к тайному обществу, но я уверен, что он заправляет целой шпионской сетью, агенты которой внедрились даже в администрацию губернатора Гейджа. Эту сеть нужно во что бы то ни стало уничтожить, а Джона Смита — судить за измену Его Величеству и повесить.

Кивнув, Кэти положила список в карман плаща и спросила:

— А как мне держать с вами связь?

— Приходи на рынок Норт-сквер по субботам на рассвете, там тебя будет ждать капитан Уорт. Что бы ты ни решила предпринять, тебе потребуется время, поэтому первую встречу с Уортом назначаю на следующую субботу — у тебя будет почти две недели, чтобы начать действовать.

Кэти посмотрела на него с сомнением.

— С моей стороны глупо идти на риск, встречаясь с вашим человеком, если не удастся добыть важной информации, а за две недели разузнать что-либо интересное трудновато.

— Ты права, но я не собираюсь выпускать тебя из виду, милочка, поэтому ты будешь делать то, что я приказал. Если раздобудешь заслуживающие внимания сведения, Уорт устроит тебе встречу со мной здесь, в таверне «Олень и конь». Давай договоримся об условном знаке на этот случай — например, пусть у тебя на спине висит на тесемках шляпка.

— Откуда у меня шляпка? Вы же сами видите… — с горечью усмехнулась Кэти, проведя рукой по своим отрепьям.

— При твоей ловкости тебе ничего не стоит раздобыть денег на шляпку, я уверен.

— Но это очень рискованно, милорд. Вы же не хотите, чтобы вашу шпионку арестовала полиция?

— Гм… пожалуй, ты права, — неохотно признал виконт.

Порывшись в кармане, он вытащил монету в полкроны и бросил ее девушке. Та ловко поймала монету на лету.

— Если разузнаешь что-нибудь очень важное, не жди субботы, — продолжил Лоуден, — оставь для меня записку у здешней кухарки, миссис Гиббоне. Только смотри, не приведи за собой «хвост».

— Разумеется.

Виконт снова окинул ее оценивающим взглядом, как будто хотел убедиться в правильности своего выбора.

— Я рассчитываю, что ты узнаешь настоящее имя Джона Смита, — сказал он, — и добудешь достаточно весомые доказательства его измены. Если с твоей помощью мне удастся его арестовать, то, как я обещал, ты получишь свободу и деньги. Но если мятежники тебя разоблачат, то вымажут смолой, обваляют в перьях, изобьют и, чего доброго, убьют, а я ничем не смогу тебе помочь. Если же ты попробуешь одурачить меня и бежать, — тут Лоуден угрожающе сузил глаза, — то я тебя найду и арестую за кражу кошелька у лейтенанта Уэстона, как того требует ордер; ты пойдешь под суд и будешь повешена. На этот случай улика — кошелек — останется у меня.

6
{"b":"11366","o":1}