ЛитМир - Электронная Библиотека

– Расскажите мне о других вариантах, которые вы рассмотрели, – предложила она. – чтобы я могла сделать наилучший выбор.

– Конечно. Другой вариант – леди Дин. Баронесса – самая сердечная и энергичная женщина. Она отличается крепким здоровьем и верит в пользу длинных прогулок на свежем воздухе на восходе солнца. Физические упражнения, говорит она, чрезвычайнополезны и благотворны. Она довольно сурова с подопечными, но, по моему мнению, это укрепляет характер.

– Я уверена, что мне не повредит побольше силыхарактера, – сказала Лючия с невинным видом. – Признаюсь, мое прошлое поведение было довольно... несдержанным.

– Леди Дин постарается, чтобы вы не совершали ошибок обществе, на этот счет можете быть спокойны. Она будет пристально следить за вами.

– Не сомневаюсь. И я обожаю гулять на рассвете. – Лючия умолкла, широко раскрыла глаза и прикусила губу в надежде, что выглядит беззащитной и беспомощной представительницей слабого пола.

– Но я не уверена относительно физических упражнений. Ведь это мужчины должны быть сильными.

Она подняла голову и обвела взглядом широкие плечи и грудь, сидящего перед ней мужчины. Ей не хотелось признаватьэтого, но его тело было великолепным.

– Мужчины сильные и властные, – продолжала проникновенным тоном, – мужчины, такие, как вы, Йен, так волнуют женское... сердце.

Он опустил глаза, поерзал на стуле и отвернулся. Лючия улыбнулась, зная, что в данный момент он меньше всего думает о ее сердце. Она тяжело вздохнула и покачала головой, словно пробуждаясь от сладких грез.

– Но я отвлеклась. Простите. Нет ли у вас других предложений?

Он ответил не сразу, словно тоже пробуждаясь oт кого-то забытья.

– Да, есть еще леди Монфорт. Идеальный вариант. Маркиза прекрасно подходит на роль дуэньи, а ее дочь Сара всего лишь на несколько лет старше вас, так что у вас будет подруга. Они живут в центре Мейфэра. Самое фешенебельное место.

И вероятно, можно пешком добраться до дома ее матери. Лючия на мгновение обрадовалась.

– Звучит многообещающе. А что у нее за дочка?

– Леди Сара – самая привлекательная молодая леди всех, кого я знаю, – ответил он с заметным мужским восхищением в неожиданно потеплевшем голосе. – Потрясающая красавица. Золотистые волосы, ярко-синие глаза и изумительный молочно-белый цвет лица. Олицетворение молодой английской женственности. Я бесконечно восхищаюсь ею, как, впрочем, и большинство мужчин.

Лючия подавила желание заткнуть ему рот.

– Она всегда окружена поклонниками, – продолжал сэр Йен. – И через нее много подходящих молодых людей будут иметь возможность познакомиться вами. Возможно, она не самая интересная собеседница, – добавил он со снисходительной улыбкой, – но уверен, с ней найдется о чем поговорить. Молодые леди обсуждают вещи, которые непонятны нам, мужчинам. Мода на рукава и шелковые бантики в волосах и все такое прочее.

Лючия с удивлением подумала, как такой тупой человек смог стать всеми уважаемым дипломатом. Неужели он серьезно думает, что она сможет подружиться с женщиной одновременно красивой и глупой? Они бы презирали друг друга.

– Есть кто-нибудь еще?

– Едва ли... – Он нахмурился и задумался.

Лючия ждала в надежде, что он назовет кого-нибудь, кто бы отдаленно соответствовал ее жажде развлечений и независимости.

– Есть мой брат, – с сомнением произнес он. – Они живут па Портмен-сквер, это в самом центре города. Они близкие друзья герцога и герцогини Тремор. Это ценное знакомство. Но... нет. – Он покачал головой. —Дажене следует думать, что вы можете жить у них. Мой брат ведетсебя возмутительно, а что касается его жены, едва ли из нее получится хорошая дуэнья. В молодости она вызваланастоящий скандал.

– Правда? – Настроение Лючии начинало улучшаться. –А что она сделала? Расскажите.

На лице cэpa Йена появилось выражение крайнегонеодобрения.

– Когда ейбыло семнадцать лет, она сбежала в Европу с каким-то французским художником. Она была знакома с ним всего лишь неделю. Обратите внимание, неделю, а он женился на ней только спустя два года.

Согласно взглядам Лючии, эта женщина вполне ейподходила.

– А что было потом?

– После смерти мужа Грейс вернулась в Англию, ее репутация была погублена. Она стала любовницеймоегобрата. Не стоит и говорить, что это не помогло ей вновьзаслужить уважение общества. Мой брат Дилан в свое время был, мне стыдно в этом признаться, настоящим повесой.

– Дилан? – Лючия изумленно уставилась на него не в состоянии представить, что у этого человека мог быть брат, прославившийся непристойным поведением. – Ваш брат – это Дилан Мур, композитор?

– Да, боюсь, что так. Я уверен, вы понимаете, что пребывание в их доме не улучшит ваше положение.

О, очень даже улучшит. Ей нравились люди недостойного поведения. А Грейс Мур, которая сама совершала скандальные поступки, наверняка будет снисходительной дуэньей. Лючия сможет ходить туда, куда пожелает, делать то, что захочет, и в любое время навещать мать. Она решила, что пора снова его умаслить.

Лючия подалась вперед, глядя на сэра Йена широко раскрытыми наивными глазами.

– Но, сэр Йен, вы же член вашей семьи. У вас с безупречная репутация, и вы пользуетесь таким влиянием в обществе, что ваши брат и его жена должны считаться респектабельными людьми.

– Сейчас это так и есть. – Он с довольным видом погладил галстук. – После того как мне удалось спасти репутацию Грейс.

– Вам? – Она наградила его взглядом, полным восхищения. – Значит, я не первая молодая леди, которую вы должны спасать? Меня это не удивляет, у вас такой талант дипломата.

– Но это была не только моя заслуга, – ответил он, явно пытаясь казаться скромным. – Мне очень помогли герцогиняТремор и ее невестка. И, конечно, Дилан довольно хорошо приспособился к семейной жизни. Но все же…– Он заколебался, окинув ее суровым взглядом серых глаз. – Могу я рассчитывать, что вы проявите всю возможнуюсдержанность во время пребывания в доме моего брата?

Лючия с видом кроткой овечки сложила руки на коленях.

– Я знаю, что совершала ошибки, но уверена, находясь в обществе интересных людей, я была бы намного осмотрительнее.

– Должен признаться, я не убежден, что люди, с которыми вы познакомитесь через брата, окажутся людьми высокой морали.

– Но вы бы никогда не выбрали мне такого мужа, —сладкимголоском заметила она. – И если ваш брат и его жена в дружеских отношениях с герцогом, то это представитмне много удобных случаев познакомиться с людьми благородного происхождения и высокогоположения, и тем самымподдержать мою репутацию. Мне бы очень хотелось пожить с ними. С вашего позволения, конечно.

Сэр Йен сложил руки и погрузился в размышления.

– Полагаю, вам там будет веселее, – неохотно признался он. – И я действительно предложил вам сделать выбор. – После долгого молчания он добавил: – Ладно, пусть будет Портмен-сквер.

Она радостно вздохнула, удовлетворенная.

– Благодарю вас, сэр Йен. Для меня начнется новая жизньи мне придает уверенности то, что я могу положиться на нас, вы всегда дадите мне совет.

Он улыбнулся с видом человека, которого хорошо умаслили.

– Не надо благодарить меня, мисс Валенти. Мне доставляет удовольствие по мере сил руководить вами.

Лючия ответила ему улыбкой, полной благодарности, чувствуя себя как кошка, получившая море сметаны. Вероятно, это было страшным недостатком ее характера, но ей нравилось получать то, чего она хотела.

Глава 4

Йен любил добиваться того, чего хотел. Ничто не вызывает такого приятного возбуждения, как дипломатические переговоры, завершившиеся успехом. Теперь ему предстоял второй раунд, и трудно было предположить, к чему он приведет. Брат мог быть непредсказуем, как пгода весной.

После визита в дом Франчески он заехал на Портмен-сквер, но не застал Дилана. Однако Грейс оказалась дома.

– Йен! – С широкой радостной улыбкой невестка поспешила навстречу вошедшему в гостиную Йену. – Дилан сказал мне, что ты в Лондоне. Мне так жаль, что меня не было, когда ты заходил вчера вечером.

12
{"b":"11367","o":1}