ЛитМир - Электронная Библиотека

Он окинул ее взглядом, но она ничего не могла прочитать на его липе, а затем он вежливо заметил:

– Я нисколько в этом не сомневаюсь.

– Вы – сильный человек, – с мечтательным вздохом сказала она. – Какая жалость, что я не могу выйти замуж за вас.

Непроницаемое выражение на его лице не изменилось.

– Мисс Валенти, брак со мной полностью исключается. У меня нет титула, а всего лишь рыцарское звание. У меня только одно имение, которое, хотя и процветает, не заслуживает упоминания. Ваш отец никогда не даст согласия на такой брак.

«О Господи! – почти в отчаянии подумала она. – Этот человек безнадежен».

– Я знаю. Вы, конечно, правы. – Она положила ладонь на его руку. – Я чувствую себя спокойнее, зная, такой человек, как вы, – мой наставник, на которого я могу положиться.

Он повернул голову, его внимание от доски отвлекла ее ладонь, лежавшая на его руке, и их взгляды встретились. В его глазах она увидела холодную блестящую сталь. С подчеркнутой медлительностью он освободил свою руку.

– Целиком и полностью.

Лючия понимала, что остается только поговорить ним начистоту. Конечно, объяснить все наилучшим образом.

– Сэр Йен, я буду с вами откровенна.

– Это внесло бы приятное разнообразие. – Он сделал ход пешкой.

– Я желаю выбрать мужа сама.

– Это противоречит особым указаниям вашего отца. Выбирать должен я.

– Ладно. Тогда я бы хотела сама выбрать претендентов. Составить список мужчин, с которыми я познакомлюсь. И тогда вы обратитесь к ним с предложением.

– Это было бы неразумно, – сказал он, все еще и не отрываясь от игры. – Вы имеете склонность к кузнецам.

– Вы ведь не выберете мне кузнеца, а Чезаре не позволит мне выйти за него замуж. Раз уж я пробуду некоторое время в вашем английском обществе, то стану знакомиться с молодыми людьми и начну подбирать подходящих. Что плохого в том, что вы позволите мне составить собственный список? Мужчин, которых вы посчитаете подходящими, конечно. Которых бы одобрил мой отец. А также мужчин, привлекательных для меня.

– Как я уже сказал, это неразумно.

Лючия в полном отчаянии громко вздохнула и схватилась за голову, отчего из волос посыпались оставшиеся шпильки. Волосы распустились, ниспадая ей на лицо и плечи.

«Как, – думала она, отводя волосы от лица, – как заставить его понять меня?»

– Сэр Йен, я итальянка, – произнесла она тихим проникновенным тоном. – Я молода, и у меня страстная натура.

Это подействовало. Он поднял голову. Она не мигая смотрела на него и осторожно подбирала слова – слова, разрушавшие все его понятия о приличии.

– Мне нужен сильный, красивый, в расцвете сил мужчина, который сможет любить меня со страстью, равной моей.

Она откинула назад волосы, закипая гневом от необъяснимого отказа этого человека прийти с ней к соглашению.

– Этот мужчина, – сказала она, – никогда не будет нуждаться в куртизанках. Он будет спать только в моей постели. Этого мужчину я стану почитать, как короля, и я буду светом, озаряющим его дни. Этот мужчина даст мне много детей. Он каждое утро будет просыпаться с улыбкой на лице в моих объятиях и будет влюблен в меня всю свою жизнь, пока его не положат в могилу. И невозможно предоставить вам или моему отцу решать, кто будет этим мужчиной.

Сэр Йен молчал. Он только смотрел на нее с лицом, лишенным всякого выражения.

После долгого молчания она сказала:

– Я хочу составить собственный список.

– Нет. – Его лицо было словно высечено из гранита.

– Но...

– Нет. – Он указал на доску. – Ваш ход.

Ей захотелось закричать от отчаяния. Этого человека было невозможно убедить, у него, должно быть, действительно не было сердца. В нем не было огня. Он не понимал, что такое страсть. Будь прокляты эти англичане! Если бы она вышла замуж за такого же холодного, как этот, человека, она бы сошла с ума.

Однако, высказав бы ему все это, она ничего не добилась. В эту минуту не стоило больше настаивать. Будучи оптимисткой, Лючия решила, что лучше отступить и надеяться, что ей еще выпадет удобный случай. Она взглянула на шахматы и попыталась сосредоточиться на игре.

Он взял у нее коня. Лючия знала, что еще раньше загнала его в угол и, после этого он проигрывал. Еще один ход – и он безнадежно попадет в ловушку.

Она протянула руку, но заколебалась и убрала ее. У нее мелькнула мысль, что еще не поздно нарочно проиграть ему. Это могло бы ей помочь. Но позволять ему побеждать в игре никогда не было ее тактикой. Кроме того, его холодные властные манеры доводили ее до неистовства. Она сделала ход. Шах.

Он сразу же подался вперед и ответил на ее ход и мат.

Ее губы раскрылись от изумления. Она проверила все оставшиеся на доске фигуры и убедилась, что и на самом деле он обыграл ее, а она и не заметила, как это случилось.

Лючия мгновенно вспомнила, что происходило в последние часы, и только теперь смогла понять, что скрывалось за его, казалось бы, предсказуемой стратегией и как гениальны были его случайные непродуманные ходы. Он снова приготовил ей ловушку, и она опять попалась в нее. Гениальную западню, вынуждена она была признать Теперь это было совершенно ясно. Почему она не заметила этого раньше?

– Никто не обыгрывал меня в шахматы, – тихо сказала она, все еще не в состоянии поверить этому. – Никто.

– Не надо так хмуриться. Я научился играть в шахматы еще мальчиком, в восемь лет. Я играю в эту игру дольше, чем выживете.

Эти слова не успокоили ее, и он, должно быть, почувствовал это.

– Вы отлично играете, – сказал он, – и с вашим воображением вы можете победить даже более искусных играх, чем я. Но осмелюсь предложить вам совет: не будьте слишком самоуверенны и заранее не считайте победу намеченной.

– Вы отвлекли меня в середине игры, заговорив об этом вашем проклятом списке.

Он улыбнулся, качая головой:

– Отговорки, отговорки.

– Это правда. – Однако была и другая правда, которую она честно признала. – Но все равно я должна винить только себя. Мой ум был занят тем, как найти способ уговорить вас посмотреть на вещи с моей колокольни, и я не думала о шахматах.

– Так и было.

Лючия опустилась на стул в полном унынии. Опершисьлоктем о стол, она положила щеку на ладонь и смотрела, как он расставляет по местам фигуры.

– И ничего не получилось, – добавила она с досадой, ее женская гордость страдала. – Мои чары не подействовали на вас.

Он перестал расставлять фигуры.

– Я бы этого не сказал.

Неожиданное волнение в его голосе удивило ее, и она, взглянув на него, увидела, что он пристально смотрит на нее. В свете лампы его лицо казалось, как и прежде, гладким и непроницаемым, однако что-то изменилось в этих серых глазах. Вместо холодной блестящей стали она увидела нечто, больше похожее на горячее расплавленное серебро, и у нее перехватило дыхание.

– Вы все-таки живой человек, – с изумлением прошептала она.

– Из плоти и крови, как любой мужчина. – Он снова принялся разбирать шахматные фигуры. – И так же чувствителен к чарам прелестной женщины.

При этом признании она воспряла духом. Не теряя времени, она сразу же воспользовалась моментом:

– Так, значит, я могу составить собственный список?

Он даже не колебался:

– Ни в коем случае.

Глава 6

Непреклонна. Эта женщина была несгибаема.Оноткинулся на сиденье кареты и потер усталые глаза, сожалея, что прошлой ночью не спал ни минуты. Нет, он долго лежал в постели, мучаясь от воспоминаний о кокетливых уловках мисс Валенти. Потеряв всякую надежду уснуть, он встал с постели и направился в библиотеку Дилана.

К счастью, у его брата было последнее издание «Книги пэров» Берка. Всю ночь Йен просматривал имена, составляя список потенциальных женихов для мисс Валенти. Он упомянул о списке лишь в напрасной надежде, что обсуждение ее будущего мужа поможет ему не забывать о своем долге.

Этим утром он предварительно узнал у Грейс, кто из мужчин, занесенных в список, в настоящее время находится в городе, и кто, возможно, подыскивает себе жену. Женщины, подобные Лючии Валенти, заставляли королей отрекаться от престола, а полководцев завоевывать своих соседей, но, может быть, кому-нибудь из пэров в его списке вздумается жениться на итальянской копии Елены Троянской. В таком случае он должен убедиться, что по крайней мере некоторые из этих несчастных, беззащитных глупцов будут присутствовать на любительском концерте леди Кеттеринг, который состоится через три дня. Может быть, один из тех, кто познакомится с ней, окажется и сильным, и красивым, и достаточно страстным, чтобы Йен мог сбыть ее с рук. После этого он вернется к обычной жизни.

18
{"b":"11367","o":1}