ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это тоже может быть правдой. – Грейс помолчала, а затем тихо рассмеялась. – По-моему, мы снова вернулись к тому, с чего начали наш разговор.

Лючия с недоумением свела брови.

– Что вы имеете в виду?

– Вы, как предполагается, должны найти мужа, а мужчины, храни их Боже, не интересуются дамскими модами. Я обнаружила, что большинство из них больше привлекает пышная грудь и глубокое декольте.

Лючия рассмеялась.

– Я тоже так думаю.

Сэр Йен, однако, не принадлежал к этому большинству. Хотя он и признался, что не остался совершенно равнодушным к ее чарам, Лючия чувствовала, что этого недостаточно для того, чтобы привлечь его на свою сторону. Ей было ясно, что он намерен выполнить буквально все указания ее отца, и вчера вечером никакие ее старания не заставили его изменить решение. Она должна сделать его своим союзником, но как?

За обедом она внимательно смотрела на него, как генерал, собирающийся начать сражение, изучает карту, собираясь определить, как нанести следующий удар, но только к концу вечера у нее созрел новый план.

В то время как все в доме готовились лечь спать, Лючия отправилась на поиски своей жертвы. Она нашла его в библиотеке, что вполне соответствовало ее целям. Заглянув в открытую дверь, она увидела, как он сидел за столом брата, склонившись над письмом. Если предстояло сражение, сначала надо было узнать своего врага. Вот это она собиралась сделать.

Когда она вошла в комнату, Йен поднял голову и сразу же встал и поклонился ей.

– Я пришла за книгой, – сказала она. – Надеюсь, я не помешала вам?

– Нисколько.

Она направилась в другой угол комнаты к книжным полкам и начала просматривать названия, а он снова сел и продолжил работу.

Лючия выжидала, притворяясь, что увлечена своим занятием, стараясь проявить терпение и надеясь, что он первым начнет разговор. Наконец он заговорил:

– Вы ищете какую-то определенную книгу?

Она взглянула на него и обнаружила, что он по-прежнему пишет свое письмо.

– Да нет, не думаю. Их здесь так много, что трудно выбрать. – Лючия пробежала пальцами по корешкам книг, стоявших ближе к ней. – Я вижу несколько книг по этикету. Это для Изабель?

– Наверное. – Йен отложил перо и посыпал подсушивающим порошком лежавшую перед ним бумагу, затем стряхнул его и протянул руку за сургучом. – Хотя сомневаюсь, что она прочитала хоть одну из них.

– А зачем ей? Книги по этикету скучные.

– От вас и следовало ожидать подобного ответа.

Она улыбнулась.

– Вы неправильно меня поняли, сэр Йен. Я считаю книги по этикету очень полезными.

– В самом деле? – с сомнением в голосе спросил он.

– Они прекрасно подходят для того, чтобы их подложить под дверь, если хочешь держать ее открытой.

Это объяснение вызвало у него улыбку, но если oна рассчитывала привлечь к себе его внимание, то ошиблась. Он взял чистый лист бумаги, обмакнул перо в чернильницу и снова принялся писать.

Лючия прошла дальше вдоль книжных полок, обдумывая, как бы продолжить разговор, но он помог ей:

– Я пишу отчет вашему отцу. Не хотите ли, чтобы и передал ему что-нибудь от вашего имени?

– Что я хочу сама выбрать себе мужа?

– Боюсь, в этом вопросе ваш отец непоколебим, чтобы я ни говорил ему.

– Да, он же покупает мне мужа.

– Я сделаю все возможное, чтобы убедиться, что человек, которого я порекомендую, по крайней мере не охотник за приданым. Но вам надо понять, что когда вы будете приняты в обществе, вы станете жертвой всеобщего любопытства. Возможные претенденты и их родственники потребуют сведений о вашем происхождении. Пойдут и начнут распространяться сплетни. Этого я не могу предотвратить. Зная ваше происхождение, личность вашей матери и случай на карнавале, любой джентльмен, если он не гонится за деньгами, будет иметь основания воздержаться от брака с вами.

– Вы рассказываете этим людям о том, что произошло в Болгери?

– Да. Конечно, я делаю это насколько возможно дипломатично.

– Не проще было бы найти мне мужа, если бы вы им ничего о том не рассказывали?

– Вопрос не в том, что проще. Сведения о том, что произошло в Болгери, уже распространяются по Европе и обязательно дойдут до Англии. Я не хочу, чтобы какой-то серьезный претендент был неприятно поражен, узнав об этом, поэтому я заранее смягчаю удар.

– Понятно. – Она прошла дальше, разглядывая книги. – У вашего брата прекрасная библиотека, – заметила Лючия, уводя разговор о себе в другом направлении.

– Да. Я часто в этом завидовал Дилану.

– Правда? – Она повернулась и посмотрела на него. – Но почему? Не сомневаюсь, что вы могли бы иметь библиотеку не хуже.

– В этом нет смысла, ибо я никогда не смогу наслаждаться книгами. – Он указал на разложенные вокруг него бумаги. – Большую часть времени я провожу мне дома, и нецелесообразно таскать свои книги по всему миру.

– Вы правы. – Она прислонилась к книжному шкафу, стоявшему за ее спиной. – И по этой причине вы никогда не женились?

– Я все время разъезжаю, обычно не задерживаюсь в одном месте дольше нескольких месяцев. Мне бы пришлось оставлять жену и детей дома или возить их с места на место. Это было бы тягостно для них.

Она не спускала с него глаз.

– Вы всегда делаете то, что считаете правильным?

– Стараюсь.

– А я нет, – улыбнулась она.

В ответ она получила насмешливую улыбку.

– Я это заметил, – сказал он и погрузился в работу.

– Никогда не жениться, отказаться иметь детей, все время путешествовать и не жить в своем доме... Должно быть, вы чувствуете себя одиноким.

Перо замерло в его руке, но всего лишь на долю секунды.

– Может быть, – сказал он и продолжил писать.

– Для вас очень важна ваша работа, не так ли?

– Да.

– Почему?

Теперь все его внимание было обращено на нее. Он перестал писать и уперся локтями в стол. Вертя в руках перо, он задумался, прежде чем ей ответить.

– Британия – самая могущественная нация в мире, и положение, которое я занимаю, налагает огромную ответственность. Я делаю все, что могу, для того, чтобы моя страна мудро использовала свою силу.

Лючия подумала немного, но затем покачала головой.

– Может быть, это правда, но не причина.

Она отошла от книжных полок и остановилась возле его стула. Не спуская с него глаз, она села на крышку стола, не обращая внимания на разложенные на ней бумаги.

– В комнате хватает стульев, – заметил он.

Шурша бумагами, она поудобнее устроилась на столе.

– Все, что вы сказали о своей стране и ответственно и, очень благородно, но это не главная причина, по которой вы этим занимаетесь.

Он повернул голову и посмотрел на нее.

– Вы сидите на очень важном торговом договоре с голландцами.

Она отмахнулась от голландцев.

– Нет, вы – дипломат, потому что вам нравится быть человеком, в чьей власти изменить любую ситуацию.

– И это тоже, – согласился он.

– И, – продолжала она, – благодаря тому, что вы прекрасно умеете скрывать свои чувства, власть всегда в ваших руках. Вы всякий раз одерживаете верх. Разве не так?

– Да. Могу предположить, что вам бы это не подошло, потому что вы открыто проявляете ваши чувства, а они меняются каждую минуту.

Лючия не стала спорить с этим утверждением.

– Я капризна, это правда. Я очень эмоциональна и не скрываю своих чувств.

– Но в данной ситуации это лишает вас всякой власти.

– Возможно. – Она искоса взглянула на него, ее губы прогнули. – А возможно, и нет.

Он остался равнодушным. С каким бы наслаждением она вытрясла из этого человека его мужское железное самообладание. От возбуждения кровь забурлила у нее в жилаx, и она не смогла устоять перед искушением попытаться. Она чуть ближе придвинулась к нему.

– Есть разные пути к власти, сэр Йен, – вкрадчиво сказала она. – И не всегда плохо не обладать властью.

Он не шевельнулся.

– Это, очевидно, должно убедить меня передать вам полномочия в вашей ситуации?

20
{"b":"11367","o":1}