ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может быть, подождем Генри. Мне нужно рассказать вам о многом.

— Еще бы! — Жанетта сняла шляпу и отбросила ее на другой конец дивана. — Мы целую вечность не получали от тебя писем, — заметила она, снимая перчатки и приглаживая шиньон темно-каштановых волос. — Между прочим, ты мог бы писать нам и почаще.

— Моя жена опять читает тебе лекции? — в библиотеку вошел Генри.

Александр встал и подошел, чтобы поздороваться с ним. Мужчины обнялись.

— Ты хорошо выглядишь, — сказал Александр Генри. — А ведь мы не виделись почти тысячу лет.

— Да, мы давно не видели друг друга, — согласился Генри, слегка отступая назад, чтобы получше рассмотреть Александра. — А ты выглядишь лучше, чем я ожидал, хотя ты все еще и не обрезал свои волосы. В прошлый раз, когда мы встречались, ты выглядел так, будто не брился целый месяц. У тебя не было ни одной чистой рубашки и…

— А теперь, кто читает мне лекции? — с укором спросил Александр. — Я рад видеть тебя, Генри.

Генри убрал с дивана шляпку жены и сел. Александр вернулся к своему месту и сел тоже. Некоторое время все они молчали, так как никто из них не знал, с чего начать разговор. И, как обычно, первой заговорила Жанетта:

— Ладно, Александр, хватит ходить вокруг, да около. Генри и мне очень приятно, что ты пригласил нас в гости, но, признаюсь, мы сь:ли заинтригованы твоим письмом. — Наклонившись вперед, Жанетта коснулась руки Александра. Сжав его пальцы, она с нежностью заглянула ему в лицо.

— Мы давно не виделись, mon cher[29]. Но мне кажется, мы здесь не только и не столько потому, что ты страстно желал видеть нас n'est-ce pas?

Александр вздохнул и ответил на вопрос Жанетты кивком головы. Освободив руку, он сцепил свои руки на коленях и минуту смотрел на Генри и Жанетту, прежде, чем заговорить:

— Я попросил вас обоих приехать сюда, но мне нужна именно Жанетта.

Александр взглянул на нее и увидел, что глаза Жанетты широко распахнулись от удивления.

— Я? Александр, если ты не скажешь мне, и причем немедленно, что все это значит, я…

— Это касается Тесс, — перебил ее Александр, встретив озадаченные взгляды Жанетты и ее мужа.

— Твоей экономки? — переспросила Жанетта, холодно взглянув на него.

— Да. Видишь ли…

— Дело касается твоей беременной экономки?

Едкие нотки в голосе Жанетты дали понять Александру, что она имела в виду.

— Ребенок — не мой! — сказал он. Жанетта недоверчиво фыркнула.

Он посмотрел на Генри, который улыбался, изумленный.

— Это не мой ребенок! — повторил Александр.

Жанетта и Генри молчали. Александр откинулся на спинку стула и еще раз вздохнул.

— Вижу, мне придется начать с самого начала…

Тесс стояла в конюшне и держала перед мордой Флауэр ведро овса. Она нежно потрепала по шее ослицу и сказала ей:

— Я совсем ничего не понимаю, Флауэр. Кто эти люди?

Опустив Морду в ведро, Флауэр продолжала жевать овес, совсем, кажется, не обращая внимания на вопросы хозяйки.

Тесс покачала головой.

— Ведь это не имеет никакого смысла. Александр не любит, когда его окружают люди. Ведь его раздражала даже я. И все-таки он пригласил их сюда. Интересно, кто эти люди?

Флауэр захрапела и подняла голову, давая понять, что ведро уже опустело. Поставив ведро в сторону, Тесс потрепала напоследок свою любимицу и, обернувшись, уставилась на пару лошадей серой масти, принадлежащих незнакомцам. Это были красивые, дорогие, хорошо подходящие друг к другу, лошади. Экипаж тоже был великолепен. Кем бы они ни были, но в деньгах они явно не нуждались.

Тесс вышла из конюшни и направилась к курятнику. Загнав цыплят в курятник, она хорошенько закрыла дверь от лис и подошла к небольшому загону, где находилась сейчас гусыня.

— Добрый вечер, Матильда, — поздоровалась с ней девушка, положив локти на забор. Птица с важным, напыщенным видом подошла к ней и загоготала в ответ.

— Как сегодня твое крыло? — спросила Тесс, наклоняясь, чтобы взглянуть на шину. Повязка по-прежнему казалась надежной.

Тесс подперла щеку рукой, задумчиво уставилась прямо перед собой. Ей нечего было больше делать здесь и, тем более, уже темнело. Но ей не хотелось возвращаться назад и встречаться с этими незнакомцами и с Александром, который обращался с ней, как со служанкой.

И все же Тесс вынуждена была признать, что она и есть СЛУЖАНКА. Она здесь не хозяйка. Не жена Александра. Нет, она просто экономка. И это угнетало ее больше всего. Потому, что ей хотелось быть большим, гораздо большим.

Войдя в загон, Тесс закрыла гусыню в небольшом сарае, служившим курятником и заперла дверь. Потом девушка повернулась и побрела назад к дому, совсем упав духом, думая о том, что экономка — это все, кем она когда-либо сможет стать.

— Ты хочешь сказать, что пригласил меня принять роды у этой девушки? — Жанетта говорила так медленно, будто отказывалась верить в то, что только что услышала. — Ты хочешь, чтобы я выступила в роли акушерки?

— Но ведь твоя мать была акушеркой во Фреджусе, — напомнил Александр. — И ты много раз помогала ей.

— Да, но это было так давно! — Жанетта покачала головой. — Александр, будет лучше, если старая…

— Нет! — Его ответ был резким. — Я не буду просить ее об этом.

— Это могу сделать я, — предложила Жанетта.

— И увидишь тот же взгляд, которым она сверлила меня на похоронах Анны-Марии. Она скажет тебе то же, что сказала мне в тот день. Нет!

Жанетта заговорила очень тихо.

— Это было три года назад. И ей было тогда очень трудно. Она любила Анну-Марию.

— А я не любил?! — Александр вскочил и принялся расшагивать перед камином. Он провел рукой по волосам и не заметил, как упала его лента. — Нет! Я не буду просить ее. Тогда, на похоронах, она сказала мне правду. Неужели ты не понимаешь? Она была права. — Александр остановился и взглянул на Жанетту, которая смотрела на него понимающим взглядом.

— Мы можем найти акушерку где-нибудь еще, — заметил Генри. — Например, во Фред-жусе.

Но Александр покачал головой.

— Это слишком далеко отсюда. — Он опять повернулся к Жанетте. — В таких случаях рядом с женщиной должна быть другая женщина. Пожалуйста. Сделай это для меня, cherie[30].

Жанетта встала и подошла к Александру. Она взяла его руки в свои и заглянула в глаза.

— Конечно, я сделаю это. Ведь мы — семья. Не так ли?

Его губы слегка дрогнули.

— Да, — согласился он. — Мы — одна семья.

— А теперь, когда мы утрясли это дело, не пора ли нам пообедать? — предложил Генри, вставая. — Жанетта и я так торопились, что перекусили только в Сант-Максиме, а это было много часов назад.

— Отличная идея, — согласилась Жанетта. — Но сначала, мне бы хотелось, чтобы вы внесли чемоданы и я бы их распаковала. — Она бросила на Александра вопросительный взгляд. — Ты говоришь, девушка не знает, почему мы здесь?

— Нет. Я подумал, что лучше это будет сделать тебе. — Александр помолчал и затем добавил: — Но, не вникая в детали, Жанетта.

Она раздраженно воскликнула:

— Ну, конечно, нет! Я просто скажу, что ты решил, будто она нуждается в женском общении и что раньше я была акушеркой. Это подойдет?

— Очень хорошо. — Александр взглянул на Генри. — Ну, что, пойдем за чемоданами?

Генри усмехнулся:

— Если это необходимо. Но ведь для этого и нужны слуги.

Александр поднял руку, чтобы остановить дальнейшие слова Генри.

— От этом даже не думай. Всего одна экономка успела уже причинить мне достаточно беспокойства.

Глава 14

Тесс нерешительно остановилась на пороге со стопкой белья в руках и взглянула на Жанетту. Жанетта смотрела из окна на раскинувшиеся вдали виноградники. Вздохнув, она покачала головой и отошла от окна. Заметив Тесс, она улыбнулась и, сделав знак рукой, пригласила ее в комнату.

вернуться

29

Mon cher — мой дорогой (фр.).

вернуться

30

Cherie — дорогая (фр.).

37
{"b":"11368","o":1}