ЛитМир - Электронная Библиотека

— Еще несколько шагов и ты упрешься в стену, — сообщил Александр своему противнику, совершая еще один выпад в его сторону. — Не хочешь ли ты сдаться сейчас?

— Никогда, — прокричал Генри, отражая удар Александра и делая выпад в сторону его незащищенного бока.

Александр предотвратил его удар, но отступать теперь приходилось ему, потому что наступал Генри. Тесс наблюдала, как два мужчины, два искусных дуэлянта, звеня рапирами, двигались по холму. Звон оружия эхом отдавался в сводах холла. Склонившись над перилами лестницы, Тесс во все глаза смотрела на Александра, восхищаясь его мастерством, скоростью, силой и естественной грацией его движений.

Поединок длился еще несколько минут, до тех пор, пока Александр не сделал неожиданный и стремительный выпад и не коснулся острием рапиры груди Генри.

— Сдаюсь, сдаюсь! — засмеялся Генри, опуская оружие и срывая с лица маску. — Будь прокляты эти левши! У них всегда есть преимущество!

Александр отложил рапиру и тоже снял маску. Отбросив назад волосы, он торжествующе посмотрел на своего противника. — Ты был прав, Генри. Ты определенно нуждаешься в упражнениях.

— Значит ли это, что ты приглашаешь нас приезжать к тебе почаще? — спросила Жанетта с иронией в голосе.

Александр взглянул на женщин, стоящих на лестнице. С невестки взгляд его переместился на Тесс и там задержался.

— Может быть, — согласился он, едва заметно кивнув головой. — Может быть.

Глава 15

В последующие несколько дней Александр и Генри упражнялись в фехтовании, а Тесс и Жанетта продолжали готовить все необходимое для малыша Тесс и узнавали друг друга все лучше и лучше. И хотя они разговаривали о многом, тема Анны-Марии отныне была закрыта для обсуждения. Тесс ничего больше об этом не спрашивала, хотя не могла не размышлять над тем, что Жанетта рассказала ей тогда, в детской.

Тесс думала над словами Жанетты о том, что все в этой истории не так уж просто.

— Интересно, что она имела в виду? — произнесла девушка вслух.

Софи беспокойно дернулась и стукнула головой о плечо Тесс.

— Стой спокойно, — сказала она козе. — Я почти закончила.

Через несколько минут Тесс закончила доить козу. Она вытащила ведро из-под Софи и неуклюже поднялась на ноги. Убрав скамеечку и поставив молоко в тень, она вывела Софи из загона, чтобы отвести ее на пастбище. Закрывая дверцу загона, она увидела, что по тропинке к ней направляется Жанетта.

— Доброе утро, — поздоровалась с ней Тесс. Жанетта взглянула на Софи.

— Значит, Александр все еще держит эту козу. Тесс нежно потрепала козу по голове.

— Это Софи. Я как раз собралась ее отвести на пастбище. Если хотите, пойдемте со мной.

Жанетта шла рядом с Тесс.

— Вы доите козу каждое утро? — спросила Жанетта.

Тесс кивнула. Открыв калитку, она подождала, пока Софи пройдет на пастбище, и закрыла калитку снова.

— Я никогда раньше не доила козу. У нас, в доме приходского священника, где я выросла, держали коров, но их доили слуги, поэтому я и не умела этого делать. Но меня научил Александр.

Жанетта засмеялась.

— И меня это не удивляет. Он всегда терпеть не мог доить эту козу.

Тесс улыбнулась.

— Правда? Я не знала об этом. — Девушка направилась к амбару, и Жанетта последовала за ней. — Я ухаживаю за всеми этими животными. Мне это очень нравится, и, как мне кажется, я имею к ним подход.

Жанетта наблюдала, как Тесс справляется со своими утренними обязанностями. Когда девушка принесла ослице чистой воды, она поведала Жанетте историю приобретения Александром этого животного.

— Ив конце концов он заплатил за нее пятьдесят франков, — закончила Тесс свой рассказ, отставила в сторону пустое ведро и ласково потрепала Флауэр. — Александр не хотел оставлять у себя эту ослицу, но он пожалел бедное животное. — Девушка повернулась к Жанетте.

— Александр — хороший человек.

И прежде чем Жанетта успела ответить, Тесс снова повернулась к Флауэр и, отвязав, вывела ее из конюшни. Жанетта последовала за ней, задумчиво глядя, как девушка ведет ослицу на пастбище.

После того, как Тесс собрала яйца, женщины вернулись домой. Когда они проходили через внутренний дворик, Тесс вдруг остановилась. Склонившись, она подняла что-то с земли, и, когда девушка выпрямилась, Жанетта увидела, что в руках у нее длинная черная шелковая лента.

Тесс улыбнулась, глядя на полоску шелка, и покачала головой.

— Еще одна, — укоризненно произнесла она. Подняв глаза и встретив любопытный взгляд Жанетты, Тесс улыбнулась ей. — Это одна из лент Александра. Он постоянно теряет их. Когда он раздражен, взволнован, взбешен, он всегда проводит рукой по волосам, и ленты его неизменно спадают с волос. Но он никогда не замечает этого.

— У мужчин всегда есть свои причуды, правда? — отозвалась Жанетта. — Генри, к примеру, перед сном начинает раздеваться прямо с порога спальни, и поэтому от порога до кровати за ним тянется хвост из одежды. Когда он был еще юношей, у него никогда не было камердинера. Но и потом, когда мы уже могли позволить себе это, Генри отказался. У нас была, правда, одна сварливая горничная, которая жила с нами много лет, но она всегда отказывалась убирать за ним его вещи. И если я не напоминала ему положить одежду в корзину для грязного белья или повесить ее в шкаф, в один прекрасный момент он оказывался без единой чистой рубашки. Но когда такое случалось, Генри всегда поражался, почему такое могло произойти.

Женщины рассмеялись. А в глазах Тесс мелькнул огонек веселой снисходительности.

— Я нахожу эти ленты повсюду. Но я никогда ничего не говорю Александру. Я просто утюжу их и складываю опять в выдвижной ящик комода, где они и лежат.

Жанетта наблюдала за Тесс, которая с нежностью смотрела на ленту и гладила ее пальчиками, слышала, как девушка сказала мягко:

— Но я ничего не имею против этого.

И внезапно Жанетта все поняла. Тесс любила Александра. Ее выдавало выражение нежности на лице и особый оттенок голоса, всегда, когда бы она ни говорила о нем.

Но Жанетта сомневалась в том, станет ли любовь этой девушки когда-нибудь взаимной. Она знала, что Александр был способен на сильнейшие страсти, но он также был человеком, который сознательно избегал возникновения любой привязанности. Жанетта поднималась за Тесс по лестнице и думала о том, сможет ли Александр полюбить снова.

На следующий день, после обеда, пока Тесс отдыхала, Жанетта решила, что пора, наконец, выполнять свое обещание и помочь девушке шить белье для малыша. Она взяла корзинку с шитьем и вышла во дворик, где под солнечными лучами приступила к работе.

Втачивая крошечный рукав в пройму рубашечки, Жанетта так увлеклась, что не услышала звука шагов. И лишь когда на нее упала чья-то тень, она подняла голову и увидела, что перед ней стоит Александр.

— Bonjour mon cher, поздоровалась с ним Жанетта и пригласила присесть рядом с ней. — Вы уже закончили упражняться с Генри?

Александр кивнул и сел на скамью рядом с Жанеттой. Он молчал, глядя, как она сшивает вместе кусочки ткани.

Александр молчал так долго, что Жанетта оторвалась, наконец, от своей работы и взглянула на него.

— Не хочешь ли ты помочь мне? — улыбнулась она ему.

Александр не улыбнулся ее шутке.

— Мне нужно кое о чем поговорить с тобой, Жаннета.

Голос его был так серьезен, что Жанетта отложила в сторону свое шитье и внимательно посмотрела на него.

— В чем дело?

— Я попросил тебя приехать сюда, чтобы принять роды у Тесс. И я очень признателен тебе за то, что ты приехала, cherie. Но я должен попросить тебя еще об одном одолжении.

— Конечно. О чем может быть разговор!

Протянув руку, Александр коснулся края корзинки с шитьем.

— Я хочу попросить тебя найти мне слуг.

— Что? — Жанетта в изумлении уставилась на него.

— Oui, — заглянув в корзинку, Александр вытащил оттуда кусочек мягкой белой фланели и задумчиво нахмурился. — Тесс работает слишком много, и мне это не нравится.

41
{"b":"11368","o":1}