ЛитМир - Электронная Библиотека

— Красивая, — прошептала Тесс. — О, Александр, правда она красивая?

Глядя на счастливое, раскрасневшееся лицо девушки, Александр был рад, что черты ее больше не искажаются от боли. Он никогда не был свидетелем подобного, и был охвачен глубоким чувством облегчения. Он радовался, что все было позади, что с Тесс было все в порядке, и что ребенок тоже был жив и здоров. И, накрыв своей рукой руку ребенка и Тесс, Александр ответил:

— Да, она красивая. Как ее мама.

Глава 18

Это была красивая малышка. Тесс не обращала внимания на то, что кожа ее дочки была покрыта какими-то пятнами, что у нее совсем не было волос, и что голова ее была весьма необычной формы. Для Тесс ее девочка была самой красивой в мире.

Она подоткнула одеяльце вокруг плечика спящей малютки и откинувшись на подушки стала убаюкивать ее в своих руках. Тесс беспокоило то, что она не могла кормить дочку грудью. Несколько раз уже после родов, она пыталась это сделать, но ее молока было явно недостаточно. Девочка от недостатка нужного ей количества молока становилась капризной, плакала и почти совсем не спала. И Тесс практически не имела возможности, как следует отдохнуть. Она неохотно согласилась с предложением Жанетты предоставить вскармливание малышки Леони. Кроме того, Жанетта переместила детскую на верхний этаж, чтобы предоставить Тесс тишину и покой, в которых она так нуждалась.

Но сейчас, когда со дня родов прошло уже туи дня, Тесс была уже сыта по горло и тишиной, и покоем. Она хотела было уже встать с постели, но Жанетта настояла на том, что ей следует еще день, два провести в постели. И умирающая от скуки Тесс решила, что безделье более утомительно, чем тяжелая физическая работа.

В дверь тихо постучали.

— Войдите, — отозвалась Тесс. Дверь широко распахнулась, и она увидела на пороге Александра, который своей широкоплечей фигурой закрывал почти весь дверной проем. Он улыбнулся Тесс, и она, смутившись, поправила рукой волосы.

— Доброе утро, — сказала она.

От Александра не укрылось такое чисто женское движение руки Тесс, но он хотел сказать ей, что это было вовсе не обязательно. Ее удивительные волосы так были красивы, отсвечивая медным блеском в свете утреннего солнца.

— Bonjour. Я зашел спросить, как вы сегодня себя чувствуете, — с улыбкой сказал Александр.

— Мне скучно. — Ответ ее был быстрым и уверенным.

Взгляд Александра переместился на ребенка, которого держала в руках Тесс, и он стал переминаться с ноги на ногу, чувствуя себя вдруг очень неуютно. Это он настоял на том, чтобы детскую перенесли наверх, чтобы дать Тесс возможность спокойно отдыхать. Он велел Жанетте убедить Тесс оставаться пока в постели. Он прождал три дня, прежде чем решился прийти повидать ее. И теперь, когда Александр, наконец, стоял здесь, он мог лишь только с тоской смотреть на Тесс. А ведь ему хотелось подойти поближе, взглянуть на девочку, хотелось сказать Тесс, что будет только рад, если они снова станут друзьями. Но он не мог сказать этих слов.

Почувствовав нерешительность Александра, Тесс сделала ему знак рукой.

— Подойдите взглянуть на нее. Она, конечно же спит. Маленькие дети только и делают, что спят.

Александр медленно подошел к кровати, пораженный тем, что сердце его так сильно колотится. Он присел на краешек постели, и с умилением взглянул на крошечное, круглое личико малышки, уютно устроившейся у груди своей мамы. У Александра перехватило дыхание. Девочка была такой маленькой. Странно, но три дня назад, когда он впервые увидел ее, он даже не обратил внимания на то, какая это кроха. Александр протянул было руку, чтобы дотронуться до малышки, но боясь, разбудить ее, тут же отдернул руку назад.

Он поднял глаза на Тесс, которая с нежностью, с улыбкой на губах, наблюдала за ним. Александр так же улыбнулся ей.

— Она действительно настоящая, — покачав головой заметил Александр и поднялся на ноги. — Когда я увидел, как она родилась, она, почему-то, совсем не казалась мне настоящей. Она была… — Он помолчал, стараясь подобрать нужные слова. — Она была частью вас.

Тесс похлопала по кровати.

— Посидите и поговорите со мной. Если я пролежу здесь без дела еще немного, я точно сойду с ума.

— Вам нужно отдыхать.

— Я чувствую себя прекрасно, — уверила его Тесс. — В самом деле. Я не нуждаюсь в отдыхе. Я нуждаюсь в общении.

Александр снова присел на краешек постели. — Вы придумали уже имя для девочки?

Тесс кивнула и ласково посмотрела на спящую дочку.

— Я назову ее Беатриса.

— Беатриса? Ба! — Это восклицание ясно дало понять, как имя Александру не понравилось. — Какое ужасное имя!

Тесс подняла голову и посмотрела на Александра, упрямо сжала подбородок.

— Ее будут звать Беатриса Элизабет, в честь моей матери.

Александр ничего не имел против того, что мать Тесс звали Беатриса, но само это имя вызывало у него отвращение. Оно было таким АНГЛИЙСКИМ. Он сказал:

— Это некрасивое имя, совсем некрасивое. Она красивая девочка и должна иметь красивое имя.

— А мне нравится это имя, — робко возразила Тесс.

— А мне нет. — Александр воздел руки к небесам.

— Sacre tonnerre[38]! Таким именем она распугает всех ангелов в раю.

Тесс сердито вздохнула.

— В таком случае, что можете предложить вы?

Александр взглянул на малышку, которая все еще спала, несмотря на их громкий разговор.

— Маделина, — предложил он. Тесс покачала головой.

— Нет, тогда все будут называть ее Мэдди. — Она задумчиво сдвинула брови. — Может быть, Виктория?

Александр недоуменно пожал плечами. Он не мог вообразить, что дочку можно назвать таким именем.

— А если, Вивьен? — снова предложил он. Тесс сморщила носик.

— Слишком уж вычурное!

— Рената?

Услышав это имя на лице Тесс появилась гримаса отвращения.

— Может быть, Элеонора? — предложила она.

Поразмыслив мгновение над этим именем, Александр покачал головой.

— Нет, это имя совсем ей не подходит.

Они замолчали, перебирая в памяти знакомые имена. Александр встал и, подойдя к окну, залюбовался мерцающей синевой неба. У девочки должно быть имя, вмещающее в себя сияние солнца, поэзию и красоту.

Он нарисует ее. Вон на том утесе, нависающем над морем, с развевающимися от ветра волосами. Они с Тесс будут водить девочку на пикники на Луг Эльфов. Он будет учить ее рисовать, а Тесс научит ее шить. А по вечерам, они с Тесс будут говорить о дочке, иногда с гордостью, иногда с беспокойством, но всегда с любовью.

Александр думал о днях, которые последуют потом. Девочка со временем превратится в женщину, такую же красивую, как и ее мать. Интересно, а будут ли у нее столь же выразительные глаза и нежная улыбка, как у Тесс, передастся ли дочке восхитительный, медный оттенок волос матери? Александр представил, как через несколько лет, они с Тесс будут идти, взявшись за руки по каменистому берегу моря. Тесс остановится, опустится на колени возле дочки и, обняв ее, будет показывать малышке, как летают птицы над головой, как ползают крабы по берегу моря, и как далеко в море качаются на волнах рыбацкие лодки.

Александр думал, о том, что подходя к дому, всегда будет видеть приветливый огонек в окне. Дочка будет спать, а Тесс будет, как всегда, ждать его возвращения.

Александр так мечтал о будущем, как мечтает умирающий от голода человек о еде. Он испытывал подобный голод. Он хотел этого, он хотел видеть свою жизнь такой. Александр хотел, чтобы Тесс была рядом, чтобы они вместе растили дочку. Хотел просыпаться каждое утро, и видеть счастье в глазах Тесс. Хотел слышать ее веселое мурлыканье. Хотел видеть полевые цветы в холле, поставленные ее рукой и, найденных ею, потерявшихся животных. Александр хотел Тесс. Он любил ее.

Взволнованный картинами будущего, которым вряд ли суждено было сбыться, Александр вернулся с небес на землю. Это только иллюзии. Он закрыл глаза и тяжело вздохнул. Самые настоящие иллюзии. Он снова открыл глаза и, отвернувшись от окна, направился к выходу не в силах посмотреть ни на Тесс, ни на девочку.

вернуться

38

Sacre tonnerre — черт подери (фр.).

48
{"b":"11368","o":1}