ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но каким образом? — недоумевал Генри.

— Как ты думаешь, еще можно договориться о тех выставках, которые мы обсуждали с тобой несколько недель назад?

Изумленный, Генри уставился на него.

— Нет, сегодня определенно день сюрпризов, — пробормотал он.

. — Так можешь ты это устроить? — повторил свой вопрос Александр.

— Конечно. Я ведь все время получаю приглашения для тебя.

— Хорошо. Когда вернешься в Марсель, начинай подготавливать все необходимое. Ну, а теперь можно взглянуть и на винодельню.

— С удовольствием.

Когда они шли по тропинке вдоль виноградников, в голову Генри пришла мысль спросить Александра о том, что привело его к такому решению.

И Александр прочитал своему младшему брату лекцию, что человек должен за кого-то отвечать в этой жизни.

На следующий день Генри и Жанетта, как и собирались, уехали в Марсель. Тесс была тверда в своем решении и осталась. По просьбе Александра ни Генри, ни Жанетта не рассказали Тесс о планах относительно винодельни. Он хотел ей рассказать все сам.

Шли дни, и Тесс стала замечать, что Александр проводит большую часть времени, или рисуя в мастерской, или совершая длительные прогулки. В этом не было ничего необычного, но она чувствовала, что определенно что-то изменилось. Конечно же, Александр поступал так не для того, чтобы избегать ее. Но Тесс не могла не думать о причинах его столь длительного отсутствия.

Были заметны изменения и в поведении Александра. Он велел Полю починить заборы, поменять разбитую плитку во дворе и вычистить уборные, которыми давно уже никто не пользовался. А однажды Тесс застала мужчин за ремонтом стен вокруг дворика. Они замазывали их раствором извести. Раньше Александр никогда не проявлял такого интереса к внешнему виду дома, и поэтому его внезапная озабоченность такими делами, казалась, по меньшей мере, странной.

Однажды утром, в начале декабря, после многочисленных дождливых дней, вновь установилась погода, и Тесс решила выйти погулять с Сюзанной. Но Леони сообщила ей, что Сюзанну забрал Александр. Он недавно вышел из дома и взял девочку с собой. Когда же Тесс спросила, куда они собирались пойти, ответ Леони ошеломил ее. Александр сказал, что идет в винодельню.

Тесс не могла в это поверить. Она знала Александра достаточно хорошо, чтобы совершенно быть уверенной, что он и близко не подойдет к винодельне. Когда бы ни заходил разговор на эту тему, он тут же замолкал, отказываясь говорить об этом. Что же было у него на уме?

Растерянная и сгорающая от любопытства, Тесс подошла к винодельне. Она увидела, что одна из дверей открыта и, приблизившись к ней, услышала голос Александра.

— Вот, mon enfant, это пресс для изготовления вина. Мы используем его, чтобы выжать сок из винограда. А когда еще мой отец был маленьким, деревенские жители снимали свою обувь и давили виноград ногами. Но сейчас мы этого не делаем.

Александр стоял у большого механизма. Он стоял спиной к Тесс, но она видела, что в руках он держит Сюзанну и объясняет ей все преимущества пресса.

Тесс стояла на пороге и наблюдала за ними, с трудом сдерживая смех.

Александр продолжал:

— Мне придется купить новый пресс. Этот уже слишком старый. И с помощью нового пресса мы с Генри будем делать лучшее вино на побережье.

— Он снова собирается делать вино? — Тесс была ошеломлена непредсказуемым ходом событий. Но следующие слова Александра поразили ее еще больше.

— Очень важно, чтобы наше вино было лучшим и чтобы наша винодельня заслужила отличную репутацию. Я должен быть уверен, что обеспечу тебе и твоей маме надежное будущее.

Тесс прижала к губам дрожащую руку. Так вот почему он снова решил заняться этим, вот почему он стал теперь так беспокоиться о доме. Он хочет заботиться о Сюзанне. Хочет заботиться и о ней.

На Тесс нахлынул водопад чувств. Радость, облегчение, любовь. Конечно же, любовь. Она жадно смотрела на Александра. Она любила его так сильно, что не могла удержаться и вскрикнула от радости.

Александр повернулся на этот звук и посмотрел ей в глаза с той же страстью, что испытывала и Тесс. Он подошел к ней и передал ей Сюзанну. Потом наклонился и заключил лицо Тесс в свои ладони.

— Так вы и в самом деле хотите заботиться о нас? — спросила она хриплым от волнения шепотом.

— Да. Не знаю, насколько мне это удастся, но я буду стараться изо всех сил.

— Мы с Сюзанной тоже обещаем изо всех сил заботиться о вас.

Александр улыбнулся.

— Вы считаете, я нуждаюсь в заботе.

— Обязательно.

Александр наклонился и коснулся губами левой щеки Тесс.

— Я буду есть пирожки с ежевикой?

— Каждое лето, — пообещала Тесс. Александр поцеловал ее в правую щеку.

— И вы не будете убирать мои кисточки, не сказав куда?

— Я буду относить их в мастерскую.

Он поцеловал ее в губы. И спросил:

— И вы будете заботиться о том, чтобы у меня всегда было множество лент?

Тесс засмеялась.

— Да, да, да! Обещаю!

— Хорошо. — Александр выпрямился, и взгляд его скользнул вдоль ее тела и обратно. — Сегодня Поль отвезет вас в деревню. Я хочу, чтобы вы кое-что купили.

— Что? — Тесс замерла. Ее радость слегка омрачилась предстоящей поездкой в деревню. — Зачем? — переспросила она.

Александр коснулся складки муслинового платья цвета лаванды, которое было на ней.

— Я хочу, чтобы вы купили ткань. Для ваших собственных платьев.

Тесс взглянула на платье Анны-Марии. Для Александра было важно, чтобы она не носила больше платья его умершей жены. Он хотел, чтобы у нее появились свои платья.

Тесс была в нерешительности. Ей не хотелось появляться в деревне, но если они с Александром собираются строить свое будущее вместе, она не может больше прятаться в замке. Если британские власти действительно хотели бы найти ее, они обязательно разыскали бы ее до сих пор. Может быть, они больше не ищут ее. А может быть, так и не начинали искать. И Тесс кивнула, соглашаясь:

— Хорошо, я съезжу в деревню.

Приподнявшись на цыпочки, она быстро поцеловала Александра в губы. Потом взяла Сюзанну и отправилась назад, к дому, надеясь, что все, что она делает, правильно.

Глава 20

— Это прекрасный шелк, мадемуазель. Из него выйдет великолепное вечернее платье. — Клодетта Жиро разворачивала рулон лазурно-голубого шелка перед покупательницей.

Тесс пощупала ткань, отмечая ее необыкновенную тонкость и прозрачность и покачала головой.

— Материал, конечно, красивый, но, к сожалению, мне не нужен шелк. Я бы хотела купить отрез хорошего, добротного ситца.

— А! — Клодетта убрала шелк и, повернувшись к полкам позади нее, вытащила несколько рулонов набивного ситца и разложила их на деревянном прилавке.

Тесс знала, что у лавки, в экипаже, ее ожидает Поль, и все же она долго выбирала ткани, которые понравились бы Александру больше всего. Она со страхом вошла в эту лавку, не зная, что может ожидать ее здесь. Но хозяйка лавки вела себя естественно и дружелюбно, и вскоре Тесс стала чувствовать себя непринужденно.

Не желая показаться слишком расточительной, она выбрала ткани для трех платьев, несколько нижних юбок и сорочек, мягкую шерсть для длинной мантии и подходящие по цвету пуговицы и отделку. Еще она купила два мотка шнуровки, половину дюжины пар чулок, несколько пар перчаток и две соломенные шляпки.

Расплачиваясь за покупки деньгами, которые ей дал Александр, Тесс отвечала на вопросы хозяйки лавки тактично, но неопределенно. На вопрос, не желает ли она, чтобы покупки доставили по указанному ею адресу, Тесс ответила:

— Нет, спасибо. У лавки меня ждет экипаж. А на вопрос, не понадобится ли ей портниха, она ответила, что у нее есть своя портниха.

Сейчас уже Тесс была уверена, что вопросы этой женщины были вызваны просто любопытством и ничем больше. В конце концов, она ведь была незнакомкой в этой маленькой деревне. Тесс вышла из лавки и, попросив Поля уложить покупки в экипаж, отправилась в обувной магазин, располагавшийся совсем рядом.

54
{"b":"11368","o":1}