ЛитМир - Электронная Библиотека

— Знаю, ты мне не веришь, но я люблю свою дочь.

Александр подошел к ней. Склонившись над Тесс, он уперся руками в стул, на котором она сидела.

— Тогда это очень странная любовь.

Тесс побледнела от этих жестоких слов Александра и отшатнулась от него, опершись о спинку стула.

— Александр, прости. Я знаю, что причинила тебе боль, но…

— Кто настоящий отец Сюзанны? — перебил ее Александр.

Он сказал это таким спокойным и ровным голосом, что Тесс даже не сразу вникла в смысл сказанного. Когда же, наконец, она поняла, что имел в виду Александр, это настолько ее ошеломило, что она только молча уставилась на него. Когда же к ней вернулся дар речи, она смогла выговорить всего одно слово.

— Ч… что? — запинаясь, спросила Тесс.

— Мне кажется, ты слышала мой вопрос, — нетерпеливо заметил Александр.

— Я… — задыхаясь, начала Тесс. — Я слышала. Но не понимаю — какой ответ ты ожидаешь услышать.

— Я хотел бы услышать правду.

— Конечно, Александр, — ответила она, озадаченная. — Как ты мог спросить у меня такое?

— Мне просто было интересно, зачем женщине, которая вышла замуж и собирается родить ребенка, убегать от мужа. И я размышлял о том, что заставило эту женщину пересечь почти всю Францию для того, чтобы скрыться от мужа. И мне кажется, за всем этим кроется лишь одна причина.

— Ты думаешь, что у меня был любовник? — тихо спросила Тесс. — Ты думаешь, что я сбежала от мужа потому, что забеременела от другого и боялась, что Найджел все узнает? — Ее стала бить дрожь, все тело ее сотрясал беззвучный истерический смех. Да, все это выглядело слишком абсурдно.

— В последние месяцы меня часто мучили мысли — что ты подумал обо мне, — с трудом выдавила из себя эти слова Тесс.

— Теперь я это знаю, правда? Странно, но я ничуть не осуждаю тебя за эти мысли.

— Тогда почему ты оставила Сюзанну, если ее отец — Найджел? — спросил Александр.

— Найджел не… — Тесс помолчала и тяжело вздохнула. — Найджел не захотел бы иметь дочь. Он бы не относился к ней с любовью.

— Это, — сухо сказал Александр, — совсем не удивляет меня.

Он опустился на корточки перед Тесс.

— Так, значит, у тебя не было любовника? — Голос его был резким, в нем чувствовалось огромное напряжение, и Тесс еще раз прокляла себя за то, что причинила Александру столько боли.

— Нет, был, — призналась Тесс, отворачивая лицо от Александра. — Однажды у меня был любовник. Н… но он был француз. И у него… — Тесс судорожно перевела дыхание, стараясь подавить слезы, готовые вот-вот брызнуть. — У него были самые черные глаза из всех, что мне доводилось когда-либо видеть. И с… самые роскошные волосы. Он был так добр ко мне, а я предала его. Я…

Руки Александра обхватили Тесс, и она упала в его объятия. Тесс обняла его за шею и уткнулась в грудь.

— Александр, прости меня. Я думала, что поступаю правильно. Я думала…

— Успокойся — прошептал он, прижавшись губами к виску Тесс и еще крепче обнимая ее.

— Не говори больше ничего.

Ей так спокойно было в объятиях Александра. Но Тесс понимала, что если Найджел узнает правду, спокойствию этому придет конец. Тесс оттолкнула Александра и поднялась.

— Мне нужно идти. — Она с трудом произнесла эти слова и направилась к выходу.

Тесс вышла из оранжереи, не сказав больше ни слова, и Александр даже не попытался остановить ее. Когда дверь за ней закрылась, Александр тяжело вздохнул и провел рукой по волосам. Он понимал, что рано или поздно им придется расстаться, но надеялся, что когда придет время, у него хватит на это сил.

День Александр провел с Найджелом, осматривая поместье. Александру страстно хотелось, чтобы этот его спутник куда-нибудь исчез и дал бы ему возможность действительно получить удовольствие от этой прогулки. Когда же они осмотрели все, оставалось еще достаточно времени, и Александр решил провести остаток дня с Сюзанной.

Он попросил жену хозяина гостиницы приготовить ему провизию для пикника, и, когда она вручила ему готовую корзинку, Александр положил туда еще свой альбом и карандаши. Взяв в одну руку Сюзанну, а в другую — корзинку, он направился уже было к двери, ведущей через кухню на улицу, когда его остановил женский голос.

— Сэр?

Александр повернулся и вопросительно посмотрел на жену хозяина.

— Да, мадам?

— Если вы отправляетесь с этой крошкой на пикник, вам следует захватить для нее одеяльце.

— Merci. — Александр протянул руку, в которой держал корзинку и женщина положила туда мягкое фланелевое одеяльце. — Я непременно верну его вам сегодня.

Александр вышел из гостиницы и направился к очаровательному местечку, которое заприметил еще раньше. Поставив корзинку, он одной рукой развернул одеяльце и расстелил его на траве. Затем положил Сюзанну на одеяльце и присел рядом с ней. Сюзанна немедленно перевернулась на живот и собралась было ползти. Но она запуталась в своих длинных юбках и не могла ползти слишком быстро. Засмеявшись, Александр схватил малышку, чтобы она не уползла слишком далеко, поднял ее и повернул к себе.

Когда он принялся подбрасывать Сюзанну вверх и потом ловить, она завизжала от восторга. Потянувшись ручонкой, девочка схватила прядь волос Александра, зажала ее в своем пухлом кулачке и потащила в рот.

— Ай! — закричал он, освобождая свои волосы от цепких ручек Сюзанны. — Ты голодна, mon enfant, — Александр укоризненно покачал головой и склонился над девочкой. — Но волосы ведь совсем невкусные. Правда, они совсем невкусные.

Придерживая Сюзанну одной рукой, он потянулся к корзинке и вытащил из нее булку хлеба, которую положила им жена хозяина гостиницы. Александр обломал твердую корку, и старательно орудуя все той же одной рукой, отщипнул мягкий белый мякиш. Он протянул его Сюзанне, которая стремительно выхватила хлеб из руки Александра и запихала себе в рот.

— Ну, не будь такой жадиной, — пожурил ее Александр. — Настоящая леди никогда не станет есть таким вот образом.

Но Сюзанна, которую явно не мучили угрызения совести, только проворковала что-то ему с полным ртом хлеба.

— Что? — спросил Александр, точно намереваясь узнать, что она сказала. — Ты еще слишком маленькая, чтобы вести себя как леди. А ведь ты права! — Александр отодвинулся от малышки, принялся корчить ей рожицы и смотреть, как она смеется. Он старался не видеть в Сюзанне ее мать, но глаза девочки были глубоко зеленого цвета, а цвет волос все больше приближался к золотисто-каштановому.

Александр поставил малышку на ноги, продолжая поддерживать ее.

— Я видел, как вчера ты стояла самостоятельно, petite. Почему бы тебе не попробовать сделать несколько шагов?

Он поддерживал Сюзанну до тех пор, пока не почувствовал, что больше ей не нужна его помощь, и тогда медленно убрал руки. Девочка слегка покачивалась, но все же стояла на ножках. Александр отступил назад, внимательно поглядывая на Сюзанну и протянул руки, на случай, если она упадет. И стал ласково уговаривать малышку подойти к нему:

— Здесь всего два или три шага, Сюзанна. Ты ведь знаешь, как это делать. Сначала шагнешь одной ножкой, затем другой.

Он смотрел, как неуклюже выставила вперед Сюзанна одну ножку и сделала свой первый шаг. Потом шагнула другой ножкой. Но земля, покрытая травой была неровная, и, делая свой третий шаг, девочка споткнулась и упала вперед, навстречу подхватившим ее рукам Александра.

— Молодец! — похвалил ее он. — Это было просто великолепно.

Александр прижал Сюзанну к груди, похлопывая ее легонечко по попке, но вдруг его насторожил неожиданно раздавшийся звук. Медленно он повернул голову туда, откуда раздался этот звук.

На краю полянки, всего в каких-нибудь двадцати ярдах[46] от них, стояла Тесс. Она закрыла рот ладонью, но этот звук ее рыданий все же услышал Александр. Прежде, чем он успел что-то сказать или как-то отреагировать на ее присутствие, она смахнула рукой слезы, заливавшие ее лицо, развернулась и бросилась бежать в спасительное убежище леса.

вернуться

46

Двадцать ярдов = 18 метров.

78
{"b":"11368","o":1}