ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бертран и Лола
Последний крик банши
Дочь того самого Джойса
Исповедь узницы подземелья
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Альянс
Аутентичность: Как быть собой
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
И все мы будем счастливы
A
A

– С вами говорит инвалид ВОВ Ладыженский Игорь Борисович, – старательно прошамкал я в трубку. – Слышите меня? Ладыженский, ударение на букву «е».

– Чего-нибудь потеряли, дедуля? – участливо отозвался юноша из службы диггеров. – Говорите адрес.

– Я вам не дедуля, молодой человек, – все тем же шамкающим голосом сердито поправил я парня. Проходящая мимо моей скамеечки почтенная пожилая дама изумленно взглянула на грязного канализатора, кривляющегося перед трубкой нового сотового телефона. Свободной от трубки рукой я сделал даме «козу», и дама быстренько убралась от греха подальше. Представляю, что теперь эта мадам порасскажет своим подружкам! Чует мое сердце, что публике будет явлен рассказ о сексуальном маньяке с сотовым телефоном, чуть не покусившемся на честь этой пожилой мадам прямо в сквере близ метро «Ясенево». «И куда только милиция смотрит?» – скажет одна подруга мадам-рассказчицы с плохо скрытой завистью в голосе. А другая подружка мрачно поддакнет: «В наше время такого не было…» И если найдется третья подружка, то ей ничего не останется, как сказать:

«Расстреливать их надо, как при товарище Сталине!» И все трое перейдут на обсуждение очередной серии телефильма про греко-мексиканскую красавицу…

– Алло, алло! – вклинился в мои фантазии встревоженный голос юноши-диггера. Он, видимо, вообразил, что старичку стало плохо. – Игорь Борисович!

– Слышу, – сварливо прошамкал я. – Чай, не глухой. Я живу на улице Рогова, в районе Ясенева. И хочу сделать вам внушение…

– Что случилось? – растерялся бедный юноша.

– Ваши товарищи у меня под окнами с утра крышками люков гремят. И вдобавок сквернословят, дерутся и лезут под землю в нетрезвом состоянии, – пожаловался я. – И автомат у одного из них. Или пистолет. Кто это вам разрешил под землю с пистолетом?

– Улица Рогова, вы говорите? – сейчас же насторожился диггер у телефона. Больше всего ребята из службы «Д» не любили всяких проходимцев-конкурентов, которые без лицензии сновали по подземным коммуникациям, бросая тень на доброе имя диггеров «в законе». Таких парни из «Д» беспощадно метелили.

– Рогова, Рогова, – повторил я. – Ты что, милок, сам глухой?

– Мы разберемся, не волнуйтесь, – озабоченно проговорил юноша.

Я чуть не фыркнул в трубку, но вовремя успел замаскировать фырк стариковским кашлем.

– Разберитесь, – нравоучительным тоном произнес я и отключился. Теперь уж судьба троицы из «Икаруса» в надежных руках. В ежовых рукавицах. Глушители, которые эти деятели навертели на свои «узи», подтверждали мое подозрение: удайся засада – и всю команду Тима положили бы на месте, в упор. А раз так, то на войне как на войне.

Я еще немного покрутил в руках пластмассовую коробочку сотового телефона и потом выкинул ее в ближайшую урну. Яков Семенович Штерн, конечно, может взять трофей на поле боя, но мародером он сроду не был. И не будет, граждане-товарищи. Он вам не какой-нибудь там наемник, «солдат удачи», а честный частный сыщик, которого надо только напоить, накор…

В животе у меня тотчас же забурчало от голода, и я быстрым шагом, не думая больше о посторонних вещах, достиг метро. «Удачно проведенная операция, – мечтательно соображал я, держась за поручень в вагоне, – есть хороший повод посетить ресторан. Для такого случая и деньги имеются, и аппетит я уже нагулял».

Мои ресторанные мечты неожиданно были нарушены. Уже знакомым братцем-кроликом в сантехнической униформе. При переходе с Третьяковской на Новокузнецкую я вновь столкнулся с ним нос к носу.

– Откуда? – задал он мне свой коронный вопрос, улыбаясь, как родному.

– С Ясенева, – без запинки ответил я.

– Отстойник забился? – проявил смекалку коллега-сантехник.

– Еще как! – кивнул я, припоминая пузана, коего я пытался протащить сквозь игольное ушко.

– Все нормально? – проявил заботу братец по Разуму.

– Нет проблем, – успокоил я его. – Только жрать охота.

Сказал – и сообразил: меня ведь в такой хламиде не то что в ресторан «Аэрофлот» – в «Макдоналдс» не пустят. Хочешь не хочешь, а придется идти домой, переодеваться. А уж когда я дома, выходить куда-нибудь еще в город меня едва ли потянет. Я себя знаю. Каша есть? Консервы есть? Кофейный напиток «Ячменный колос» имеется? Значит, можно и дома посидеть…

Впрочем, в этот день до дома я добрался не скоро.

Точнее, я уже был близок к родному подъезду, когда за моей спиной скрипнули тормоза, хлопнули дверцы и чей-то голос поинтересовался:

– Штерн? Яков Семенович?

Обычно у меня неплохая реакция. Но в эту минуту я был усталый, голодный, мысленно путешествовал по кухне в поисках провизии – и меня взяли, можно сказать, тепленьким. Пара амбалов подхватила меня под белы ручки и запихнула на заднее сиденье «Волги». Даже почти не били: так, дали пенделя, чтобы получше утрамбовать на заднем сиденье меж двух мордатых конвоиров.

«Вот вам и финал, Яков Семенович, – печально подумал я. – Полчаса назад ты кого-то ловил, теперь и тебя поймали. Интересно, правда, кто нынче охотник? Если долгопрудненские, то выкрутимся. Если солнцевские – дело хуже. Ну а если это кто-то из наследников покойного Лехи Быкова из фирмы „Сюзанна“ или господина Лебедева из „Папируса“, то светит тебе, Яша, билет только в один конец. И билет тебе этот выпишут в первом же лесочке за окружной. М-да. Пакостно умирать на голодный желудок».

– Яков Семенович, – прервал мои предсмертные размышления амбал с переднего сиденья. – Вам придется поехать с нами.

– Я уже догадался, – вздохнул я чуть свободнее. Простые мордовороты не скажут «вы» и не назовут по отчеству. По крайней мере, те из них, которые хотели бы задавить Я.С. Штерна без предупреждения.

– Шеф хочет с вами поговорить, – уточнил свою мысль передний амбал. – У него к вам какое-то дело.

– Шеф? – непонимающе переспросил я.

– Ах да, чуть не забыл, – немного переигрывая, спохватился главный амбал – Знакомьтесь! – И он сунул мне под нос раскрытое удостоверение.

Честь по чести, с печатью на фотографии, с орлом в правом углу.

Меня, однако, сперва заинтересовали не орел и даже не фамилия амбала, а подпись загадочного шефа в самом низу. И когда я ее разобрал, то первой моей мыслью было: «Вот влип!» А мыслью второй: «Накаркал, идиот!»

Удостоверение амбала подписал не кто иной, как начальник Службы президентской безопасности Анатолий Васильевич Сухарев собственной персоной.

Глава третья

ВИЗИТ К ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ

Если верить удостоверению личности, предводителя амбалов звали Антоном Сергеевичем Молчановым, звание он имел майорское, а терпение – почти ангельское. Двое моих амбалов-соседей уже злобно морщили носы и тихо ругались, косясь на мою отменно вонючую спецовку, однако сам гражданин майор на переднем сиденье стоически делал вид, будто в салоне пахнет розами. Только на десятой минуте нашего славного знакомства и он не выдержал. Поморщился, чихнул и спросил с профессиональным интересом:

– Аммиачная смесь номер четыре?

– Номер три, – скромно уточнил я. – Почти угадали. Только тут запах менее резкий и менее стойкий. Пока доедем до места, он уже выветрится наполовину… А, кстати, куда мы все-таки направляемся?

Вопрос мой был далеко не праздным. Я-то всегда полагал, что секретная служба господина Сухарева располагается непосредственно в Кремле. Поближе, так сказать, к охраняемому объекту. Между тем автомобиль наш, вместо того чтобы направляться точно в центр, двигался по какой-то загадочной траектории. То ли водитель был из бывших таксистов и потому предпочитал из всех путей выбирать самый кружной и денежный, то ли сам Антон Сергеевич вместо Кремля вдруг вознамерился посетить Рижский рынок – телячью ногу прикупить для дорогого шефа. На холодец.

– Не волнуйтесь, Яков Семенович, – снисходительно обронил амбал-предводитель в майорском чине. – Мы не заблудились, доставим вас в лучшем виде…

Я сразу захотел поинтересоваться, какой именно из видов Я.С. Штерна господин Молчанов считает лучшим, однако вопроса своего задать не успел. Громко, на весь салон, зажужжал зуммер на передней панели. Гражданин майор шустро сунул себе в левое ухо горошинку наушника, пощелкал никелированными клавишами и произнес в маленький микрофончик, похожий на стручок:

11
{"b":"11374","o":1}