ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Сильнее смерти
Родословная до седьмого полена
Царский витязь. Том 1
Пёс по имени Мани
Электрический штат
Мама для наследника
Свой, чужой, родной
Литерные дела Лубянки
A
A

Майор Молчанов прервал мои ботанические размышления на самом интересном месте, сунув леопардам из-за моей спины два заветных пропуска в логово журнала «Кузя» – один яркий, заклеенный в целлофан, а другой в виде простой картонки с чернильным штампом поверх бледного триколора. Именно эта картонка, как я понял, и обеспечивала сам факт пребывания детектива Штерна в этом укромном месте.

– На второй этаж, – сообщил первый из леопардов, сменив гнев на милость. Леопард с «Кипарисом» хоть и явно был знаком с майором Молчановым, аккуратно проверил нас обоих металлоискателем и сопроводил к лифту. Только теперь я оценил в полной мере высокий статус заведения, укрытого за двумя невзрачными табличхами: иметь лифт в двухэтажном здании могла себе позволить только очень-очень влиятельная организация.

На втором этаже возле выхода из лифта у нас еще раз проверили пропуска, но тут контроль был уже почти формальным. И леопард со второго этажа уже не рявкал, а дружелюбно козырял майору, и вместо автомата с деревянным названием у него был лишь «Макаров» в полурасстегнутой кобуре.

Дальше по коридору, устланному зеленой (без крапинок) ковровой дорожкой, мы с Молчановым уже двигались беспрепятственно. Пару раз, повинуясь направляющей майорской руке, я сворачивал, один раз притормозил, уступая дорогу озабоченному коротышке в цивильном, а один раз уже сам мой провожатый на минуту задержался у какой-то двери с латинским «R» вместо номера: открыл ее, заглянул, с кем-то кратко переговорил и вновь присоединился ко мне. Пока голова Молчанова находилась за дверью «R», я уже начал было изучать близвисящую доску объявлений, но тут же был бдительно пойман за рукав майором.

– Извините, Яков Семенович, – строго произнес он, ведя меня дальше, как собачонку на поводке, – но здесь все бумаги секретны.

Я понимающе покивал. В конце концов, даже единственная бумажка на доске, приглашающая сотрудников посетить кинозал и посмотреть американский фильм Криса Твентино «Угроза», здесь могла обернуться шифровкой.

– Долго еще? – спросил я у Молчанова после третьего поворота.

– Уже пришли, – ответил майор, словно только и ждал этого вопроса, и запустил меня в дверь без номера и без буквы.

За дверью обнаружилась белоснежная приемная с тремя пустыми мягкими стульями и полукруглым столом секретаря, за которым восседал совсем молодой паренек в кокетливой камуфляжной курточке из джинсовой ткани. На столе стоял ящик селектора и громоздился ряд телефонных аппаратов разнообразной конструкции. Один из аппаратов лежал на боку, и парень трудолюбиво ковырялся отверткой в металлических телефонных потрохах. Увидев майора, он начал было привставать со своего места.

– Ладно-ладно, – Молчанов махнул рукой. – Главный у себя?

– Уже полчаса как приехали, – гулким шепотом отрапортовал парень. – Что доложить?

– Доложить, что я привез Штерна. Частного детектива Якова Штерна.

Парень с готовностью отложил отвертку, выбрал из всех телефонных аппаратов самый невзрачный, поднял трубку и протараторил сообщение. На боку селектора зажглась лампочка, раздался щелчок и важный начальственный голос произнес:

– Штерну можно войти. Молчанов пока свободен.

Через мгновение я предстал пред светлые очи генерал-полковника Анатолия Васильевича Сухарева, начальника Службы президентской безопасности. Третьего человека в стране после Президента и премьера – если, разумеется, верить рейтингам радио «Эха столицы». Сухарев был в штатском. Элегантном таком штатском. От Кардена, не иначе. О генеральстве хозяина кабинета свидетельствовала только фуражка с орлом, висящая на одинокой вешалке в углу.

– Закрой за собой дверь и сядь, – повелительно сказал мне Третий человек. – Есть разговор.

Решительным движением господин Сухарев задвинул верхний ящик своего стола, и я с трудом подавил нервное хихиканье. Жест этот был мне более чем знаком. В свое время, в бытность свою сотрудником МУРа, я тоже держал в ящике стола детективчик или потрепанный «Плейбой», и точно так же задвигал этот ящик, как только в кабинет мой входил кто-то посторонний. Хотелось бы мне знать, что именно всемогущий Сухарев почитывает, сидя в своем кабинете? Неужто свежий номерок «Женщины без комплексов»?

Я закрыл дверь и сел. Раз уж в этом учреждении обходятся без «здравствуйте», то не стоит лезть в чужой монастырь со своим уставом. Итак… – Наслышан о тебе, – продолжал после паузы Сухарев. – Говорят разное.

– «Я тоже о вас наслышан, – мысленно ответил я генерал-полковнику. – В основном по радио „Эхо столицы“. И о вас-то говорят исключительно одинаковое…» Вслух же я, конечно, ничего не сказал. Возможно, потому, что пока еще не решил, как мне обращаться с шефом ПБ – на «вы» или на «ты».

Сама атмосфера генерал-полковничьего кабинета, по-моему, не очень-то располагала к сердечному «ты». Или, может, я еще толком не освоился в этих внушительных апартаментах с мебелью красного дерева. В общем, я предпочел пока помалкивать и, для верности, есть глазами начальство. По своему муровскому опыту я знал, что любому начальству на первых порах это нравится. Злиться оно начинает чуть позже.

– Говорят, что ты мало пьешь. Это хорошо. Говорят еще, что ты разведен, но не бабник. Это плохо.

«А вот это не ваше собачье дело, господин генерал-полковник, – обиделся я про себя. – Или я, по-вашему, должен бросаться на первую встречную, раз разведен?»

– В Московском УВД тебя, однако, хвалят. До сих пор жалеют, что не удержали. Считают профессионалом. Для меня это – главное. Понял?

Я дисциплинированно кивнул. «Ай да майор Окунь! – с веселым удивлением подумал я. – Надо было уйти из МУРа, чтобы удостоиться, наконец, его похвалы. Пока я работал под его началом, он мне сроду слова доброго не сказал. Что имеем не храним, потерявши – плачем. Плачь, плачь, рыбья душа, я к тебе не вернусь!»

– Ты ведь теперь по книжкам спец, так? Я вновь кивнул, как заведенный. На мгновение мне пришла в голову дикая мысль, что вот сейчас генерал-полковник Сухарев задушевно попросит частного детектива Штерна подыскать ему на книжном рынке какой-нибудь боевичок поприличнее. Поскольку-де книжку «Приключения майора Звягина», которую генерал-полковник держит в столе, он все-таки дочитал. С трудом, но осилил…

К счастью, шеф ПБ повернул разговор в совершенно ином направлении.

– И издательства, какие есть в Москве, знаешь? Так?

Я опять кивнул, чисто автоматически.

– Значит, и про «Тетрис» такой ты, наверное, слыхал. А?

– Слыхал, – ответил я вместо того, чтобы в очередной раз кивнуть. Шея у меня устала от такого разговора с генерал-полковником. Я все-таки частный детектив, но отнюдь не китайский болванчик. Кроме того, последний Сухаревский вопрос меня здорово удивил. Что-то сегодня мне этот «Тетрис» покоя не дает. Сперва Искандеров из «Тетриса» в новостях мелькнул, потом Родин его припомнил, а теперь еще и товарищ генерал-полковник имеет здесь свой пиковый интерес. Очень любопытно, какой же пасьянс тут собираются раскидывать? И кому светит дальняя дорога в казенный дом?

– Вот и прекрасно, что слыхал, – подвел жирную черту Сухарев. – К завтрашнему дню соберешь мне все сведения о «Тетрисе». Адреса, база, крыша, финансы, ассортимент. Поподробнее выясни, что они издают. Короче, все, что накопаешь, неси сюда. Понял?

– Никак нет, – ответил я, спокойно глядя в генерал-полковничьи глаза. Может, этот Сухарев и вправду Третий человек в России, но это вовсе не означает, что Яков Семенович Штерн по первому же его свистку кинется шустрить, задрав штаны.

Сухарев нахмурился. Должно быть, он привык, что подчиненные понимают его с полуслова и бегут исполнять его приказы на полусогнутых. Только я покамест в штате Службы президентской безопасности не состою. И не жажду.

Между тем лицо Сухарева вскоре прояснилось, и он даже позволил себе небольшую начальственную улыбку.

– Не бойся, Штерн, – покровительственно сказал он. – Не обижу. Хорошо сделаешь дело – награжу. Ну, теперь-то понял?

13
{"b":"11374","o":1}