ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И Тарас ударил.

С криком «А это как называть?!» он вытолкнул вперед томившегося позади него лоточника с перевязанной рукой. Под сводами бетонного ангара сразу наступила полная тишина: стало слышно даже как где-то далеко в вольере заскулила овчарка. Что ни говори, козырь был сильный. Многие из приехавших на толковище еще не были до конца в курсе событий на Савеловском и теперь переключи свое внимание с Тараса на раненого продавца. Гуля тут же сник. По его заскучавшей физиономии я догадался, что он жалеет уже о своей несвоевременной вылазке. Факт обстрела торговой точки перевешивал любые разговоры о честных или нечестных набойках на закупочную цену. Одно дело – коммерческие заморочки и совсем другое – открытые военные действия. Тут наш Лев Евгеньевич был безоговорочно пострадавшей стороной и имел законное право на сочувствие и на сатисфакцию.

– Давай-ка, расскажи им, – скомандовал Тарас своему лоточнику и слегка подтолкнул его поближе к краю подиума. Оставшись один на один с внимательной публикой, парень совсем раскис и хнычущим тоном, поминутно запинаясь, стал излагать уже знакомую мне историю про неизвестного автоматчика с маленьким автоматом. Художественным словом парень абсолютно не владел, рассказчик из него был, как из меня – кулинар, но, может быть, именно поэтому повествование имело вид очень убедительный.

Я позволил себе вновь отвлечься. Все мыслимые подробности происшествия на Савеловском мне вчера были изложены, по меньшей мере, четырежды. Сначала меня просветил гордый своим всезнайством Родин, а потом бедняга телефон звонил не переставая. Наряду с обычными разговорами типа «Вы слышали, Яков Семеныч? Тут такое дело…» я удостоился трех неофициальных приглашений на завтрашний арбитраж плюс одного сугубо официального, со всеми уголовными церемониями, которое после трехминутных ответных церемоний и принял. Можете себе представить, как чудно мне работалось под непрерывное телефонное треньканье! Сейчас в моем боковом кармане покоился свернутый вдвое отчет о «Тетрисе» для генерал-полковника Сухарева, и работу свою я считал несколько халтурной. Следовало бы если не прочитать, то хоть по-хорошему пролистать все пять «тетрисовых» книг, а потом сделать что-то вроде резюме на пару страничек. Однако к вечеру голова моя, и без того ушибленная, окончательно опухла от телефонных разговоров. Сил хватило лишь на пять коротеньких аннотаций на полстраницы, да и те я, не мудрствуя лукаво, переписал из самих книг. Ладно, решил я, генерал-полковник перебьется без моих литературных упражнений. Ему ведь что надо? Чтобы не было порнографии и прочих антипрезидентских призывов. Ни того ни другого, насколько я успел заметить, здесь нет. Фантастика, стихи, какая-то проза, какой-то сиквел да еще однотомная энциклопедия. Все в порядке, можете кушать…

Пока я припоминал вчерашнее, раненный в руку парень все жевал свою унылую жвачку, пересыпая трагическое повествование бесконечными «значит», «в общем» и «короче». Само нападение на его многострадальный лоток длилось от силы секунд тридцать-сорок, однако рассказ о нападении продолжался уже минут десять, и конца ему не было. Стараясь не вслушиваться, я начал разглядывать публику. Обладатели роскошных «Мерседесов», «Вольво», «Тойот» и «Ауди» замерли возле своих лимузинов и во все глаза смотрели на пострадавшего лоточника. На самого парня им было, разумеется, начхать, но последствий этого выступления, по-моему, опасались многие. Самыми обеспокоенными выглядели Баграт и Вовчик, контролирующие Химки-Ховрино и район Бескудниково. Багрателян Степан Богданович, фирма «Нейя», и Кучкин Владимир Миронович, АО «Корсар Лтд», еще не окончательно закрепились на своих территориях и пуще всего боялись сейчас любых силовых разборок. Да и остальные, включая гауляйтеров районов Зюзино, Никулино и Беляево (три одинаковых светло-синих «Форда»), не хотели бы сейчас затевать новую грызню. Даже обладатель самого модного сейчас в Европе и Америке автосекционного «Трабанта» несуществующей ГДР, Сан Саныч Немченко по прозвищу Фриц – и тот предпочел бы обойтись без драк. Хотя уж у Сан Саныча, который шестой год контролирует всю измайловскую книготорговлю, тылы попрочнее, чем у трех Тарасов, вместе взятых. Любопытно, а отчего же сам Тарас наш прыгает? Свербит в одном месте? Нет, возразил я самому себе, понять можно и Льва Евгеньевича. Допустим, не поднимет он сегодня кипеж, стерпит наезд, а что дальше? Дальше многие решат, что Тарас спекся, и побыстрее начнут отколупывать от Тарасова суверенитета. Просто инстинктивно. Как рыбка посильнее рыбку послабее – цап! Дарвинизм, как и было сказано.

Тут я неожиданно поймал на себе злобный взгляд и стал искать в толпе человека, этот взгляд испустившего. Ба, да это господин Мамонтов собственной персоной! Наверное, юный Вадик порассказал-таки остальным стажерам про сладкую парочку Паншиных, а парочка наябедничала на меня шефу. Я подарил Мамонтову нежную улыбку и разве что только не помахал ему ручкой. Мамонтов еще больше скривил в ответ физиономию, словно бы я послал ему не улыбку, а здоровенный лимонище и к тому же заставил его немедленно прожевать. Вот кто бы с громадным удовольствием натравил на меня громил из «Скорой помощи» и пришел бы потом плюнуть на мою могилу. Но бодливому мамонту бог бивней не дает: слабоват Василич в коленках. Максимум, на что способен, – это дурить своих стажеров, жрать коньяк и бросать на Якова Семеновича убийственные взоры. А что-то потяжелее в Якова Семеновича – не-а, не бросит. Смотри, смотри, Мамонтов, авось дырку во мне глазами протрешь.

Раненный в руку бедолага продолжал между тем свою грустную песнь и дошел, наконец, до описания злодея-автоматчика в маске. По-моему, за прошедшие два дня налетчик сильно увеличился в размерах. В первых рассказах он выглядел просто шкафом, а теперь уже превратился в человека-гору. Конечно, надо было сделать скидку на нервное потрясение и на невысокий росток хилого пострадавшего лоточника, рядом с которым любой гоблин средней накачанности смотрелся бы Шварценеггером. Но парень и сам здорово запугал себя. Еще пара таких встреч с публикой – и злоумышленник примет уже очертания огромной обезьяны Кинг-Конга. И будет тогда не простой наезд на лоток, а настоящее Убийство на улице Морг… Спокойнее, дружок, мысленно посоветовал я подстреленному лоточнику. Пойди лучше домой, выпей водочки или реланиума, а Яков Семенович тихо все разрулит. На тебя напал никакой не человек-гора, а обычный итальянский гангстер с «ингремом», подстрекаемый самым обычным итальянским графом. Два дурака в одном тазу пустились по морю в грозу… Ну, чертов Токарев, только попадись мне теперь! Я этому итальянцу в первом поколении такую «руку Москвы» устрою – зубов не соберет!

Я еще мысленно сводил счеты с его паскудным сиятельством, а Лев Евгеньевич уже решил, что свидетель рассказал братве достаточно и теперь пришла пора брать инициативу на себя. Буквально на середине фразы, где-то между «значит» и «короче» Тарас прервал своего продавца этаким отеческим тычком в бок. Лоточник с видимым облегчением заткнулся и уполз на задний план, вновь уступив место шефу. Тарас подбоченился и заорал:

– Слышали?!

Собравшиеся в кружок владельцы иномарок нестройно загудели, что, мол, да, слышали. Почти все физиономии выражали суровую озабоченность. Лев Евгеньевич не был любимцем публики, и поперхнись он за завтраком куском осетрины, никто бы не стал особенно горевать по случаю скоропостижной кончины савеловского гауляйтера. Но, поскольку речь шла о территориальной разборке, личные симпатии-антипатии к Тарасу не имели значения, и Тарас это знал не хуже меня. Я догадывался, что сейчас Лев Евгеньевич выжмет все из своего положения, однако Тарасовы аппетиты ошеломили даже меня.

– Я требую навесить на останкинцев! – Тарас энергично ткнул пальцем в сторону побагровевшей физиономии Гули. – За крутую подлянку у меня на Савеловском прошу им вынести первое предупреждение… Раз!

Это уже само по себе было серьезной мерой.

После двух таких предупреждений от толковищей любой гауляйтер лишался права на арбитраж и отлучался от всех поблажек по бизнесу на полгода. Как хочешь, мол, так и крутись. Крутиться в таких условиях становилось адски сложно.

28
{"b":"11374","o":1}