ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судя по мощности взрыва, бомбочка в «дипломате» изготовлена была явно работягой. Устройство предназначалось именно для обитателей нашего бокса и потому имело строго ограниченный радиус действия: белесым дымом заволокло лишь ячейку «Тетриса», а соседи справа и слева остались невредимы. На Дениску Апарина свалилось всего только несколько его газетных пачек, господин Камышин и вовсе отделался легким испугом – просто рассыпал свои бумажонки с расчетами в столбик. Зато уж мы с писателем Жилиным, оставшись в боксе, испугом бы точно не отделались. Еще секунд пять нашей с ним дискуссии – и нас бы обоих вынесли отсюда под белым покрывалом. Ногами, что интересно, вперед. Медленно и печально.

«Ох и повезло же нам», – подумал я, лихорадочно озираясь. Но повезло еще не окончательно. На мою беду, прочие обитатели выставочного павильона лекций Лукашина никогда не слушали и ничегошеньки не знали про его остроумную классификацию. А потому в нарушение правил вздумали устроить неприличную свистопляску. В момент взрыва только мы с Жилиным оказались на полу, и этот заурядный маневр был многими замечен и истолкован превратно.

– Вон они!! – истошно заорал какой-то идиот из ближайшей ячейки, пальцем показывая на нас. – В пиджаке и в куртке!

Идиот представлял издательство «Флейта», хотя тут больше подошло бы «Горн» либо «Барабан». Голос у флейтиста-барабанщика был зычный, не слабее типографского ревуна на улице имени Девятого Вала. Те, кто не слышал взрыва, услышали этот крик. И – началось.

– Они подзорвали! – тут же присоединился к идиоту другой голосистый грамотей. Кажется, из «Полярной Звезды». Издательство выпускало гороскопы с колоссальным количеством опечаток. Впрочем, их дилеры и говорили-то по-русски с грамматическими ошибками. Но, к сожалению, очень громко.

– Охрана! Где охрана?!! – заверещал уже кто-то третий, из бокового сектора. Для истошных воплей не было особых оснований: никто не пострадал, разрушений тоже не было. Будь я не главным подозреваемым, я бы за пять минут всех успокоил. Но теперь надлежало только сматываться.

– Террористы! – прорезался еще один крик, откуда-то со стороны «Унисола». Возможно, это был сам господин Камышин. Я всегда догадывался, что книголюбы и книгоиздатели – народ истеричный и склонный к панике. Но лишь сейчас мне это окончательно стало понятно. Вместо того чтобы спокойно, без суеты и членовредительства, разобраться, хозяева боксов стали выпрыгивать с насиженных мест, раскидывая испуганных гостей ярмарки. Те в долгу не остались. Легкая паника сразу переросла в тяжелый психоз.

– Охрана! Охрана! – вопили уже со всех сторон.

– Террористы! Держите! Их всего двое!…

– Какой хрен двое! Четверо! Вон тот лысый серьгой!

– Назад, бабка! Бабка, назад! Ба-а-а-бка!…

– Лысого держите, лысого!…

– Что случилось, господа? Куда бежать? Куда все бегут?!

– Бомба, мудак! Бомба! Одну уже звезданули!…

– Не трогайте меня! Руки прочь, противные!… С треском обрушилась легкая стенка одного из ближайших боксов, где только что мирно располагались стенды с американскими аудиокассетами. К русскому четырехступенчатому мату моментально прибавились еще и английские вопли.

– Бомба!… – кричали уже все одновременно.

– Террористы!…

– Фак ю!…

– Разбегайся! Щас еще рванет!…

– Охрана, сюда! Да не туда, а сюда!…

– Руки прочь, я из Оргкомитета!…

– Охрана!! – за компанию орал и я, отмахиваясь фотоаппаратом от всех подряд и волоча сквозь толпу дрожащего Жилина. – Охрана! Держите лысого!…

Бедняга лысый был как нельзя кстати. Он выглядел почти как настоящий террорист – весь в коже, в заклепках, с огромной серьгой в ухе. Он быстро отвлек на себя внимание, поскольку вызвал наибольшее подозрение. Если бы я не знал, что лысый в заклепках – безобиднейший редактор издательства «Конец света» Шатилов, я тоже мог бы заподозрить в нем бомбиста. Ну, пускай минут десять им и побудет для пользы дела, – мстительно подумал я на бегу. В свое время как раз Шатилов выпустил из табакерки печально известного фердика Изюмова, впервые напечатав в России его «Гей-славян».

– Ах, оставьте меня! – кричал лысый Шатилов, уворачиваясь от охранников. – Я свой! У меня аккредитация! Я только на минуточку вышел! В туалет!…

Затрещав, рассыпался еще один бокс: толпа, рвавшаяся к выходу, искала самые короткие пути.

– Здесь хищник! – послышался чей-то панический вопль. А затем – рычание и крики. Очевидно, кто-то напоролся на цыганского медведя.

– Господа! Без паники! Кому говорю – без паники! – загудел в отдалении бас. По-моему, басил кто-то из местных охранников. – Все нормально! Все…

Хруст очередного бокса заглушил оптимистический охранный возглас. По большому счету, бас был прав: взрывов больше явно не предвиделось, взрывник-трудяга наверняка был далеко отсюда. Однако лично мне не хотелось тут задерживаться. Лучше смотаться от греха подальше. Вчера – Новицкий, сегодня – этот «дипломат» со взрывчаткой. Слишком много что-то совпадений, сказал бы майор Окунь. Много, согласен. Поэтому и бежим. У нас сперва хватают и только потом разбираются: ты взрывал или тебя взрывали.

Свой скромный, но посильный вклад во всеобщую неразбериху внес местный радиоузел. Теракта в ярмарочном павильоне никто не ожидал, однако на случай пожара пленочка была давно заготовлена. Ее и пустили в эфир.

– Спокойствие, только спокойствие! – сказал голос в вышине с интонациями лучшего в мире Карлсона. – В случае спонтанного возгорания попытайтесь ликвидировать очаг пожара при помощи штатных огнетушителей. Запасные баллоны можно получить на стенде номер три. В случае разрастания очага пожара рекомендуем взять с собой самые ценные вещи и организованно покинуть эпицентр возгорания…

После таких слов уже все, не раздумывая, рванулись со своих мест в сторону главного входа. Сам я, отпихиваясь от толпы, тащил Жилина в сторону сектора «Г»: там был запасной выход, о котором знали немногие. Сам Жилин, похоже, впал в некую прострацию: он послушно передвигал ноги, но ни на что уже не реагировал.

– Куда прешь? Назад! – не утихали крики вокруг.

– Лысый! Где лысый?!

– Фак ю!…

– Хей, Джуд!…

– Лысый сбежал!…

Мимо нас, громыхая сапогами, в толпе промчался Дениска Апарин. Свою черную пилотку он где-то посеял, половинка очков тоже куда-то делась. Дениска тащил с собой самое ценное – недочитанный том Фейхтвангера. На усатую наглядную агитацию и спасение знамени ему было наплевать. «Очень разумный подход, – подумал я, – узнаю Апарина».

Следом за Дениской бежали тяжело нагруженные пачками работники «Унисола», подгоняемые криками господина Камышина. Очевидно, коммерческий директор не сомневался: самые ценные вещи на ярмарке – это все, без исключения, книги его родного издательства. И поэтому их жизненно необходимо эвакуировать в глубокий тыл. Сам господин Камышин был вооружен портативным огнетушителем, который он держал на изготовку, словно ручной пулемет, и был готов применить его против любого. Время от времени Камышин испускал командный вопль, и тогда его команда убыстряла шаг. С дисциплиной в издательстве «Унисол» всегда было очень хорошо. «Вы панике не поддавайтесь, – промелькнуло у меня в голове, – организованно спасайтесь».

Самыми организованными, после унисольцев, были работники «Политекста». Пролетая мимо, я мельком увидел, как они в своем боксе аккуратно пакуют компьютеры, факсы и орхидеи в отдельные мешки. Ясно было, что тревога – тревогой, а за имущество положена персональная ответственность. Даже если бы на ярмарке случилось землетрясение и земля стала уходить из-под ног, ряды «Политекста» бы не дрогнули. Здесь хорошо понимали разницу между премией и штрафом. Мужество здесь стало категорией, которую можно купить за большие деньги…

– Левей! Еще левей! – привычно командовал очкастый менеджер, наблюдая за погрузкой и упаковкой. Из всего инвентаря бокса только немножко пострадал выставочный плакат с экс-министром обороны: теперь он висел лишь на одном штыре, отчего товарищ маршал резко накренился влево и приобрел какой-то неуставный и сугубо гражданский вид. Впрочем, на его месте Гражданин Прокурор и даже Господин Убийца смотрелись бы еще более жалко. Попробуйте-ка, повисите вот так на штыре, кормой вверх. Эта поза доступна только старой гвардии…

46
{"b":"11374","o":1}