ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В ритме Болливуда
Наказание в награду
Живи как кот
Hygge. Секрет датского счастья
Человек цифровой. Четвертая революция в истории человечества, которая затронет каждого
Дама Великого Комбинатора
Смертные машины
За пять минут до января
Мертвые не лгут
A
A

На прямой вопрос следовало бы дать честный ответ.

– Проигрался, – подтвердил я. – Поставил на «зеро» и…

Будки у громил приобрели осмысленное выражение. Наверное, сюда хоть изредка, но забирались несчастные, которым не повезло. И тех приходилось усмирять доступными средствами.

– Пшел вон, – уже не угрожающе, а просто брезгливо сказал ближайший охранник. Второй тоже придвинулся поближе, собираясь оскорбить меня действием в случае непослушания.

– Ухожу, ухожу, – покладисто сказал я и уже повернулся к двери лицом, к громилам – спиной. Руки мои обхватили косяк, а вот ноги… Раз – и я взбрыкнул, словно необъезженный мустанг. Такой фокус рискованно показывать в больших залах, где от копыт мустанга есть куда уклониться. Но зато в узкой галерее прием сработал с четкостью, изумившей даже меня. Каждый из двух ботинок нашел свою цель. Раздались хруст, клацанье зубов, короткие вскрики – после чего из нас троих только я один смог передвигаться по галерее на своих двоих, а те двое громил только ползком. И то – через полчаса, не раньше. Я, честно говоря, надеялся управиться быстрее.

Метров через пятнадцать галерея еще больше сузилась и в конечном счете я уперся в ровную глухую стену. Тупик. Тот, кто оборудовал в этом, месте укрытие, свалял большого дурака: не доверяя маскировке, он еще забаррикадировал свое убежище громилами охраны. Не окажись на лестнице и наверху вооруженных субъектов, даже я, может быть, не сообразил, что искать вход надо именно здесь. Пустое место и голую стену сторожить никто не станет.

Я тщательно обследовал каждый сантиметр ровной тупиковой поверхности и отыскал на ощупь шов и дверные петли, почти полностью утопленные в стену. Дверь открывалась внутрь, что заметно упрощало дело. При большом желании ее можно было выбить с небольшого разбега. Однако для начала я решил интеллигентно постучаться.

В этом забытом богом уголке казино «Вишенка» интеллигентность, представьте, еще ценили. Дверь осторожно приотворилась, и из нее высунулась бритая ушастая голова. Высунулась всего сантиметров на пять, – но рукоятке моего «Макарова» и этого расстояния было довольно. Я интеллигентно тюкнул по голове, и, когда ее неуклюжий обладатель с шумом плюхнулся на пол, я получил право войти. И не надо теперь говорить, будто бы Яков Семенович Штерн предпочитает входить без стука.

– Можно к вам? – Этим вопросом я предварил свое появление. Человек, пришедший сюда с дурными намерениями, не стал бы так говорить. Он вторгся бы быстро и молча. И почти наверняка получил бы в живот очередь из пулемета «РПК-74» – убойной машины в умелых руках. Прицельная дальность-тысяча метров, боевая скорострельность – до ста пятидесяти выстрелов в минуту. Плохой человек, явившись сюда, испытал бы на своей шкуре эти замечательные тактико-технические данные. Мне же, как человеку приветливому и миролюбивому, вместо очереди в живот досталось только обещание:

– Одно движение – и стреляю.

Пулемет держал в руках ночной кошмар писателя Ляхова – иссиня-черный брюнет с большими усами.

– Брось пистолет, – скомандовал брюнет. Я без раздумий выпустил из пальцев свой «макаров».

– Ты пришел меня убить? – осведомился брюнет. Ему очень хотелось выглядеть чуть ли не Терминатором, но голос выдавал. Это был голос смертельно уставшего и вдобавок порядком испуганного человека. Хорошо еще, ему хватило выдержки не начинать стрельбу с порога.

– Я не собираюсь вас убивать, – очень медленно и очень разборчиво проговорил я. – Моя фамилия Штерн. Я не киллер, я частный детектив. Специализируюсь по книжным делам…

Вот уже третий день я вращался среди граждан, которым моя фамилия ничего не говорит. Если и брюнет на нее никак не отреагирует – значит, я ем свой детективный хлеб напрасно.

По лицу человека с РПК-74 пробежала смутная тень узнавания.

– Штерн… Штерн… – забормотал брюнет, не опуская ствола. – Штерн, который нашел «Эротический роман»?… Конечно, я знаю про вас.

– Ну что за народ! – с обидой подумал я. – Хоть тест проводи на стереотипность мышления! Великий поэт – Пушкин, часть лица – нос, лучшее дело сыщика Штерна – поиск этого дурацкого тиража. Штерн, между прочим, остановил резню на Волхонке, вычислил «доппелей» в Госдуме, спас «витязей» от перехвата, на каждом арбитраже распинается, как Демосфен… Но публика помнит прежде всего эту глупую историю с «Эротическим романом»! И книга-то была дрянь, и искал я ее тираж полтора месяца. И вообще это было у меня первым делом на книжном поприще…

– Тот самый Штерн, могу паспорт показать, – сварливо произнес я. – Рад, что вы обо мне слышали… Может, уберете пулемет, а, Игорь Алекперович? Палец у вас на курке, того и гляди – стрельнет…

– Сначала объясните, что вам надо и как вы меня нашли. – Игорь Алекперович Искандеров, один из хозяев издательства «Тетрис», опустил ствол пулемета. Однако не убрал его совсем. Так что раньше я рисковал получить несколько пуль в живот, а теперь дело бы ограничилось перебитыми ногами. Скажите спасибо, что наш усатый брюнет хоть на «вы» уже перешел. Первый хороший признак: убивать не станет. Моя репутация меня бережет. Вызывает доверие.

– Мне надо просто с вами поговорить, – все так же медленно объяснил я этому пулеметчику. – А как я вас нашел… Это отдельная песня. Будем пока для краткости считать, что я вас вычислил. Кстати, по ходу вычислений мне пришлось ветречаться с разными и не всегда приятными людьми, а также чуть не оказаться в эпицентре взрыва… В вашем, Игорь Алекперович, боксе на ярмарке ВВЦ. Стоило нам с Жилиным немного промедлить – и меня бы сейчас здесь не было. Причем Жилин-то в этом боксе ждал именно вас. Но дождался чемоданчика с миной…

Наконец-то Искандеров совсем опустил свою смертоносную игрушку. Теперь дуло смотрело в пол.

– Значит, вы думаете, что это я… – ошеломленно произнес он.

– Нет-нет, – успокоил я Искандерова. – Я не исключаю, что это вас…

Мое предположение Игоря Алекперовича совсем не обрадовало. Однако, как я понял, не слишком-то удивило.

– Аллах его знает, – потерянно проговорил он. – Сам ничего понять не могу. В щель забился, дрожу… Охрану вот усилил… Как вам ее удалось пройти?

– С трудом, Игорь Алекперович, с трудом, – сильно польстил я громилам и здоровяку на лестнице. – Крепкие парни…

Словно бы в подтверждение моих слов наружная дверь распахнулась, и к нам не то вошли, не то вползли донельзя обозленные громилы. Вооружены они были все теми же здоровенными «кольтами» сорок пятого калибра.

– Шеф! – процедил один из них сквозь оставшиеся зубы. – Отодвиньтесь, мы его держим на мушке.

Со страдальческой гримасой Искандеров отмахнулся от своих доблестных охранников.

– Сгиньте! – буркнул он. – Не видите – у нас совещание!

Охранники переглянулись и сгинули. Вместе с ними на четвереньках покинул комнату и бритоголовый тюкнутый сиделец. Мы остались одни. Я подобрал с пола свой «Макаров», сдул пыль и вернул его обратно в кобуру под мышкой. Искандеров с шумом водрузил свой пулемет на полированный стол. И сел на табуретку рядом с ним.

– Что же вы все-таки от меня хотите? – не слишком приветливо спросил он. – Раз вы тот самый Штерн, шантаж я исключаю. Вы не из тех…

– Не из тех, – подтвердил я. Честное имя избавляло меня от многих хлопот. Плюс кристально честная фамилия.

– Но я все равно пока не понял, чем обязан… – приветливости в голосе у Искандерова прибавилось ненамного.

– Игорь Алекперович, – ответил я задушевным тоном. – Вы мне ничем не обязаны. Равно как и я вам. Я работаю не на «Тетрис», а на себя. У меня появились проблемы, в суть которых я вдаваться не буду. Возможно, они пересекаются с вашими проблемами. Возможно, нет. Расскажите-ка мне обо всем. Хуже-то не будет, по крайней мере…

Я специально выбрал очень обтекаемое выражение «обо всем», потому как не вполне представлял себе, что же конкретно случилось с Искандеровым. Однако Игорь Алекперович, как я и ожидал, не стал переспрашивать и уточнять.

Все неприятности господина Искандерова начались дней пять назад. Сперва были странные телефонные звонки – домой и в «Тетрис». В трубке слышались только щелчки, треск и нечто вроде хихиканья. Игорь Алекперович устроил скандал на ГТС, вообразив, будто в его районе что-то случилось с телефонной линией – и это в то время, как он, соучредитель солидного издательства «Тетрис», ждет важного звонка от своих компаньонов из Уругвая. На городской телефонной станции Искандерова уверили, что все в порядке и в доказательство даже еще раз прозвонили обе линии в присутствии клиента: все работало, соединялось и разъединялось. Тогда-то Игорь Алекперович еще не догадывался, что первые звонки – психическая атака. Через день неизвестные перестали молчать и хихикать в трубку и стали разговорчивее. «Тетрису» было рекомендовано не раздражать серьезных людей…

57
{"b":"11374","o":1}