ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для приличия я выдержал паузу-подождал, не будет ли угодно Игорю Алекперовичу еще поговорить о бедном поэте. Однако соучредителю «Тетриса» не было угодно. Издатели, как и частные детективы, – люди вполне бессердечные.

Чтобы покончить с версией об авторе-мстителе, я осведомился, не виноват ли Искандеров заодно и перед неким Ляховым. Игорь Алекперович весьма энергично объявил мне, что у некоего Ляхова к издательству не должно быть никаких претензий. Аванс тот получил, но роялти ему не скоро светит. Не раскупается книжечка. Сам Искандеров вообще жалеет, что «Вопли и овцы» были изданы. Понадеялись на отблеск былой популярности создателя «Тяжелого пара», да промахнулись. Про махинации в районной избирательной комиссии сегодня может с интересом читать лишь ненормальный. Остальные-то знают: мухлюют наверху.

– Мухлюют? – переспросил я.

– Точно так, – откликнулся издатель Искандеров и для верности пристукнул пальцами по полизанному магазину лежащего на столе РПК. – В нашем государстве – да чтобы не мухлевали? глядите на эти думские рожи! Какой нормальный человек по своей воле стал бы их выбирать?…

Я вспомнил мрачное предсказаньице комментатора с «Эха столицы» – что мы еще добровольно изберем в президенты клетчатого типа, – однако не стал вести политических дискуссий. У нас тут частный детектив, а не политический триллер.

– Раз уж речь зашла о государстве, – сказал я. – У «Тетриса», случаем, не было с ним каких-нибудь разногласий?

– В каком это смысле? – настороженно поинтересовался Игорь Алекперович. – Предварительная цензура у нас отменена, и год у нас пока еще не тридцать седьмой…

Я оценил иронию своего собеседника.

– Нет, я не об этом, – уточнил я. – Не было ли к вам каких-либо приватных претензий со стороны госбезопасности, Службы ПБ, УО или РУ? Мало ли какие бывают оказии…

Я нарочно поместил ведомство генерал-полковника Сухарева в середину списка и теперь ждал реакции.

– Спаси аллах! – замахал руками Игорь Алекперович. – Нигде и никогда! Мы против властей не бунтуем, как сказал классик.

Не похоже было, что соучредитель «Тетриса» решил мне соврать. Отмахивался и отнекивался он прямо-таки истово. И на лице его читалась полная непричастность к делам тайных и явных спецслужб.

– Пусть так, – согласился я. – Закроем эту тему. Откроем другую. У государства, что ни говори, есть и приятные для издательств стороны…

Искандеров понял меня мгновенно.

– Да-а, госзаказ… – мечтательно протянул он. – Такие деньги можно прокрутить, федеральная программа, учебники, всякая агитлитература. Нам, господин Штерн, от пирога ни разу не доставалось, все другие расхватывали…

– Значит, ни разу? – осведомился я. Игорь Алекперович с нескрываемым интересом уставился на меня.

– У вас что, другие сведения? – жадно спросил он. – Нам хотят что-то дать?

«Несколько дней назад, – подумал я, – у меня была твердая уверенность, что так оно и есть. Аккурат после разговора с генерал-полковником и до беседы с господином Гринюком». Теперь-то я догадывался, что вся история с изданием президентских мемуаров в «Тетрисе» – блеф. Я не понимал причины блефа, однако это, как говорится, совсем другая история.

– Увы, – огорчил я Искандерова. – Вопрос у меня, так сказать, абстрактный. Сослагательное наклонение.

– Ответ же мой будет конкретный, – сказал Игорь Алекперович. – Нет, ни разу. Мы и близко не стояли. Потому мы крутим рулетку тут, а не там – госкредиты на всем готовеньком.

Господин Искандеров очень вовремя напомнил мне, в каком заведении протекает наш непринужденный разговор. Отнюдь не в издательстве.

– Игорь Алекперовяч, – осторожно проговорил я. – Как я уже сказал, точные цифры вашего баланса меня ни капельки не интересуют. Но вы сами сейчас кто: соучредитель издательства или по-прежнему хозяин казино «Вишенка»?

– Это имеет отношение к теме нашей беседы? – глянул исподлобья Искандеров. Мне даже почудилось, будто пальцы его вновь потянулись к пулемету. Точнее, к спусковому крючку.

– Имеет, и самое прямое, – подтвердил я.

Искандеров стал нервно полировать пальцами приклад своего ручняка.

– Официально я вышел из совета директоров «Вишенки», – наконец, произнес Игорь Алекперович, не глядя на меня. – Есть соответствующие документы, все по закону. Была даже публикация в «Московском листке»…

Я вопросительно посмотрел в глаза Искандерова, надеясь на продолжение фразы. «А неофициально?» – спросил я мысленно.

Оказалось, Игорь Алекперович наделен задатками телепатических способностей.

– Неофициально я и здесь, и там, – глухо признался Искандеров. – Налоги «Вишенка» платит аккуратно, но вот «черная» наличность… Сами знаете, она образуется как бы непроизвольно, оприходовать ее нельзя. Можно только пропить… Или, как говорится, отмыть. Мы не пропиваем.

Я и раньше предполагал нечто в таком духе.

– Ясно, – кивнул я. – «Тетрис» при «Вишенке» как дочерняя структура. Неофициально, конечно. Ну, так это обычная…

– Господин Штерн, – с непонятной досадой в голосе перебил меня Искандеров. – Я работаю в книжном бизнесе всего ничего, однако о вас успел услышать кое-что хорошее. Только поэтому сейчас мы с вами общаемся. А совсем не потому, что вы явились сюда с пистолетом и отлупили мою охрану…

Я вновь кивнул, пока не понимая, куда он клонит.

– …Но вы все-таки – детектив, – продолжил Искандеров. – Простите, я не хочу вас обидеть и в моем незавидном положении делать это тем более глупо… Вы рассуждаете линейно, как детектив. Все гораздо сложнее, есть система обратных связей… Вам не попадалась наша «Большая энциклопедия азартных игр»?

Игорь Алекперович снова предупредил мой нарождающийся вопрос. Отлично, пусть инициатива исходит от него.

– Попадалась, – кратко ответил я.

– А вы не помните, сколько вы за нее заплатили? Не правда ли, дешево?

Я напрягся, пытаясь вспомнить, сколько же я за нее платил. А ведь действительно – недорого, иначе я бы не уложился в полтинник. Да уж, наблюдательность моя оказалась не на высоте. Хотя я был тогда очень занят спором с пигалицей-продавщицей. От женщин – одни беды.

– Дешево, – вынужден был подтвердить я. – Однако при чем тут…

– Не торопитесь, – остановил меня Искандеров, поднимая палец. Роскошные черные усы его важно топорщились. В это мгновение он был похож на проповедующего жука. – Лучше признайте, что обычный покупатель едва ли упустит случай задешево приобрести книгу, которая называется «Большая энциклопедия…». Даже если это энциклопедия кролиководства.

– Вы правы, – не слишком уверенно проговорил я. Кажется, впервые за все время нашего разговора Игорь Алекперович забыл про опасности и неведомые угрозы и говорил, словно пел.

– Тысячу раз прав! – заявил Искандеров. – Вот вам пример обратной связи. «Вишенка» вкладывает деньги в книгу, книга приносит «Вишенке» новых клиентов.

Я невольно улыбнулся столь наивной вере в действенность печатного слова. Только неофит в книжном деле, вроде Игоря Алекперовича, мог рассчитывать на такой быстрый эффект.

– Не вижу тут ничего смешного, – тут же произнес Искандеров. – Вы читали в книге раздел «Рулетка»?

– Как вам сказать… – замялся я. Эту почетную обязанность я, как известно, переложил на исполнительного Славу Родина. А сам проглядел лишь по верхам.

– И все-таки? – не отставал Искандеров. Вид у него был по-прежнему важный и немного таинственный.

– Так, перелистал, – сказал я полуправду. – Например, мне доподлинно известно, что это компиляция. – Э-э, – протянул Игорь Алекперович. – Вы, значит, невнимательны. Не скрою, я и впрямь кое-что позаимствовал у некоторых авторов…

– Минутку! – прервал я его, чтобы зафиксировать чистосердечное признание. – К. Вишняков – это вы, верно? Я правильно вас понял?

Игорь Алекперович и не намеревался отпираться.

– Правильно, – небрежно согласился он. – В определенной степени. Однако вы меня не дослушали, господин Штерн. Компиляция здесь лишь частичная, там двадцать страниц моих собственных вставок… Так вот. Будущего игрока трудно заманить в зал простым обещанием выигрышей. Его можно заманить знаете чем? Системой! Кто не мечтает управлять фортуной? Во всем мире известно более сотни систем, каждая из которых обещает верный выигрыш. Есть «Мартингейл», есть «Биарриц», есть система «Черная магия», «Виши», «Перевернутый Король». Есть потрясающая «Система Лапласа», тридцать две логически неуязвимые позиции. Знаменитый Джероламо Кардано полжизни потратил, чтобы проверить одну из таких систем… Подумайте, Штерн! Если люди верят жуликам, экстрасенсам, политикам и создателям финансовых «пирамид», почему бы им не поверить умным людям – математикам с богатым опытом? Число азартных людей ограничено, и наша массовая клиентура в один несчастливый день перестанет приносить «Вишенке» прибыль. Почему бы уже сейчас не поискать волонтеров, верящих не в судьбу, а в точные числа? Таких ведь большинство. Обратите внимание, господин Штерн: в судьбу, в приметы, в дурной глаз, привидения и прочую чертовщину верит по-прежнему не так уж много людей. Подавляющее большинство верит в то, что можно описать хоть видимостью науки: в биолокацию, психополя, зомби, хилеров и тому подобное…

59
{"b":"11374","o":1}