ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первые сполохи войны
Среди садов и тихих заводей
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Американские боги
Печальная история братьев Гроссбарт
Академия невест
Один плюс один
Моей любви хватит на двоих
Бумажная принцесса
A
A

Перед моим мысленным взором в ту же секунду предстал сумасшедший Ляхов. Что ж, Искандеров недалек от истины. Даже помешательства сегодня специфичны.

– …Возьмем для примера самое простое, – с увлечением говорил между тем Игорь Алекперович. – Система «Кьюбан». Чистая теория вероятности. В третьей колонке на восемь красных номеров приходится три черных. Стало быть, в каждой партии делаем сразу две ставки: на черное и на всю третью колонку. Выигрыш гарантирован, не так ли?

Я замороченно кивнул.

– Не так! – с торжеством произнес Игорь Алекперович. – Вы забыли про «зеро». «Зеро» непредсказуемо. В тот момент, когда вам кажется, что система работает безупречно, появляется ноль – и съедает ваш выигрыш. Но вы уже на крючке, вы ставите снова и снова. Возьмем более сложную систему – «Канселейшн»…

Я мягко прервал усатого брюнета Искандерова.

– Игорь Алекперович, – сказал я. – Так, может, дело не в «Тетрисе», а в «Вишенке»? Если только представить, что ваши конкуренты из других казино…

Искандеров энергично покачал головой:

– Отпадает. За каждым заведением жестко закреплены территории по столице. Казино в Москве так мало, что в этой сфере не нужны ни гауляйтеры, ни арбитраж. Разборок нет, все слишком на виду. Я точно знаю, что делается в «Голден паласе», в «Метрополе», в «Ройяле» или в «Карусели», а там тоже отлично знают, что творится в «Вишенке». Здесь могут вас перекупить, но кирпич на голову? но пожар в офисе?… Стиль не тот, я это знаю. Я это чувствую.

«Хорошо живут, – не без зависти подумал я. – Цивилизованный бизнес, не то что наш. А пулемет в кабинете так, на крайний случай. Ворон пугать».

– Игорь Алекперович, – я посмотрел с грустью ка часы. Пора было иностранцу Стерну возвращаться из бара. И возвращаться ни с чем. – Я больше не стану вас беспокоить, я уйду. Но подумайте хорошенько, кто же и почему может играть против вас? Так уж вышло, что сам я попал в круг ваших неприятностей, как будто заразился от вас. Вы должны понять и простить мое любопытство. Все, что происходит, тоже имеет какую-то закономерность. Но какую?

Искандеров невесело усмехнулся:

– Я-то надеялся, вы мне теперь сами что-нибудь расскажете. Или хоть присоветуете, как частный детектив.

Я поправил смокинг, протер свой монокль и снова надел.

– Совет у меня только один, – проговорил я. – Если у вас есть другое убежище, уходите из «Вишенки». Для того чтобы вас здесь найти, не надо быть великим частным детективом. Стоит лишь внимательно рассмотреть вашу «Большую энциклопедию». Снимок главной рулетки в зале сделан именно отсюда, из бывшей будки киномеханика. Правильно?

Искандеров озадаченно почесал в затылке.

– Об этом я как-то не подумал, – признался он. – Хотя, когда мы готовили книгу, никто и не собирался прятаться…

Обратный путь в игорный зал я проделал беспрепятственно. На физиономиях бритого телохранителя и двух битых громил, правда, написано было горячее желание разобраться со мной по-свойски. Однако великодушный Игорь Алекперович как раз-таки это строго-настрого запретил им делать – в знак уважения к моим профессиональным заслугам. Детину в костюме-тройке защитного цвета я застал именно в том месте, где и ожидал: рядом с дверью в «WC». Первая жертва моего любопытства все еще пребывала в состоянии некоторого шока после падения, хотя уже слабо шевелилась. Чтобы чуть загладить свою вину перед охранником (все-таки он называл меня на «вы»!), я нашарил в кармане десятку и сунул ему в руку. Все еще в беспамятстве детина захрустел десятибаксовои купюрой и, похоже, звук этот начал возвращать его к жизни. Мне же оставалось напоследок еще совсем немного побыть в шкуре американца, дабы не смущать персонал неожиданным превращением. А затем – распрощаться с гостеприимным ангелом и покинуть «Вишенку» с целым ворохом новых вопросов и без единого ответа. Моя встреча с господином Искандеровым обогатила меня всего на рубль: Игорь Алекперович все-таки всучил мне мой традиционный символический задаток в обмен на обещание, если что, представлять интересы «Тетриса». Я не стал отказываться, поскольку все равно занимался этим делом. Только теперь к спортивному интересу мог прибавиться гонорар – если я узнаю, кто же, черт возьми, и, трижды черт возьми, с какой целью устроил «Тетрису» и Якову Семеновичу заодно это развлечение…

Когда я, слегка пошатываясь, вернулся к главной рулетке как бы из бара, безжалостный шарик доедал мои последние фишки. Краснолицый ангел, очевидно, вошел во вкус и переживал потерю остатков моего выигрыша как собственную беду. Что называется, увлекся.

– Профукали денежки, – с осуждением в голосе произнес он, возвращая мой неприкосновенный запас в пять сотен. – Семнадцать так больше ни разу и не выпало.

– Что есть «профукали»? – машинально осведомился я.

– От слова «фак», – в сердцах ответил вишневый, но, вспомнив вдруг, кто он и кто я, кротко добавил: – Сорри, мистер.

«Ничего удивительного», – подумал я, покидая «Вишенку» под дружные прощальные возгласы швейцарской гвардии у дверей. Только Шону Коннери, великому Джеймсу Бонду, посчастливилось однажды выиграть тридцать тысяч баксов, трижды оставив на «17». Яков Семенович Штерн – всего лишь жалкий эпигон. Он, конечно, узнал за сегодняшний вечер много интересного про издательство «Тетрис» и примкнувшую к нему «Вишенку». Однако Яков Семенович по-прежнему не понимает, какое отношение все это имеет к истории, в которую он самозабвенно впутался. Последняя надежда, книга фальшивого Вишнякова – и та оказалась пустым номером, как и прочие книги-версии с моего стола. Что ты будешь делать, и тут – «зеро»! Теперь, правда, можно заподозрить, что у господина генерал-полковника Сухарева вырос огромный зуб не на «Тетрис», но именно на «Вишенку». Допустим, Его Превосходительство проиграл в здешнюю рулетку половину государственной казны и решил замести следы… Нет, этот вариант исключается. Наша жизнь фантастична, но не до такой степени. К тому же проигрыш клиентом любой мало-мальски крупной суммы сразу становился известен хозяевам казино, и Игорь Алекперович отнюдь не идиот, чтобы из-за денег ссориться с Службой ПБ и посягать на государственную казну. Игорь Алекперович против властей не бунтует. Да и не стал бы я на месте генерал-полковника в ближайший месяц-полтора вообще светиться в злачных местах: выборы на носу, любая оплошность в команде Президента добавит очков его соперникам – в том числе и клетчатому претенденту. Ему в особенности. «Неужели мы все-таки изберем клетчатого? – с внезапным унынием подумал я. – Ох, не хотелось бы. Может, пронесет? Смилуйся, государыня рыбка, спаси и сохрани».

Ничего не сказала рыбка старику Якову, только хвостиком вильнула и ушла в глубину. От нас, дураков, подальше…

Выйдя из казино, я вновь убедился в легкомысленности наших синоптиков: вопреки их прогнозам, дождь прошел, ветер утих, луну не загораживали никакие тучи. Шофер Константин, присовокупив к свету луны тусклую лампочку в салоне посольского «Форда», даже умудрялся что-то читать.

– Я бы поберег глаза, – наставительно проговорил я, садясь в машину. – Я, конечно, сам люблю почитать, но…

Шофер Константин отложил книжку, которая оказалась толстым пособием «Как быстрее разбогатеть».

– Ничего, – хихикнул он, заводя мотор. – Мы привычные. И книжка больно интересная. Столько способов стать миллионером, что глаза разбегаются… Там, в казино, одни миллионеры, да, Яков Семенович?

– Каждый второй, – ответил я. – Они там напополам с миллиардерами. И у каждого в руках точно такое же пособие по разбогатению…

Шофер Константин вновь радостно захихикал. Это не помешало ему одновременно ловко вырулить со стоянки возле «Вишенки» и направить бег нашего – вернее, американского – экипажа в направлении моего дома. Догадавшись вскоре, что я больше не расположен к юмору и разговорам, Костя проявил невероятную силу воли и тактично промолчал всю обратную дорогу. Лишь неподалеку уже от моего дома он осторожно предложил мне сделать небольшой маневр и подогнать авто прямо к подъезду.

60
{"b":"11374","o":1}