ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В принципе, покаянно подумал я, можно было обойтись и без партизанщины. Ты ведь не сам придумал себе это дело. Один звонок Голубеву – и ты получил бы в руки любое разрешение. Правда, для этого пришлось бы объяснять генералу, каким образом ты отыскал в куче необходимые досье. И вообще, чересчур много объяснять. И тратить на все это драгоценное время. Ладно. Мои методы – это мои методы.

Я заглушил мотор и вышел. Квартира Валерии Старосельской располагалась на третьем этаже. Перед тем как позвонить, я посмотрел на часы. 21.37. Время детское. Самое время ходить по гостям.

Звонок оказался хриплым и немелодичным крикуном, под стать самой Лере. От каждого нажатия он заходился треском, громким и, как выяснилось, бесполезным. Судя по всему, квартира пустовала.

Я замер перед дверью в раздумье. Существовало два пути. Вернуться сюда завтра, предварительно убедив генерала Голубева в необходимости ордера на обыск, получить его с большой волокитой, приехать сюда с полной машиной понятых и, вполне возможно, вообще ничего и никого не найти. Это был нормальный, законный и респектабельный путь.

Вариант номер два – напротив, абсолютно не законный – по идее, всерьез даже не должен был рассматриваться. Вариант состоял в следующем. Снова воспользоваться своей чудо-отмычкой и зайти в квартиру сейчас, не дожидаясь завтра и понятых. Конечно, в самом-самом крайнем случае сотрудник ФСК строго неофициально мог позволить себе такое самоуправство. Если, допустим, речь бы шла о жизни и смерти. Я прикинул. Как ни крути, а расследовал я дело о возможном покушении на самого Президента. В принципе, под эту формулировку мое будущее самоуправство подпадает.

Так что – если разобраться здраво – я ничего особенного не нарушил.

Мысленно я еще достраивал формулу своего оправдания, а рука моя, вытащившая отмычку, уже работала сама по себе.

Щелк. Я закрыл дверь и осторожно тронул пальцем выключатель в коридоре. Зажглась маленькая тусклая лампочка. Я пошел по коридору, вступил в единственную комнату и снова нашарил выключатель. Тут лампочка светила поярче.

Минуты через две я позволил себе очередное глубокомысленное умозаключение: поговорить с Лерой Старосельской мне едва ли сегодня удастся. Ввиду ее очевиднейшего отсутствия дома. Что-то мне подсказывало, что и завтра и послезавтра приходить сюда с понятыми или без абсолютно бесперспективно. Нет, теоретически Лера жила именно здесь. Вся обстановка – книги, портреты на стенах, газеты – свидетельствовала как раз об этом. Но также и было очевидно: хозяйка не появлялась здесь уже давно. Судя по слою пыли на подоконнике и подсохшему кактусу – месяца два, как минимум. Я осторожно, стараясь особо не наследить, обыскал комнату. Все здесь носило следы быстрого отъезда. Вешалки в платяном шкафу были наполовину пусты, чемодан отсутствовал. Книжная полка зияла несколькими лакунами – видимо, впопыхах хозяйка даже не сообразила чуть сдвинуть оставшиеся книжки, чтобы зазоры исчезли.

Эти лакуны, а также спокойно висящее в шкафу зимнее пальто привели меня к мысли о том, что, скорее всего, Лера уехала недалеко. Не исключено, что она по-прежнему находится в Москве.

Но только по адресу, которого уже наверняка не найти в архиве – ни в Мусорном, ни даже в Главном.

Глава 34

ДРОЗДОВ

– Я вам соболезную, генерал. В таком юном возрасте… Это ведь был несчастный случай, да?

Я промолчал. У Президента оказалась скверная привычка говорить с человеком стоя за его спиной. У Президента оказалось вообще довольно много скверных привычек. Например, бесшумно ходить кругами по своему кабинету и курить при этом вонючую трубочку.

Полчаса назад меня выдернули из дому срочным звонком, и вот теперь я стоял в кабинете главнокомандующего Всея Руси. Так близко я видел Президента впервые. Точнее, слышал. Ибо Президент упорно предпочитал держаться то с тыла, то с флангов.

Лучше было бы ему сменить тему разговора. В конце концов, не для того же он меня сюда вызвал? Хозяин кабинета словно бы прочел мои мысли.

– Впрочем, оставим эту печальную тему, – произнес он, появившись из-за моего правого плеча, выдохнул клуб дыма и снова спрятался мне за спину. – Я понимаю, как вам, отцу, тяжело…

Сказано это было с такой официальной участливостью и таким бодрым тоном, что я почувствовал, что с трудом держу себя в руках.

Спокойнее, спокойнее, приказал я сам себе. Он это делает не со зла. Он просто чиновник. Очень крупный, да, но чиновник. У них, наверное, просто принято в такой форме выражать сочувствие. Терпи, Дроздов, скоро пройдет.

– Я много слышал о вас, генерал, – проговорил из-за моей спины хозяин кабинета. – Бывший президент, я знаю, ценил вас, но вы ведь не были его человеком, верно?

Мне осталось только вновь промолчать. Видимо, Президент просто любил вопросы, на которые нельзя ответить ни да, ни нет. Похоже, мой собеседник испытывал удовольствие от того, что ставил человека в тупик. Мне даже послышалось легкое хихиканье. Хотя, скорее всего, это был только легкий кашель.

– Так не были, генерал?

Кажется, он все-таки хотел услышать мой ответ. Ну что ж.

– У нас не было с ним разногласий, – отрапортовал я, глядя перед собой. Не рассказывать же ему, что за весь шестилетний срок я встречался с президентом всего дважды. И оба раза – когда он приезжал к таманцам на учения. – Я выполнял приказы согласно уставу.

– Верно. Верно, мой генерал, – снова то ли хихикнул, то ли кашлянул за спиной Президент. – В Афганистане вы ведь тоже… как это… выполняли приказ. Правильно?

Я стиснул зубы до скрипа. Он меня мучить сюда позвал? Пока он был кандидатом, я много слышал о странностях его поведения. Но тогда я думал, что газеты, как всегда, привирают. Оказывается, нет. Только я боевой генерал, а не мальчик для битья.

– Господин Президент, – начал я решительно, – если вы полагаете…

– Полно обижаться, генерал, – быстро перебил меня Президент, легонько ткнув меня кулачком в спину. – Я отнюдь не из пацифистов, как вы, возможно, знаете. Афганистан был ошибкой, но не потому что мы там слишком много стреляли. Наоборот, мы там мало стреляли. И, главное, начали не вовремя. Мировое сообщество тогда еще не созрело, чтобы слушаться нас. Все эти санкции, эмбарго, бойкот Олимпиады… Сейчас бы такой номер у них не прошел. Верно, генерал? Мы бы сейчас смогли повоевать, так? Послали бы под Кандагар не одну армию, а три, пять, десять. И никто бы не пикнул…

Мне стало еще больше не по себе. Если он таким образом издевался надо мной, то я не понимал причины.

– Позволю не согласиться с вами, господин Президент, – сказал я твердо. – Афганистан был не ошибкой, а безмозглой авантюрой. Мы зря туда влезли. Я виноват в том, что понял это не сразу. В любое время готов нести за это ответственность, вплоть до трибунала.

Президент снова хихикнул-кашлянул.

– Да я шучу, дорогой генерал, – сказал он. Было слышно, как он причмокнул своей трубочкой. – Афганистан не стоит у нас пока на повестке дня… Скажите-ка мне лучше, как вы относитесь к возможности военного переворота? Может пойти армия против законно избранного Президента?

Вот оно что, подумал я с облегчением. Сразу бы с этого начал. Все они боятся человека с ружьем и хотят гарантий. Бывший президент оба раза, когда приезжал в расположение дивизии, спрашивал примерно о том же. Каждый его приезд совпадал почему-то с повышением цен. И этот туда же. Но куда уж больше! И так сегодня сахар не всякий уже может себе позволить…

– Армия всегда была и будет с народом, – ответил я привычной, накрепко заученной формулой. – Армия никогда не пойдет против своего народа.

Президент снова возник у меня из-за спины, теперь выйдя со стороны левого плеча. Повторилась та же процедура: он снова выдохнул клубок дыма и снова нырнул мне в тыл. Кажется, он рассчитывал на свой конкретный вопрос получить конкретный ответ. Что-то вроде искренних заверений, что нет, никогда, за вас в огонь и в воду… Про народ ему слушать было неинтересно.

30
{"b":"11375","o":1}