ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я сел на табуретку между пистолетным стендом и вытяжным шкафом и по привычке осмотрелся. Колба со взрывоопасными кристаллами с полки исчезла, зато на ее месте возник желтый человеческий череп, измазанный зеленым пластилином. Очевидно, кто-то восстанавливал лицо по методу Герасимова. Бедный Йорик, подумал я, имел в виду череп, а не покойного Герасимова. Впрочем, и он в каком-то смысле бедный. Придумал метод, чтобы восстанавливать облик усопших князей и императоров. А вместо этого хитроумные менты стали восстанавливать малосимпатичные физиономии всяких бомжей, безуспешно объявленных в розыск еще при министре Власике. Кстати, а кто сейчас министр МВД? Вот не помню. Кажется, все тот же, что и был раньше. Вообще любопытно, подумал я. Наш дорогой Президент практически не сменил кабинет. Оставил премьера, не принял отставки министров иностранных дел и обороны. Нашего Голубева тоже оставил. Турнул, кажется, только министра экономики, который воспротивился снижению цен на хлеб, водку и сахар. И это все. Как будто позабыл свои предвыборные обещания. Неужели Кремль на него так подействовал?

Или Некрасов был прав и что-то затевается?

Я поглядел на Некрасова, который, глядя в окуляр, что-то вдумчиво наговаривал на диктофон. Одновременно он строчил в тетрадке какие-то каракули.

– Ну, вот и готово, – произнес он наконец и устало потер лицо. – Черт. Совершенно не высыпаюсь. Увеличили штат, да что толку! Все равно с Левенгуком, кроме меня, никто у нас толком работать не умеет. Заколачивать микроскопом гвозди – вот все, что они умеют… Извини за вчерашнее, – добавил Некрасов неожиданно. – Что-то на меня нашло, какое-то отчаяние напало. Может, в самом деле все это пустые страхи. Может, это просто у нас атмосфера?…

Я вспомнил вчерашних Сапего и Воскресенского. Вроде умные люди, но как легко они решили, что КГБ опять взялось за старое. Все боятся, подумал я. Все подсознательно ждут чего-то ТАКОГО. Молчанию Кремля никто не верит… Ну ладно. Побоку политику. Мы, простые фискалы, лопаем, что дают.

– Атмосфера, – кивнул я Некрасову. – Во всем городе атмосфера. Не ты первый, не ты последний. – И, чтобы перевести разговор с тяжелой темы, я сунул Сергею карточки с отпечатками моих вчерашних знакомцев. – Сделай доброе дело, погляди, не совпадают ли эти пальчики с теми, что я вчера принес.

– Айн момент, – откликнулся Некрасов. – А потом я тебе расскажу о том, что ты мне притащил вчера…

С этими словами он быстро обработал снимки, сделал оттиски, снова залез в микроскоп и буквально через пять минут сообщил мне:

– Нет, не совпадают. Это не те.

Признаться, я и сам так думал. Но всегда приятно, когда точная наука подтверждает твои дилетантские гипотезы, рожденные чистой физиогномикой. Если бы вдруг выяснилось, что подозрительный террорист Андр – это Минич, Сапего или Воскресенский, я бы себя уважать перестал.

– Ловко ты, – с уважением сказал я. – Просто ас. Работал бы в частном сыскном бюро, давно стал бы миллионером.

– Барахло твои частники, – засмеялся Некрасов. – Они сами, чуть что, бегают в МУР за консультациями. Только и умеют, что интервью журналистам давать. Мы, мол, все дела доводим до конца… Ладно, слушай сюда. – Некрасов стер улыбку с лица.

– Слушаю, мастер, – почтительно отозвался я.

– Во-первых, пистолет, что ты мне дал. Ничего особенного. Обычный «стечкин», даже не модернизированный. В деле не был. Зато по номеру выходит занятная вещь. Это из партии, официально закупленной нами в Ижевске. Плачено из бюджета, а вот кто получатель… Получатель, естественно, засекречен. Говорить о нем можно только приблизительно. Армия, насколько мне известно, «стечкиными» уже не пользуется. Наше ведомство этих пистолетов за последние два года не получало. Следовательно…

– Следовательно… – повторил я с интересом.

– Следовательно, пистолет попал к секретным службам или к инкассаторам. Выбирай версию, которая тебе самому лучше нравится.

«Так-так», – подумал я. На инкассаторов эти вчерашние мордовороты никак не были похожи.

– Сережа, – осторожно спросил я. – А какую именно секретную службу ты имеешь в виду? Их как-никак целых три.

– Вот уж не знаю, – заявил мне Некрасов. – Может быть, вы. Может быть, Управление Охраны или соколы СБ. Выясняй сам, ты ведь в этих кругах вращаешься… Правда, – прибавил Сережа, – если этот пистолет как-то связан с отпечатками, то зацепка есть.

На мой взгляд, связь отпечатка с пистолетом мордоворотов была, но довольно слабая. Квартира Дроздова-«Кириченко». Именно Дроздову принадлежал бокс на почтамте. И именно возле дома Дроздова эти медведи на меня набросились… Нет, что-то здесь определенно было.

– Какая зацепка? – Я внимательно посмотрел в лицо Некрасову. Лицо эксперта было непроницаемо. – Ну ладно, не тяни…

Некрасов молча взял меня за руку и подвел к компьютеру.

– Смотри на экран, – приказал он. – Вот я ввел информацию об этом отпечатке. Гляди, что сейчас будет.

На экране замелькали цветные квадраты, потом компьютер виновато пискнул и на экране возник черный кружок с надписью по-английски. Сережа нажал пару клавиш. Компьютер запищал еще обиженнее, но кружок и надпись никуда не делись.

– Постой-постой, – сообразил я. – Он нашел отпечаток, но нам не отдает, так?

– Верно, – согласился Некрасов. – Требует допуск. Я ввел свой, муровский. Никакого эффекта. Теперь-ка ты введи свой, гэбэшный.

Я послушно пробежался по клавиатуре.

Компьютер повторил все ту же заунывную ноту. Картинка мигнула, однако по-прежнему осталась на месте.

– Как видишь, и Лубянка не всесильна, – подытожил Некрасов. – Есть ведомства, выходит, и почище вашего…

– То есть?

Некрасов хмыкнул.

– Встречался уже мне этот черный кружок. Похоже, что фирменный значок. Обычно одна солидная организация запирает им свои базы данных.

– Да кто? – Я нетерпеливо дернул Некрасова за рукав. Тот еще фрукт, тоже обожает говорить загадками.

– Не дергай, рукав оторвешь… Управление Охраны, конечно.

Я ошеломленно отпустил некрасовский рукав. Да-а-а, очень интересно. Выходит, что мой Андр состоит в штате у охранцев? И одновременно в Дем.Альянсе. Ну и ну. Когда-то мне попалась книжка про эсеровское подполье начала века. Там агент полиции Азеф одновременно возглавлял и боевую эсеровскую ячейку. И даже организовал убийство какого-то великого князя.

– Удивлен? – Некрасов, похоже, наслаждался моим замешательством. Я давно заметил, что эксперты чем-то похожи на фокусников. Исполнят свой замысловатый трюк и ждут аплодисментов публики.

– Забавно, – проговорил я, наконец-то собираясь с мыслями.

– Но и это еще не все. – Жестом опытного фокусника Некрасов подсунул мне вчерашний патрон. – Смотри, что я тебе сейчас покажу.

То, что он сделал, было невероятно. Этого не могло быть по законам физики.

– Черт возьми, – пробормотал я, не в силах сказать ничего другого. – Черт возьми… Черт…

– Появилась какая-нибудь гипотеза на этот счет? – поинтересовался Некрасов.

Я медленно приходил в себя. Это был не фокус. Гипотеза появилась, и была она вполне реальной и крайне тревожной. Надо было немедленно встречаться с генералом Голубевым.

Глава 46

ВАЛЕРИЯ

Утро началось с газеты. Я достала ее из почтового ящика по привычке. Дома у себя я выписывала «Известия» и «Московский листок», а здесь ничего. Хватало и того, что хозяева, сдавшие Андрею эту квартиру, выписали на год «Свободную газету». И теперь я каждое утро вынимала из ящика изделие хитроумного Витюши Морозова.

«Ну-с, что новенького Витюша наклеветал?» – подумала я, разворачивая номер еще в лифте. Как всегда, начинала я с последней страницы. На ней появлялись разнообразные отзывы, отклики и отповеди другим изданиям, которые, по мнению Морозова, недостаточно почтительно отзывались об их замечательной газете. Похоже, рубрику «Свободный бумеранг» вел лично господин Морозов. Или журналист, чрезвычайно умело подражающий стилю своего главного редактора. По-моему, выражения типа «свинская наглость газеты имярек, посмевшей вылить ушат грязных помоев», могли принадлежать перу только одного человека – самого Витюши. В этом номере доставалось «Московскому листку», посмевшему вылить что-то на кого-то из «СГ». Грызня эта была мне неинтересна, и я перевернула страницу. На предпоследней странице газеты помещались новости культуры. Я с сожалением пробежала все публикации. Невеликая радость следить за культурой по страницам «Свободной газеты», но все же лучше, чем ничего. Так, что у нас? «Ревизор» в театре Вернисаж, городничий въезжает на сцену на трехколесном велосипеде. Для рецензента ясно, что три колеса символизируют православие, самодержавие и народность… Боже, какая чушь. Отрывок из нового романа Кабакова «Похождения ненастоящего мужчины». Я начала было читать, вообразив, будто герой романа – импотент. Но оказалось, что это всего лишь зомби, оживший мертвец… Скукота. Кабаков совершенно исписался. А ведь «Роковая страсть» у него была ничего, критики даже ставили его в один ряд с Миллером и маркизом де Садом. М-да, мельчают великие… Я проглядела заметку «Триста тысяч одних статистов», посвященную очередной премьере в Киноцентре. Бог ты мой, сколько же лет я не была в Киноцентре? Хотя теперь уже не буду. Так что там? А-а, эпопея «Тихий Дон» Джорджа Лукаса. Маститый автор «Звездных войн» снял масштабное полотно о русском казачестве. Судя по рецензии, снял с размахом, сравнимым разве что с его космическим сериалом. В Америке фильм, оказывается, прошел с колоссальным успехом, а у нас критики высмеяли все старания режиссера. Что это, дескать, за казаки с американскими автоматическими винтовками М-16? Глупые критики, М-16 – отличное оружие, и если уж режиссер смог вооружить казаков этими любимыми американским народом ружьями, то надо радоваться. Должен ведь американский зритель увидеть в этих бородатых варварах что-то знакомое, иначе не посочувствует…

41
{"b":"11375","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Де Бюсси
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Армада
Нефритовые четки
Инстаграм: хочу likes и followers
Любовный водевиль
Звезды и Лисы
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Склероз, рассеянный по жизни