ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сочинив сей краткий опус, я отдал рапорт секретарше Голубева, вернулся в свой кабинет и стал обдумывать ближайший порядок действий. Перво-наперво надлежало успокоиться. Ярость – плохой советчик, даже если она благородная и вскипает как волна. Разумеется, на войне как на войне. Но взять себя в руки необходимо.

Чтобы немного успокоиться, я открыл шкаф и пошарил в комплектах спецодежды. Мысль сменить свой цивильный костюм на милицейскую форму была определенно удачной. Итак, перво-наперво мимикрия.

Через несколько минут в кабинете капитана ФСК Максима Лаптева возник капитан милиции Максим Лаптев. Форма была подогнана неплохо и смотрелась на мне гораздо лучше, чем штатский костюм. В форме я выглядел значительно солиднее… Порядок. Возьмем еще гаишный жезл. В таком виде вполне можно обойтись без машины. Останавливай любую и садись, тебя подвезут.

Уже намереваясь покинуть свой кабинет, я услышал телефонный звонок. Звонили не по внутреннему, а по городскому. Ленка? Я подскочил к столу и взял трубку.

Это была не Ленка. Это был мой приятель Ручьев, супруг своей жены Ирины и хозяин собаки Плаксы. Честно говоря, я даже забыл, что давал ему когда-то свой рабочий телефон.

Услышав голос Ручьева, я первым делом хотел извиниться и перенести разговор на потом. Но потом мне стало неудобно. Пять минут меня не спасут, а без дела Ручьев мне на работу звонить бы не стал.

Оказалось, Ручьев хотел попросить у меня совета, а Ирина – мне пожаловаться. Он надумал покупать газовый пистолет и не знал, какую марку выбрать.

– Да зачем тебе пистолет? – удивился я, на минуту забыв обо всех своих делах. Серегу Ручьева я мог себе представить с собакой, с компьютером или с книжкой. Но никак не с пистолетом. В этом было что-то несовместимое. Вроде сигареты в зубах Мадонны на картинах мастеров Возрождения.

Ручьев горестно признался, что живет в бандитском районе. Каждый день тут драки со стрельбой. Вчера, например, мафия устроила здесь разборку в метро, на станции «Профсоюзная».

– Прямо на самой станции? – полюбопытствовал я.

Ручьев сказал, что подробностей не знает, но вроде на самой станции или в подземном переходе, где туалет. Троих избили до полусмерти, четвертый ушел.

Ага, подумал я. Четвертый все-таки ушел. Четвертым, как нетрудно догадаться, был я сам. Роль мафии сыграли три мордоворота с желтыми пропусками-карточками и с пистолетами системы «стечкин». Мне вдруг пришло в голову, что в Москве и мафии-то никакой нет. Просто спецслужбы разбираются между собой, пугая честной народ вроде тихони Ручьева.

– Бери «вальтер», – деловито посоветовал я Ручьеву. – У него вид солидный. А еще лучше обучите вашего Плаксу команде «фас».

Ручьев переспросил название пистолета и грустно заметил, что Плакса у них знает только команду «гулять», а больше всего любит пожрать и поспать…

На этом месте трубку взяла Ирина, супруга Ручьева.

– Але, Макс, – затараторила она. – Скажи мне, дорогой, почему ваши меня сейчас на работу не пустили?

– То есть как не пустили? – растерялся я. Трудно было найти человека, который бы мог помешать Ирочке Ручьевой добиться своего. – И почему это наши?

– А то не знаешь! – огрызнулась Ирка. – Четверо каких-то дегенератов оккупировали литчасть в Большом и мне даже в дверь войти не дали. Заладили свое: «Охрана, охрана!» Их тут с утра уже в театре видимо-невидимо, а в нашей литчасти у них не то штаб, не то засада.

В голове моей все прояснилось. Кусочки мозаики, которые были рассыпаны по сторонам без пользы, точь-в-точь как папки в Мусорном Архиве, вмиг сложились в одну картинку. Вон оно что, подумал я. Ну, хитрецы. Ну, подонки. Как ловко все придумали…

– Что ты молчишь, Макс? – продолжала терзать меня Ирка. – Ну, скажи что-нибудь. Мне ведь домой из-за этого пришлось вернуться. Скажи на милость, что все это значит и когда все это кончится? А, Максим?

– Спасибо, Ирина, – сказал я совершенно невпопад. – Эти «наши» совсем не наши, это Управление Охраны, а я в ФСК… Я что-нибудь узнаю и сразу позвоню. Хорошо?

– Хорошо, – недовольно ответила Ирка. Она поняла так, будто я выгораживаю своих. Для нее тоже не было никакой разницы между ФСК, УО и СБ.

Между тем разница была. И большая.

И сегодня в ней-то было все дело…

Я выскочил из здания на Лубянке, замахал жезлом и с ходу остановил уазик. Перед тем как назвать адрес, я на мгновение задумался. Кто же из трех тот самый Андрей, слуга двух господ? Трахтенберг? Николашин? Колокольцев?

Глава 48

ТЕЛЕЖУРНАЛИСТ ПОЛКОВНИКОВ

– Вставайте, граф! – сказал знакомый женский голос. – Завтрак готов и уже стынет.

Я протер глаза, еще не очень соображая, где я. Снилась какая-то чушь. Будто в казино за столиком с рулеткой сидит все наше телевизионное начальство с Александром Яковличем во главе. Причем вся компания ставит на красное. Я тоже хочу поставить на красное, но мне не дают. «А вам на черное, на черное, – говорит Сан-Яклич. – Или на зеро. Но только учтите: проиграете – пойдете командовать Таманской дивизией. Танк водить умеете?»…

Я сел в кровати, обхватив голову руками. Ну и сон. Бред, а не сон. Интересно, как бы его старик Фрейд истолковал? Пожалуй, что никак. Рулетку и шефа он бы еще как-то объяснил, но Таманскую дивизию… Вот вопрос: если во сне вас хотят назначить комдивом – к чему это? К добру или не к добру? Может быть, к войне? Не дай Бог, конечно.

– Проснулся, Аркаша? – спросил меня все тот же голос. – Вот молодец. Я уже думала, тебя из пушек не разбудишь.

Дались вам эти пушки, все еще сонно подумал я, но уже проснулся. И догадался наконец, где я нахожусь. У Натальи. Ну да.

Сама Наталья, довольно улыбаясь, протягивала мне рубашку. Ее круглое лицо излучало одно сплошное Дружелюбие. Золотая улыбка едва ли не слепила мне глаза.

Мне стало неловко. Я ничем такого отношения к себе не заслужил. Даже вчера, заявившись к Наталье в полпервого ночи, я сразу недипломатично задрых. Или не сразу? Я потер лоб, соображая. То-то мне всю ночь танки снились. Чудилось, будто обнимаю броню какого-нибудь Т-72… Нет, пожалуй, все-таки сразу. Натальино дружелюбие – это аванс.

Я взял у нее из рук рубашку, припоминая события вчерашнего вечера.

Счастливо оторвавшись от соколов, мы еще попетляли для надежности и остановились в каком-то из любимых Мокеичем переулков.

– Все, братцы-кролики, – сказал я своей команде. – Спасибо за службу. Теперь разбегаемся. На три ближайших дня даю вам всем отгулы и исчезните с горизонта. В деревню, на дачу, в гости к теще – куда хотите. Только не, отсвечивайте в городе. Завтра на ТВ может быть скандал, и лучше, чтобы вас на горизонте не было. Соколы шуток не понимают. Пока они опомнятся да остынут, должно пройти какое-то время. Но пока сматывайтесь. Я вас прикрою, а вы, если что, все валите на меня…

– Вот еще, – пробурчала Катя. – Что мы, маленькие? Не первый год вместе работаем…

– Именно, – наставительно сказал я. – Пора бы привыкнуть, что в таких случаях приказы начальника не обсуждают. Вот берите пример с Мокеича: сидит и не обсуждает.

– Тебя обсудишь, – хмыкнул Мокеич.

– Вот так-то, – удовлетворенно согласился я. – Все, расходняк. Мокеич, отгонишь «рафик» на нашу запасную стоянку… Кстати, – добавил я, – одолжи-ка начальнику свою старую тачку. На пару дней.

Мокеич с готовностью отдал мне ключи. У него был старый ушастый «Запорожец», который он давно терпеть не мог, мечтал кому-нибудь сплавить и пока ездил по доверенности на «нивке» своей тещи. Я же, разбивший свою «Волгу», с удовольствием пользовался ушастым уродцем. С ним я был спокоен: такую машину грабить не полезут.

– А сами вы куда сейчас? – спросил Журавлев. – Домой вам тем более нельзя. Может, к нам? Потеснимся… Жена будет рада, – закончил он неестественно бодрым голосом. Как видно, ему смертельно не хотелось одному возвращаться к семейным разговорам про темпы инфляции. И мне, по правде говоря, тем более.

43
{"b":"11375","o":1}