ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вы меня не поняли, – кисло сказал он. – Мы не из СБ. Мы – из Управления Охраны. И этот милиционер…

Мосин обрадованно хмыкнул. Заулыбались и все остальные мои соколы. Как говорится, на ловца и зверь бежит. Штатский прочитал на наших лицах мстительную радость и испуганно примолк.

– Из Управления Охраны, вот как? – переспросил вежливо я. – Мосин, ты слышал? Эти бандюги, напавшие на милиционера, воображают, будто я им поверю. Я знаю Олега Витальевича Митрофанова и никогда не поверю, что у него в штате служат такие козлы…

– Врут они, врут! – услужливо хихикнул Мосин.

Штатский запричитал:

– Да у нас документы есть! Не верите, посмотрите в наших карманах…

– Это вы на что намекаете? – грозно прервал я. – Что мы, работники Службы Безопасности Президента, шарим по карманам, как жулики?!

Я повернулся к менту, которого уже развязали и который растирал затекшие руки:

– Парень, сделай милость, отгони их машинку куда подальше. А то она здесь проезжую часть загораживает. Тем более что этим гос-по-дам транспорт уже не понадобится… Идет?

– Будет сделано, – козырнул мент и полез в кабину. Чувствовалось, что с машиной он управляется ловко, почти как я в свое время с нашим патрульным Москвичом в Кузьминках.

Когда парень уже завел мотор, я все-таки не выдержал и спросил:

– Ты сам-то из какого района? Случаем, не кузьминский будешь?

Мент внимательно посмотрел на меня. Потом отчетливо сказал:

– Забыл представиться. Капитан Лаптев, Федеральная служба контрразведки. Благодарю за помощь.

Машина обдала меня выхлопными газами и умчалась.

Мосин возмущенно крякнул.

Боже ж мой, застонал я про себя. И тут фискал! Проходу нет от фискалов! Вся Москва в фискалах! Ну, Голубев…

– Хозяин! Может, догоним? – шепнул мне Мосин, не меньше моего оскорбленный.

Я поглядел вслед уехавшему автомобилю:

– Черт с ним. Разберемся лучше с этими. И – в Большой. Наши, наверное, уже заждались.

Глава 53

ТЕЛЕЖУРНАЛИСТ ПОЛКОВНИКОВ

Купить сигареты на Тверской оказалось большой проблемой. После реконструкции улицу сделали правительственной магистралью, по которой официальные кортежи специально проезжали, делая крюк. Считалось, что важные деятели таким образом приобщаются к нашему славному державному прошлому – пусть хотя бы на протяжении всего одной улицы. Новый наш мэр, помня о предвыборных заявлениях нашего Президента, первым делом выгнал с Тверской всех мелких коммерсантов, а бизнесменов покрупнее переселил в подвалы исторических зданий. Первое время местные жители с тоской озирались, присматривались, где бы чего купить, но потом привыкли…

Я, увы, не был тверским аборигеном и довольно быстро запутался в этих исторических подвалах: вывески тут были маленькие, располагались на уровне колен прохожих, да к тому же еще были исполнены (по требованию опять-таки мэра) замысловатой славянской вязью с обязательным присовокуплением еров и ятей. Только через километр напряженных поисков я заметил маленькую вывеску «Табакъ», купил у хмурого продавца свою «Магну» и снова вышел из подвала на поверхность.

Здесь, в трехстах метрах от «Националя», и выворачивала, по обыкновению, на Тверскую какая-нибудь правительственная кавалькада. Сегодня в этом месте милиционеров было особенно много. Они деловито переговаривались, расставляя легкие металлические барьеры. Небольшой участок дороги был уже огорожен с двух сторон, как если бы по Тверской собирались выпускать крупных хищников. Однако на самом деле милиционеры просто-напросто готовились к предстоящему проезду Президента в аэропорт и обратно. Времени до торжественного проезда было более чем достаточно, поэтому люди в милицейской униформе работали сноровисто, но не торопясь. Их старший, судя по погонам, майор, между делом покрикивал на своих подчиненных. При каждом окрике бригада милиционеров картинно замирала по стойке смирно, все брали под козырек и, естественно, прекращали работу. Я нарочно остановился посмотреть, прикидывая: когда же майор сообразит, что задерживают всех именно его начальственные команды и распекания?

Мне пришлось выкурить три сигареты подряд, прежде чем до майора дошло, что от криков его толку не будет. После чего он погрозил кулаком своим милицейским работягам и стал, как и я двадцать минут назад, озираться в поисках табачного киоска. Видно было, что майор командует здесь недавно.

Взгляд милицейского начальника обежал окрестности и задержался на мне. Я доставал в этот момент очередную сигарету и жестом показал, где тут спрятан заветный «Табакъ». Майор кивком поблагодарил и нырнул в низенькую дверь подвальчика. В отсутствие начальника работа у милиционеров пошла побыстрее. Дело было нетрудное, привычное и веселое. Я засмотрелся, как они перебрасывают друг другу полосатые барьерчики, и не заметил, как ко мне подошли сзади.

– Чего стоишь? Посмотрел и проваливай! – сказал за спиной грубый голос. Судя по интонации, это не был просто случайный прохожий, которому нечем заняться.

Я обернулся. Сзади меня стоял плечистый парень лет тридцати в темных очках и в строгом темном костюме, немного странном для жаркого осеннего дня. Хотя, не будь пиджаков, где нашим доблестным охранцам прятать свое табельное оружие? А то, что перед мной рыцарь Управления Охраны, лично мне догадаться было нетрудно: парень, видимо, принят был недавно и при разговоре машинально отрабатывал все тот же коронный жест УО слегка коснувшись левого лацкана пиджака, небрежно теребил его. Будь на мне пиджак, я недолго думая ответил бы ему тем же жестом, но на мне была всего-навсего ковбойка с закатанными рукавами. Поэтому я невинно спросил:

– А что, посмотреть нельзя? Тебе можно, мне нельзя?

Я нарывался, но в меру. На глазах у десятков милиционеров охранец не станет лезть в драку. Так и случилось.

– Мне можно. Управление Охраны, – серьезно заявил парень в темных очках и вытащил из кармана удостоверение. При этом из кармана выпорхнула какая-то желтая бумажка, похожая на спецпропуск в метро. Парень в очках с неожиданной грацией подхватил карточку и водворил ее обратно в карман.

– А кого же ты охраняешь, родной? – спросил я. – Этих, что ли? – Я показал рукой на бригаду милиционеров-барьероукладчиков. – Так у них вроде свой начальник есть…

– Кого надо, того и… – грубо начал охранец, однако потом, присмотревшись к моему лицу, вдруг спросил: – Эй, ты не с телевидения? Что-то я тебя вроде видел…

Вот оно, бремя славы, гордо подумал я. Занюханный охранец – и тот смотрит мою передачу «Лицом к лицу». И еще кто-то смеет утверждать, что я делаю программу для одних только высоколобых интеллектуалов!…

– Точно! Я тебя по ящику вчера видел! – обрадованно продолжил охранец. – Ты теперь вместо Димы Игрунова, да? Ну, у тебя вчера вышло покруче. Соколов вы классно раздразнили, у них аж морды перекосились… Или это были не настоящие соколы, а ваши, телевизионщики? – вдруг недоверчиво поинтересовался он.

– Настоящие были соколы, в самом лучшем виде, – уверенно сказал я. – Не сомневайся. Мы не биржа, у нас не обманывают…

– То-то я смотрю, – обрадовался охранец, – соколы как живые, вашим так не сыграть. Особенно этот, с толстыми щеками… – Он радостно хихикнул. – Как они за вами погнались, умора…

Ну да, мрачно подумал я, вспоминая, как бились об стену хрустальные бокалы. Тебе-то умора, Алексан-Якличу – прямой эфир, а мне-то что? Славу сменщика Димочки Игрунова? Слабовато для утешения.

– Смешно было, – подтвердил я. – Веселые ребятки эти соколы.

– Куда уж веселее, – поддержал охранец и, наконец, позволил себе следовать команде вольно: снял свои дурацкие темные очки и закурил. Лицо у него было молодое, довольное, правый глаз сильно косил. – Ты все-таки уходил бы отсюда, – доверительно сказал охранец, затягиваясь. – Через полтора часа проедет Президент, и все будут бдить. Сунешь руку в карман за сигаретами, а кто-нибудь из наших подумает, что за бомбой… И – поминай как звали!

48
{"b":"11375","o":1}