ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Порядок, – сказал он удовлетворенно. – Птенчики отдыхают в подъезде. Когда они очухаются, пусть попробуют позвать на помощь. Штаны их я забросил в мусоропровод… А вам должно быть стыдно, – обратился он уже к Лере. – Взрослая женщина, можно сказать, пожилая, а такой элементарный хвост не обнаружила…

– Совсем не пожилая, – обиженно произнесла Лера и потянулась к ридикюлю, который свалился на пол. Я взял ее сумочку сам, открыл и выудил из-под пистолета мятый платок. Лера кивнула, поплевала на платок и начала стирать старушечий грим. Обработав половину лица, она вдруг остановилась. Арестовывали ее не один раз, к этому она, видимо, привыкла. Но сейчас все было довольно странно.

– Ничего не понимаю, – произнесла она. – Да кто вы, черт возьми?

Вместо ответа я вытащил из Лериного пистолета обойму и показал Старосельской.

– Я сам все понял не сразу, – медленно проговорил я, надеясь, что она меня внимательно выслушает. – Даже сейчас я не могу свести все концы с концами… Вчера утром я знал только, что кто-то собирается убить Президента. Вчера вечером я уже представлял себе, КТО будет пытаться это сделать. А сегодня я стал догадываться, КОМУ все это надо…

– Конечно, международному империализму, – с насмешкой прервала Старосельская. – У Лубянки одни и те же песни. Еще Крючков, помню, называл меня агентом…

Я не стал тратить время на спор и продолжил:

– То, что здесь торчат уши Управления Охраны, я сообразил. Не очень было, правда, понятно, зачем Охране убирать Президента, если Управление и так при нем идет в гору. Сегодня утром мне на пальцах объяснили простейшую вещь. Тогда я решил, что ваше так называемое покушение состряпано Охраной как раз для того, чтобы героически выслужиться и с ходу подмять под себя остальные две секретные службы – ФСК и СБ. Идея древняя, но всегда срабатывала хорошо. Да, это была неплохая версия… Правда, потом, когда я узнал еще и про желтенькие пропуска в Кремль…

Лера сердито замахала рукой с платком. На лице ее осталась часть старушечьего грима. Вид у нее был довольно потешный.

– Что за ерунда! – тревожно сказала она. – Причем тут Охрана, какие пропуска? И почему покушение так называемое?

Я ожидал этого последнего вопроса и специально для Леры подготовил небольшой фокус, которому меня утром научил Некрасов. Я выщелкнул из обоймы один патрон, потом достал из кармана перочинный ножик. Лера смотрела на меня, как удав на непослушного кролика.

– Ловкость рук, – произнес я, – и никакого мошенства. Глядите все! – Я подложил планшет, чтобы было удобнее, взял патрон, изготовился… и стал резать пулю, как колбасу. Лера ахнула. Пуля, казавшаяся свинцовой, под ножом вела себя не хуже, чем колбаса: на маленькие аккуратные ломтики разрезать ее было легче легкого.

– Отличная работа, – поцокал языком Дядя Саша. – Такой пулей не убьешь даже таракана. Но выглядит оч-чень солидно…

– Вас подставили, Лера, – грустно сказал я.

Впервые Валерия Брониславовна Старосельская потеряла всю свою самоуверенность. На нее жалко было смотреть. Как будто она восстановила обратно весь свой грим и снова превратилась в старушку.

– Так, значит… – пробормотала она. – Получается, что Андрей… Да нет, быть не может…

– Кстати, – небрежно спросил я. – А какую роль вы отводили Николашину в этом деле?

– Дубль, – машинально сказала Лера, не отрывая взгляда от ломтиков пули. – План номер два. Если бы со мной что-нибудь случилось, он должен был меня заменить… Перед началом спектакля, возле лестницы в партер…

– А вот и Президент! – прервал наш разговор Филиков. Действительно, кортеж мотоциклистов и машин промчался мимо и остановился буквально в пятистах метрах от нашего лимузина. Открылась дверца Главного Автомобиля, и Президент в окружении соколов стремительно нырнул в дверь служебного входа театра. Все мы проводили его глазами.

– Интересно… – подал голос Аркадий Полковников. – А охранцами тоже предусмотрен план номер два?

Глава 65

ПИСАТЕЛЬ ИЗЮМОВ

Педрила-журналист не соврал: ждали в театре Президента, ждали моего закадычного врага! По этому случаю собрался весь бомонд – целая куча гиен пера и кое-кто с телевидения. Я прошелся по фойе в своих потрясающих армейских ботиночках, и меня узнали. Я почувствовал, как рыльце телекамеры потянулось за мной, как встрепенулись в толпе журналюг. Теперь нужно было подсекать. Я притиснулся к старушке, торгующей программками и разноцветными буклетами или каким-то дерьмом наподобие, и спросил: «Мамаша, где здесь будет сортир?!» Спросил я вроде бы ей в ухо, а получилось, что на все фойе. Сортир мне был, конечно, не нужен. Я успел отлить еще дома, да и знал я, где тут заведение Два Нуля. Важным был сам вопрос. В детстве я прочитал, будто бы с такого вопроса какой-то древний поэт – то ли Державин, то ли Пушкин – начинал свои визиты в присутственные места. Эта шуточка мне дико понравилась. И правильно: лучше спросить заранее, чтобы потом не бегать по коридорам и не искать, где бы, черт возьми, поблевать? К тому же фраза про сортир выглядела прикольной. Публика балдела: ка-а-кой крутой!

У старушки с программками когда-то был неплохой зад. Но давно. Лет двести назад. По-моему, она им даже пользоваться разучилась. Забыла, кошелка старая, что такое стульчак. И уж слово сортир восприняла как личное оскорбление.

– Что такое? Что такое? – закудахтала она, отпрыгивая от меня и чуть не теряя свои буклетики. – Что вы от меня хотите?

Да уж не то, на что ты надеешься, подумал я. Все вокруг уже смотрели на меня. На меня, на мои штанцы, мою сумочку и мою кепочку с одноименным «Фердинандом». Мимоходом оглядев фойе, я заметил, как недружелюбно посматривают на меня мальчики в штатском – этого добра сегодня было не меньше, чем журналюг. Придется осадить назад, мудро рассудил я. Если они меня выкинут до прихода Президента, то главного трюка с раздачей книжек мне не исполнить.

Я сказал добродушно:

– Программку хочу купить. И буклеты, вот этот и вон тот…

Старая кошелка с бывшей задницей опасливо вернулась на исходную позицию. Я вытащил пять баксов, отмахнулся от сдачи и сгреб в охапку разноцветное барахло, мысленно ища уже ближайшую урну. Вся эта дрянь отпечатана была на толстой роскошной бумаге, которую я ненавидел и в Париже. Богачи чертовы! Всю задницу обдерешь, разминай или не разминай.

Об этом я и сообщил на прощание бабке. Но уже тихо, не для фойе. Лицо кошелки перекосилось. Видно было, что книжку «Гей-славяне», сочинение писателя Изюмова, в детстве прочесть под одеялом запрещала ей кошелкина мамаша. Хотя какой там Изюмов! В пору ее детства единственной крутой вещью была поэма «Лука Мудищев». Ее, может, она и прочла под одеялом. Но уже забыла на старости лет. И написал поэму, кажется, не я.

Я обнаружил наконец урну, сбросил туда все свои покупки, похлопал себя по заднице и легкой пружинистой походкой отправился в зрительный зал. Я просто физически ощущал своим затылком злые взгляды журналистских гиен. Или я ничего не понимаю в жизни, или завтра хоть одна сволочь обязана написать: «К сожалению, визит Президента в театр был подпорчен хамской выходкой скандально известного Фердинанда Изюмова, который»… Впрочем, «который» будет в антракте. Нельзя складывать все яйца в одну мошонку. Я насторожил гиен, теперь ждите. Будет акт второй. Мне вспомнилось, как мой фрэнд Боря Казимиров хвастался, что написал пьесу в пяти половых актах, и жаловался мне, что никто ему не верит, будто он написал… «И я не верю, – честно сказал я ему тогда. – Максимум на что ты способен, – это пьеса в двух половых актах. Но даже в таком случае у твоего произведения будет открытый финал. Соображаешь?» После этих слов Боря сразу перестал быть моим фрэндом, и черт бы с ним. Казимиров теперь в Канаде, работает на ферме и разводит коров, а Фредди-беби стал европейской величиной. Писателем. Известным публицистом. Можно сказать, на одной ноге с королями и президентами. Будущими…

…и бывшими! Я нашел свое седьмое место на восьмом ряду и испытал легкое потрясение, узнав своего соседа. Ни хрена себе улыбочка Фортуны. Место номер восемь занимала массивная фигура. Седые пряди и нос картошкой. Он самый. Позавчерашний хозяин России, ныне скромный зритель в Большом театре. Сик транзит глория мунди… или муди? Забыл.

59
{"b":"11375","o":1}