ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пришлось крикнуть ему в самое ухо:

– Ну!!!

Крик – мое стратегическое оружие. Может, я использовал его и не в полную силу, но хватило и этого. Штатский схватился за голову. По-моему, у него лопнула барабанная перепонка. Крик плюс удушливая вонь сделали свое дело. Второй охранник с бессмысленными глазами распахнул дверцу, и мы стали вываливаться оттуда на воздух. Первым наружу вылетел охранник, но на ногах не удержался. Писатель-придурок в дымящемся пиджаке упал на четвереньки, вскочил и резко побежал куда-то в сторону, продолжая дымить, вонять и кашлять в одно и то же время.

– Пиджак сними, писатель! – крикнул я ему вслед.

Фердинанд услышал, стянул свой разноцветный пиджак, бросил его через плечо и припустил дальше. Дымный пиджак накрыл того охранника, который успел вылезти. Рыжая вонь расходилась кругами, и я почувствовал, что теряю сознание. Мне померещилось, что какой-то милиционер без фуражки и бородач с совершенно разбойничьим лицом хватают меня и куда-то тащат. Сопротивляться не было сил…

В себя я пришел уже в какой-то машине. Машина куда-то ехала. Я занимал треть заднего сиденья. С одной стороны сидела какая-то женщина и неумело обмахивала мое лицо ридикюлем. С другой стороны расположился мужчина с кинокамерой, который что-то снимал за окном.

– Что это было? – спросил я слабым голосом. С переднего сиденья ко мне повернулась разбойничья борода.

Борода весело хмыкнула:

– Жадность фраера сгубила! В том смысле, что выручила…

Милиционер, сидящий за рулем, сказал нетерпеливо:

– Дядя Саша, скажи нормально. Человек и так чуть живой.

Тот, которого назвали Дядей Сашей, великодушно объяснил:

– Кто-то из пассажиров пожадничал. Купил себе просроченный баллончик, да еще румынского производства. Они в три раза дешевле немецких, зато и корпус у них – чепуха на постном масле. А уж про то, каким дерьмом они его наполняют, сами можете убедиться. Причем, выдают это за нервно-паралитическую смесь…

Я принюхался. От моего костюма еще попахивало, но еле-еле. Какая-то добрая душа щедро вылила на меня флакончик приторных духов. Духи были явно не французские, но запах они надежно перешибали. И на том, как говорится, спасибо.

– Это писателя Фердинанда баллончик, – объявил я. – Моего товарища по несчастью. По-моему, он его просто неосторожно раздавил.

– Я же говорю, – произнес бородач. – Корпус у них чуть ли не бумажный. Экономию наводят, черти. Молодец, Фердинанд.

В салоне наступило молчание. Машина ехала как будто по центру Москвы, но все больше маленькими улочками и переулками.

– Пора познакомиться, – сказала моя соседка. – Моя фамилия Старосельская, лидер партии Демократический Альянс. С сегодняшнего дня, вероятно, партии запрещенной… Вы, кстати, можете не представляться, – любезно прибавила она, – вас тут все знают. Многие даже за вас голосовали…

– Спасибо, – проговорил я искренне. – Я про вас, кажется, слышал… Это не ваши останавливали танковую колонну в 91-м?

Лидер партии Демократический Альянс потупилась. Кажется, о том августе было приятно вспомнить и мне, и ей.

– Ну, не то чтобы останавливала… – протянула она.

– Но танки просто взяли и притормозили, – закончил за нее мой сосед с кинокамерой. Лицо его мне показалось очень знакомым.

– Полковников, – назвал себя он. – Аркадий Полковников. Может, вам попадалась на ТВ передача «Лицом к лицу»?

– Еще бы, – улыбнувшись, ответил я. – Я все ждал, когда вы меня позовете? Так и не дождался.

– Я не виноват, – возразил Полковников серьезно. – К вам было не пробиться. Раньше вас охраняли…

– А потом – караулили, – продолжил я. – Знаете, такая дачка в Завидово и много-много вооруженных людей. И все меня очень не любили.

Бородач опять повернулся к нам со своего сиденья.

– Филиков моя фамилия, – церемонно представился он. – Александр Вячеславович. Фискал.

– Капитан Максим Лаптев, – подал голос водитель в милицейской рубашке. – Коллега Дяди Саши.

– Это что же, – медленно поинтересовался я. – Вы ко мне приставлены Лубянкой или как?

– Скорее всего «или как», – подумав, сказал капитан Лаптев. – Тут вообще все очень странно… Если хотите, я вам сейчас все расскажу.

– Лучше дай я, – перебил Дядя Саша. – Ты у нас по-простому не умеешь, тебе бы все с психологией.

– Давай, расскажи по-простому, – согласился капитан.

– Ага, – важно кивнул бородатый Филиков. – Тогда с самого начала. Захожу я вчера в сортир на «Профсоюзной» и вдруг вижу…

Глава 69

ПРЕЗИДЕНТ

Это был хороший план… Да что там хороший – это был самый лучший план! Самый гениальный, самый тонкий, самый остроумный, какие умею придумывать только один я и никто другой.

Представьте себе покушение на священную особу Президента. Через пару-тройку месяцев после избрания, когда народ еще не остыл от обещаний, но уже простил цены на сахар и временно отложенный поход на Восток. Представьте себе террористку, один только вид которой у народа вызовет законную ненависть: в очках да еще и толстая – значит, много жрет. Теперь представьте себе компанию заговорщиков – бывший президент страны, ослепленный местью к сопернику, скандальный писака, к тому же гражданин Франции, да еще и украинский посол в Москве, ослепленный… предположим, проблемами Донбасса или чем еще хохлы могут быть ослеплены? Допустим, салом или горилкой. К тому же дама с пистолетом – это всегда очень смешно, а еще смешнее – писатель-порнограф в компании с бывшим президентом. Высочайший уровень издевки, такое только мне в голову придет. Здесь кругом сплошные плюсы. Эта… как еще там?… Новосельская так много во всеуслышание объявляла – еще до выборов – на меня покушение, что после выборов ее совсем просто было поймать на слабо. Дескать, ты все пела? Это дело. Так поди ж ты, постреляй… Вдобавок у этой недоделанной Фанни Каплан была еще и своя партия из трех с половиной человек, под названием Демократический Альянс. При желании наши славные органы смогли бы записать в эту партию тысячу, сто тысяч, миллион членов… Только свистни – и вся тундра будет заполнена Демократическим Альянсом, благо название подходящее.

Словом, идея была гениальная, потому что простая. Французское гражданство моего бывшего друга Фердинанда вообще было достаточным поводом, чтобы заявить об интригах Запада. Помимо того, Фердик еще и пользовался известностью как голубой, а наш простой народ известно как к педикам относится… Ну и, наконец, хохлы. По сигналу номер раз возмущенные народные массы вполне могли бы немного погромить особняк украинского посольства. Тут очень уместно было бы небольшое введение чрезвычайного положения ввиду чрезвычайных обстоятельств и покушения на священную особу. Ввести ненадолго, годика на три. И в это же самое время…

И в это время…

И в это время мозгляк Митрофанов, стоящий навытяжку посередине моего кабинета, робко кашлянул. Сталинский табак ему, видите ли, не понравился. Бог ты мой! Вот из-за таких остолопов ломаются самые блестящие замыслы. Вот из-за таких лупоглазых недоносков. У-у, мррразь.

Я на цыпочках подошел к мозгляку, втянул в себя побольше дыма и выпустил ему в самую рожу.

– Ты у меня в Магадан поедешь, в двадцать четыре часа! – Я оттянул трубку и щелкнул его по медному лбу. Звук был хорош. Я повторил процедуру. Звук стал еще лучше. Похоже, у начальника Управления Охраны в черепушке почти не было мозгов. К длинной царапине на лбу прибавилась еще и блямба. – Ты весь мой план изгадил… Ну, почти весь, – прибавил я во внезапном приступе великодушия. – Но изгадил. Где украинский посол?

Митрофанов что-то жалко прошептал, с трудом двигая губами.

– Ах, машина сломалась? Ах, в аварию попал? Ладно. Где тогда очкастая фанатичка с пистолетом? Ну, я тебя спрашиваю, ГЕНЕРАЛ?

– Ее… ее похитили… – через силу произнес этот кандидат в Магадан. – Увезли на машине…

– На какой машине? Кто увез?! Ну?!

– На нашей, на управленской… – покаянно прошептал все еще генерал Митрофанов. – Какой-то Лаптев из гэбухи спутал нам все карты… Прикажете вызвать Голубева…

63
{"b":"11375","o":1}