ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Апарин, разберись!

Белобрысый очкастый Апарин вскочил из-за стола и направился к нам, на ходу промокая рот обшлагом своей черной форменной рубашки. По мере приближения к нам выражение его лица последовательно менялось: сначала на нем явственно читалось одно только недовольство, потом появилось недоумение и под конец обозначилось нечто вроде страха.

При ближайшем рассмотрении мы представляли собой довольно экзотическую компанию: Валерия со своим пистолетом, насупленный экс-президент, возбужденный Полковников, бомжеватый Филиков и я в милицейской форме. Мы с Дядей Сашей тоже разжились пистолетами, найденными в сумочках солнцевских охранцев. Наша команда была вообще ни на что не похожа – разве что на туристскую группу, забредшую в поисках впечатлений черт знает куда. Или, допустим, на отряд командос, навербованных из представителей ЖЭКа.

В таком виде у нас было известное преимущество: карташовцы, не ожидая подвоха, подпустили нас довольно близко.

– Вам чего, начальник? – тревожно спросил очкастый Апарин, обращаясь ко мне. Вернее, не ко мне, а к моей милицейской форме.

– Встать! – внезапно заорал я.

Как и было договорено, при этом слове Лера немедленно пальнула в воздух. Игрушечными патронами убить было нельзя, зато звук они давали отменный.

В ту же секунду Дядя Саша красиво съездил белобрысому Апарину по физиономии. Тот взмахнул руками, пролетел через всю комнату и приземлился на обеденном столе, попутно смахнув на пол раково-пивное изобилие вместе со скатертью.

Карташовцы бестолково повскакивали с мест, еще не представляя, что им делать, – то ли спасать остатки провизии, то ли давать пришельцам вооруженный отпор. Сам лояльный Карташов, не в силах расстаться со своим раком, потерял необходимую инициативу. Пользуясь неразберихой, мы преодолели расстояние между дверью и бывшим столом яств, и Лера не отказала себе в удовольствии стрельнуть еще пару раз. Я тут же взял на прицел Карташова, а Дядя Саша стал с угрожающим видом поводить стволом, словно выбирая, кого раньше шлепнуть.

– Все к стене! – проорал я, надсаживаясь. Крики вместе с выстрелами в потолок на этих ребят действовали лучше всего. Сказалось еще и то, что их здесь учили подчиняться приказам.

Услышав мою команду, почти все карташовцы послушно стали отступать к стене, на которой были развешаны красно-черные штандарты и портреты фюреров. Выглядело это так, словно вся эта братия решила вдруг сфотографироваться на фоне знамени. Сходство усиливала еще и толкотня, которая непредусмотренно возникла у стены. В конце концов карташовцы сами собой рассчитались на первый-второй и стали в две шеренги.

– Руки за головы! – снова проорал я, заметив, что один из бывших пожирателей раков отступил не к стене, а куда-то вбок, к бумажным стопам, состоящим, по-моему, из карташовских газет. Видимо, это был самый молодой и самый воинственный чернорубашечник, которого наши убедительные аргументы не убедили.

Пришлось крикнуть, отдельно обращаясь к нему:

– Эй ты! Ты, тебе говорю! Встань к остальным, а то хуже будет!

Молодой и воинственный карташовец еще колебался. Он, похоже, воображал, что у нас здесь кино.

– Ну!! – пророкотал голос бывшего президента. Словно маленький смерчик пронесся по комнате. Стопа газет колыхнулась и повалилась на голову карташовца-камикадзе. Очевидно, газеты хорошо слежались, и поэтому звук получился чистый и громкий. Чернорубашечника-одиночку тут же сбило с ног, и через мгновение он только слабо шевелил конечностями, не в силах выползти из-под бумажной кучи. Весь центр комнаты покрылся слоем газет разной степени толщины: в эпицентре разгрома газетные горы были довольно высоки, а ближе к перевернутому столу долетели только отдельные номера. В обстановке такого разгрома заголовок газеты «Честь и Порядок» выглядел довольно нелепо.

Сам Карташов с ужасом поглядывал то на пистолет, то на учиненный в его штаб-квартире разгром. Самому ему неоднократно доводилось громить чужие штаб-квартиры и редакции, но такой беспорядок в обители «Чести и Порядка» был для него что нож острый.

– Та-ак, – произнес я голосом киношного людоеда. – Незаконное вооруженное формирование. Понятые, обратите внимание…

Услышав знакомое слово, Карташов чуть приободрился. Он вообразил, что это какой-то спятивший милиционер решил проявить инициативу.

– У нас все законно, – начал было он. – Мы охранная фирма на патриотических соборных началах. Издаем свою газету, все зарегистрировано…

– Ма-ал-чать! – прервал я его. – Или ты не слышал, что произошло покушение на нашего любимого президента, и все твои бумажки гроша ломаного не стоят?!

– Как – покушение? – испуганно спросил Карташов. Очевидно, увлекшись пивом и раками, они даже не удосужились включить радиоприемник.

– Так – покушение! – передразнил я его. – На месте преступления найдена вот такая газета, – нагло соврал я.

Карташов всплеснул ручками:

– Да эту газету мог принести кто угодно… Мы ее свободно раздаем, бесплатно…

Я зверски выпучил глаза, про себя подумав, что со стороны, должно быть, вид у меня донельзя отталкивающий. Впрочем, на таких, как Карташов, этот вид действовал лучше всего.

– Ключи, – скомандовал я. – Ключи от сейфа, живо!

Карташов занервничал, и я понял, что в сейфе еще и касса.

– Давай, давай ключи! – нетерпеливо крикнул Филиков, знаками показывая, что нам пора убираться. – Не зли начальника. Видишь, не в себе человек…

– Считаю до трех, – произнес я. – Раз… Карташов поспешно выудил ключи из бокового кармана.

– Открывай сам, – приказал я. Сейф вполне мог оказаться с секретом, и рисковать мне решительно не хотелось.

Карташов неуверенной походкой заковылял в направлении огромного несгораемого шкафа, тоже задрапированного штандартом с треугольной свастикой. По рядам карташовцев пробежал шепоток. Первый раз в жизни они видели, как их шеф безропотно сдает кассу.

Возле сейфа главный чернорубашечник немного замешкался. Чтобы чуть приободрить его, Лера выстрелила у него прямо над ухом. Карташов крикнул «Ай!» и тут же завозился с ключами. Замок плохо поддавался.

– Саботаж? – с угрозой спросил я, с трудом сдерживая смех. Вероятно, это был нервный смех, потому что ничего особо веселого в нашем положении не было. А после того, как по милицейской волне пообещали открывать огонь на наше поражение, перспективы перед нами открывались самые безрадостные.

– Крак! – сказал сейф, и дверца открылась. При виде содержимого я невольно вспомнил любимую фразу капитана Блада: «Кто предупрежден, тот вооружен». Нет, работа на Лубянке имеет кое-какие преимущества.

Я быстро приказал Карташову:

– Шаг назад.

Филиков все так же зловеще повел стволом, и Карташов, бросив прощальный взгляд на полки сейфа, послушно отступил.

Мои информаторы не соврали: все четыре автомата АК-74 были здесь. Запасные магазины были уже снаряжены, так что нам оставалось только подхватить находку. Дядя Саша нагрузился оружием и сразу сделался похож на какого-нибудь кубинского или латиноамериканского солдата удачи. Он и без автоматов смотрелся довольно мрачновато, а с автоматами и вовсе прямо-таки излучал опасность. Помимо автоматов, на одной из полок случайно залежалась граната Ф-1, и я понял, каким образом мы будем покидать эту гостеприимную штаб-квартиру.

Карташов заметил, что на кассу мы не посягнули, и почувствовал себя увереннее. Он начал делать какие-то знаки своему чернорубашечному семейству, воображая, что мы не заметим.

– Жить надоело, да? – безразлично спросил Дядя Саша, щелкнув затвором трофейного Калашникова.

Карташов застыл в неудобной позе: рука его еще делала знак соратникам, а голова уже предупредительно была повернута в сторону человека с ружьем.

– Я – ничего… – произнес Карташов. – Голова зачесалась…

Я развернул этого деятеля к себе лицом.

– Где твоя «беретта»? – грозно спросил я. – Пятнадцатизарядная. Куда ты ее дел? Ну, отвечай!

Карташов, пораженный моим всезнанием, только заплямкал губами.

67
{"b":"11375","o":1}