ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кажется, дурак Мосин еще больше приободрился.

– Начальник Управления Охраны! – воскликнул он. – Я знаю, где он сейчас! В особняке охранцев, руководит поиском… Я могу показать!

При тусклом свете лампочек я увидел кривую усмешку на лице Тора-Дроздова. Мосин задрожал.

– Покажешь, – сказал негромко генерал Дроздов. – Обязательно. Сейчас.

После этого он наконец кивнул мне:

– Вечер добрый, Аркадий. Кажется, мы тут вовремя?

– Спасибо… – только и смог сказать я. – Если бы не вы… Вы нас все-таки нашли…

Генерал Дроздов надел свой шлем.

– Спасибо скажите своему сумасшедшему японцу, – усмехнулся он. – Всю дивизию переполошил. Хотя, конечно, ОНИ, – Дроздов кивнул на съежившегося Мосина и оцепенелых соколов, – у нас уже были на примете. Так орали на своей радиоволне, что запеленговать их было пара пустяков. Хотели сначала отложить до утра, но как услышали по радио…

Тут Дроздов заметил бывшего президента и строго по уставу ему козырнул:

– Здравия желаю, господин президент!

– Бывший, бывший, – спокойно уточнил наш спутник, пожимая генералу руку. – Спасибо. Таманцы, как всегда, на высоте. Не желаете присоединиться к нам? – поинтересовался экс-президент у Дроздова. – Мы тут в Кремль решили зайти.

– На экскурсию, – добавила Лера. Она все присматривалась к Дроздову, а потом произнесла с интересом: – Не припоминаете меня?

Генерал Дроздов секунду помедлил. Видимо, он выбирал, кому именно он должен отвечать первым – бывшему президенту или даме. Потом выбрал.

– Я вас помню, – кратко сообщил он Лере. – Несколько лет назад на окружной дороге вы забросали меня мокрыми клочками бумаги. Чьим-то портретом. Мы тогда славно покурили… – После чего Дроздов снова козырнул экс-президенту. – Извините, – произнес он, – неотложное дело. Надо заехать в Управление Охраны. Если хотите, можем только подбросить вас прямо к кремлевским воротам.

– Благодарим, генерал, – ответил экс-президент. – Я пошутил. У нас есть свой транспорт. Мы проедем тихонько, из пушек палить не будем.

Максим Лаптев произнес негромко:

– Спасибо вам. Я знал вашего сына и…

Лицо сурового северного бога исказилось мукой, и я вдруг понял, что никакой Дроздов не цельнометаллический, а держится из последних сил.

Впрочем, он тут же взял себя в руки.

– Время, – сказал он сурово. – Мне пора, и вам, кажется, тоже. Перелезайте… Стоять! – крикнул он уже Мосину и мосинцам, которые вообразили, что это предложение относится и к ним тоже. Те испуганно вжались в стену.

Мы по одному взобрались на броню и, придерживаясь руками за башню, выползли из дворика-пенала к своему «БМВ». Последним на броню влез сам Дроздов. Я шел замыкающим и слышал, как за моей спиной генерал проговорил что-то на чужом языке. Я расслышал только «иншалла» и «джамаль»…

Через минуту мы уже сидели в машине и Лаптев пробовал мотор.

– Значит, так, – говорил экс-президент, пересевший теперь на переднее сиденье, рядом с Максимом. – Пропуска эти желтые держите под рукой. Они нам, конечно, помогут, но дело не в них одних. Главное…

Раздался грохот танкового дизеля. Огромная машина, поглотившая бога обратно, стала медленно выезжать из двора-пенала. Или въезжать?!

– Что они делают?! – воскликнула Лера, тоже выглядывая в окно. – Им ведь надо вперед, а не назад!

Я в ужасе промолчал, потому что все понял. Кажется, поняли и все остальные. На несколько секунд танк почти весь исчез под аркой, потом раздался сильный удар, какие-то еще странные звуки, словно кто-то огромный раздавил скорлупу большого куриного яйца. Потом все стихло, и танк, как ни в чем не бывало, вынырнул из двора и с ходу въехал на дорогу. Из люка на несколько мгновений показалась голова в шлеме и правая рука. Генерал прощально махнул рукой нашему авто, после чего люк с лязгом захлопнулся и танк вырулил куда-то в темень. Еще некоторое время мы слышали лязг гусениц и грохот.

– Боже мой! – сказал я, содрогнувшись от только что увиденного.

– Афган, что ты хочешь, – жестко произнесла Лера. – Знают истину танки. Либо они тебя, либо ты их. Узнаю почерк… Впрочем, – зло добавила она, – ЭТИХ мне не жалко.

– Едем, – сумрачно сказал экс-президент. Как видно, и на него картина короткой и жестокой расправы генерала с соколами произвела впечатление.

Макс послушно тронул машину, и мы поехали по направлению к Боровицким воротам. Встречного транспорта практически не было, прохожих – тоже. Мы ехали по пустынной темной Москве, и никто даже не думал нас останавливать. Впрочем, я догадывался, что через четверть часа охранцам будет уже совсем не до нас.

– Постойте, – вдруг вспомнила Лера. – А кто-нибудь забрал их автоматы? Мы, выходит, так и остались безоружными.

– Желаете, Валерия, ТУДА вернуться и их подобрать? – угрюмо спросил экс-президент. – Можем повернуть. Но только вы В ТОТ ДВОР сами сходите…

Я зябко поежился, вмиг представив себе, ЧТО осталось от Мосина и соколов. Старосельская, видимо, представила тоже.

– Нет, – проговорила она нерешительно. – Но ведь оружие… Как же мы так, с голыми руками?

– И, как один, умрем в борьбе за это… – тихо и печально пробормотал Макс. У него, похоже, на душе тоже кошки скребли, хотя его-то убийством удивить было довольно трудно.

Экс-президент повернулся к нам со своего переднего сиденья.

– Оружие нам ни к чему, – веско проговорил он. – Мы ведь не собираемся снимать караул или мину под стену подкладывать. Въедем, как положено, через ворота. Безо всякого боя.

– Это как? – недоверчиво спросила Лера.

– А так, – ответил бывший президент.

Глава 78

ВАЛЕРИЯ

Году примерно в 90-м тогдашний главный гэбист Крючков пугал Горбачева Дем.Альянсом. Однажды он сообщил даже, что после одного из митингов демократы намерены штурмовать кремлевские стены и уже как будто заготовили металлические кошки и веревочные лестницы. Я тогда очень веселилась, узнав об этом, потому что на стену физически не смогла бы залезть, даже если бы очень и захотела. Ни я, ни покойные Фортунатов с Андроном альпинистами не были. Да и Кремль нам тогда совсем не был нужен…

А теперь, представьте, стал нужен.

Однако лезть на стену не понадобилось.

Все было действительно до смешного просто. Не доезжая немного до Боровицких ворот, экс-президент объяснил нам все, и я пожалела, что в 90-м его не было среди наших в ДА. На Боровицкие ворота всегда ставили самое свежее деревенское пополнение. Это была давняя кремлевская традиция, возникшая, по слухам, еще во времена Сталина. Тогда как раз впервые здоровенных голубоглазых парнишек из-под Костромы или из-под Иркутска стали отбирать по росту в кремлевский полк. Уже в последние годы Боровицкие ворота стали таким же историческим местом, как и Тверская. Здесь несли службу лейб-гренадеры, одетые в опереточные мундиры. Как мне объяснил наш бывший президент, туда специально ставили мощных, но не шибко умных парней. Чтобы не развратить их цивилизацией, газет им не давали, радио они не слушали, а из книг им выделяли только исторические романы, чтобы они вживались в образ. Если верить рассказу нашего экса, большинство внутрикремлевских анекдотов было связано как раз с этими гвардейцами. Службу они несли самоотверженно и все бы легли костьми, решись кто-нибудь с боем прорываться через их заграждения.

Но обмануть их было можно.

В 22.15, сразу после смены караула, Макс Лаптев остановил нашу машину перед воротами, деловитой походкой подошел к двери дежурки и постучал в застекленное окошечко.

Оттуда немедленно выпрыгнула пара гренадеров с автоматами Калашникова наперевес. Я почему-то сразу вспомнила статью про фильм «Тихий Дон», которую я прочла утром в газете Витюши Морозова. И решила, что лейб-гренадеры с автоматами выглядят ничуть не слабее, чем донские казаки с винтовками М-16.

– Стой, кто идет? – синхронно сказала парочка, держа автоматы на изготовку. Тренировали их, наверное, отменно, потому что дуэт получился необычайно слаженным.

74
{"b":"11375","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мертвое озеро
Сильнее смерти
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Никогда тебя не отпущу
Всё о Манюне (сборник)
Иди к черту, ведьма!
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
В объятиях лунного света
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни