ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сейчас, – проговорил он, подошел к стене и начал ее ощупывать. Макс Лаптев, взяв в руки настольную лампу со стола, поднял ее повыше, чтобы хоть немного улучшить освещение.

– Ну, что там? – спросил я, не выпуская из рук драгоценной камеры. Пленка кончилась, но и то, что я успел запечатлеть, было бесценно. Только вот увидит ли это хоть кто-нибудь и когда-нибудь?

Бывший президент вдруг сказал:

– Так… Вот. Да, это здесь. Максим, посветите!

Лаптев поднес лампу поближе, насколько хватило провода. Мы с Лерой тоже приблизились.

Стена выглядела сплошной. Только если сильно приглядеться, можно было заметить, что одна панель чуть выступает. Ни ручки, ни какой-нибудь кнопки на панели не было. Только одно небольшое отверстие.

– Открывайте! – нетерпеливо сказала Лера, как и все мы, прислушиваясь к звукам за главной дверью. Дверь уже потрескивала. Хорошее дерево использовали в Кремле. Но и оно едва ли выдержало бы долго. Я догадался, что Лерино желание пострадать вытеснилось нормальным инстинктом самосохранения.

– Тут просто так не откроешь, – ответил бывший президент. – Здесь старая конструкция, никакой электроники нет. Ищите ключ!

Сказать было легче, чем сделать. Макс профессионально-осторожно исследовал карманы френча покойного президента, а мы с Лерой тщательно перерывали все ящики письменного стола. Тщетно. Похоже, покойник напоследок сумел-таки достать нас и припрятал ключ. Или, что было вернее, просто-напросто еще не настолько изучил все свои кабинеты, чтобы узнать все их секреты. Нам было, в общем, все равно. Результат был один: никакого ключа не было.

– Ну, что же, – произнес Максим с каким-то спокойствием. – Когда они ворвутся сюда, мы сможем, по крайней мере, уложить парочку соколов…

– …и погибнуть в честном бою, – проговорила Лера. Она поняла безвыходность нашего положения.

– Эй, – осторожно сказал я. Было страшно и погибать в бою не хотелось. – Может, все-таки есть спасение?

– Было! – уже безразлично произнес экс-президент. – Вот за этой самой панелью. Там такой туннель, и выход очень удобный. Я, помню, сам… Ну, не повезло. – Он с досады стукнул кулаком по панели. Неожиданно с другой стороны панели раздался ответный стук.

– Кажется, они добрались и сюда, – проговорил Максим. – Лера, быстро дайте мне пистолет.

Лера сделала шаг к Максиму, но дойти не успела.

Панель стада медленно отодвигаться.

«Вот и конец», – понял я, уже заранее представляя, как сейчас посыплются в кабинет разъяренные соколы, на ходу открывая огонь.

В отверстии показалась смутно знакомая ушастая голова.

– Не стреляйте, – прошептала голова. – Я ваш друг. Быстрее сюда, здесь можно выйти…

– Погодите, кто вы такой? – с недоумением спросил Максим.

– Да быстрее вы! – с нетерпением проговорил ушастый. – Заходите сюда… Васечкин моя фамилия.

Глава 82

ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ

12 сентября 199… года деструктивными элементами из Управления Охраны при Совмине России и из Службы Безопасности Президента России была предпринята попытка государственного переворота в стране. Мятежники предполагали установить в стране полицейско-фашистскую диктатуру, а в международных отношениях – вернуться ко временам так называемой холодной войны. В результате террористического акта погиб Президент России. Благодаря мужеству и героизму сотрудников Федеральной Службы Контрразведки и лично директора ФСК генерал-майора И.А.Голубева, а также при посредстве Таманской дивизии генерал-полковника К.Н.Дроздова путч в столице был подавлен. Главари мятежников (руководители СБ и УО) погибли в завязавшейся перестрелке. В ходе проведения боевой операции скончался от сердечного приступа комдив К.Н.Дроздов.

На чрезвычайном заседании Правительства России, принято решение назначить временно исполняющим обязанности Президента РФ (сроком на три месяца) премьер-министра России В.С.Степанова. На внеочередном пленарном заседании Государственной Думы РФ подавляющим большинством голосов решено провести внеочередные президентские выборы по истечении трех месяцев (ориентировочный срок – 12 декабря 199… года).

Правительство РФ и Российская Государственная Дума приняли совместное решение объявить с 14 по 16 сентября трехдневный траур в связи с гибелью Президента РФ…

Глава 83

МАКС ЛАПТЕВ

(Эпилог)

– Ну что за врун! – сердито выпалила Лера Старосельская и передала сегодняшний номер «Свободной газеты» с Официальным сообщением Аркаше Полковникову. – Тут больше половины – чистая брехня!

– Будьте снисходительны к Васечкину, – сказал я. – У него это профессиональное. По крайней мере кое-что правдивое здесь имеется…

Мы втроем стояли у стойки регистрации в аэропорту «Шереметьево»-2. Нет, мы сами никуда не улетали: просто провожали одного человека.

Полковников тоже прочитал сообщение и стал, не торопясь, разглядывать весь оставшийся номер. Первую страницу занимал огромный прочувствованный некролог Президента с фотографией. На ней покойный был без своего френча, улыбался и выглядел почти приличным человеком. Не сомневаюсь, что в официальной историографии он вполне может остаться как Президент, Который Желал Добра России, Но Не Успел Достичь Цели. К. счастью для нас. Но вот о том, что к счастью, – мало кто будет знать. Покойник не ошибся. Ни по какому телевидению пленку, отснятую Аркадием, показать не разрешили. Чтобы не подрывать престиж страны. Скажем спасибо, что хоть мы сами не попали в список террористов и заговорщиков…

– А-а, вот и наш герой! – протянул Полковников, переходя к статьям на последней полосе. Там красовался огромный портрет писателя Фердинанда Изюмова.

Изюмов был в своей кепочке, в костюме жокея и в огромных сапогах со шпорами. В интервью главному редактору «СГ» Виктору Морозову писатель Изюмов рассказывал о своем героическом противостоянии террористам из Управления Охраны. О покойном президенте Изюмов отзывался в уважительных тонах.

– Молодец, Изюмов, – насмешливо подхватила Лера. – Теперь всем будет ясно, кто на самом деле подавил путч. Два больших демократа – Фердик Изюмов и Витюша Морозов. И еще майор Филиков, – прибавила она не без издевки.

Это было произнесено специально в расчете на меня. Филикову действительно тут же было присвоено звание майора и наш Голубев поощрил его ценным подарком. Возможно, произошло это именно потому, что полуобгоревшую бороду все-таки пришлось сбрить. Сам я остался капитаном, но не особенно расстраивался. Я был рад, что все обошлось и что я, к великому счастью, в тот самый день догадался отправить Ленку с дочкой к родным. Потому что ко мне в тот вечер, оказывается, вламывались охранцы, а потом еще и соколы. Никого не обнаружив, они постреляли в стены, по шкафам и изуродовали в том числе десятка два книг… Впрочем, как я догадался по голубевским намекам, квартиру мне отремонтируют за счет Управления. Это, согласитесь, гораздо практичнее, чем лишняя звездочка…

– Да, – проговорил Аркаша, складывая наконец газету. – У Васечкина наврано изрядно. Но если бы писать всю правду, понадобился бы роман в три сотни страниц…

Я кивнул. Полковников был, в общем-то, прав. То, что знали мы, едва ли уместилось бы в коротком сообщении. Слишком долго пришлось бы объяснять, почему на самом деле Пал-Секамыч застрелился в собственном кабинете под портретом Президента, включив на полную мощность сразу все свои замечательные телевизоры. И по какой именно причине Дроздов со своими таманцами выкуривал из здания Управления Охраны генерала Митрофанова и, в конце концов, просто расстрелял весь особняк прямой наводкой, отчего погиб не только Митрофанов, но и четверть всего наличного состава УО. И пришлось бы рассказывать историю о том, как пресс-секретарь Васечкин обо всем догадался и вышел на Игоря Дроздова-«Кириченко», добыв ему отпечаток и патрон. И еще о том, почему отказало сердце у железного Дроздова-старшего, который продолжил свой афганский спор, но только уже на родной земле…

78
{"b":"11375","o":1}