ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я послушно покинул помещение и, выйдя на улицу, разжал кулак - вся ладонь была в мелкой кирпичной пыли…

Офис Фишера помещался в здании министерства на Новом Арбате. Собственно говоря, министерства в здании практически не было - все этажи были захвачены коммерческими структурами, причем самые удобные, с лучшими коридорами и престижными кабинетами. Сотрудников министерства вытеснили, и они ютились где-то на антресолях, чуть ли не в подсобных помещениях. Зато собирали арендную плату. Рынок!

Чтобы долго не бродить коридорами, я зашел в первую же комнату с фирменным знаком «Децибела» и спросил сотрудника, как найти его шефа. Молодой, вежливый и очень культурный человек вызвался проводить меня. Дорогой я поинтересовался, чем занимается их фирма. Судя по названию, поставкой музыкальных центров? «Что вы, - поразился молодой культурный бизнесмен моему невежеству, - совсем другими делами, а «Децибел», как вы должны знать, это имя знаменитого коня Александра Македонского. Наш символ». Ну, нехай буде Децибел. Чи Буцефал…

Фишер занимал бывший кабинет замминистра. В огромной приемкой сидели за столами две секретарши (одна - старая и страшная - для работы, другая - молодая и красивая - для досужих утех) и бродили двое молодцов-охранников.

Один из них молча смотрел на меня, другой спросил;

– Вам назначено?

– Нет, Но я по крайне важному для Льва Ильича делу.

– Как доложить?

– Скажите просто: Сергеев из утро. Он поймет.

Охранник скрылся за дверьми глубокого тамбура, быстро вышел и кивнул другому, молчаливому.

То подошел ко мне вплотную:

– Поднимите руки. У вас есть оружие?

– Да, - я показал ему глазами, где прячется мой пистолет.

Он вынул его из кобуры и положил в ящик металлического стола, защелкнув его замок.

– У нас такой порядок, извините, - сказал тот, что докладывал. - После попытки покушения.

– Я понимаю, - пожал я плечами. - Можно заходить?

Фишер сделал вид, что оторвал седалище от кресла. Кивнул, указал рукой на приставной столик. Слева от него, на большом телефонном столе, среди пестрой толпы аппаратов, замысловатых и оригинальных, я разглядел даже «вертушку» - солидную, прежних времен, с бывшим гербом державы. Вот так, ребята!

– Давно не виделись. И ролями за это время поменялись.

– Не думаю, - сказал я.

– С чем пришел? - Время дорого, на деликатности его нет, говори поскорее и уходи, если сможешь, - так прозвучал вопрос.

– С информацией. Некая группа намеревается взять крупный кусок в коммерческом банке. Чтобы решить вопрос, приобретена соседняя контора…

Фишер пожал плечами:

– Ты адресочком не ошибся? Стучать надо в другую дверь. Ближе к центру.

– Контора куплена на твое имя.

Он резко подался вперед. Поверил. Сразу.

– Кем?

– Условие ставить?

– Никаких условий. Сам понимаешь.

– Условия будут. Сам поймешь. Контору взяли люди Руслана.

Больше всего я боялся, что он сейчас тупо взглянет на меня и искренне спросит: «Какого Руслана?» - и будет своими молодцами выбивать из меня данные. А надо бы - наоборот.

Но Фишер не моргнул и глазом. Поэтому я посвятил его в остальные детали. Естественно, не во все.

– Спасибо, - медленно проговорил он, не сводя с меня острых глаз. Рука его нырнула в верхний ящик стола, побегала там, пошуршала, медленно поползла обратно. Я приготовился нырнуть под стол (не предотвратить, так хоть отсрочить!). В руке был белый конверт. - У меня есть правило: любое дело - дурное или доброе - не оставлять безнаказанным. - И протянул конверт мне.

Я машинально взял его в руки. Судя по тому, что не очень плотный, в нем - доллары. На конверте карандашом была написана фамилия. Не моя, конечно. Фролякина.

– У меня тоже есть правило, - сказал я, возвращая конверт. - Я…

– Знаю. Относительно честный.

– Немножко честный, - поправил я.

– Разве есть разница?

– Для меня - да.

– Почему же ты тогда сообщил мне об этом? Какой твой интерес?

– Хочу заняться бизнесом. Кое-какие данные у меня есть. Есть связи. Могу быть полезным…

– Увертюра. А либретто?

– Мне нужно выйти на Руслана. Напрямую. С предложениями. Мне удалось установить, что его резиденция - в подмосковном Воронове. Но в том районе их три. В каком из них?

– Могу сделать тебя счастливым. А могу и нет. И даже хуже того. Помнишь, как ты со мной работал?

– Я с тобой работал честно. Как и с другими.

– Потому и уйдешь довольным. И живым.

Он дал мне адрес, толковые разъяснения, несколько деловых советов. Но из того, что он не заинтересовался мной как возможным партнером по бизнесу, а безоговорочно уступил меня конкурентам, было ясно, что Фишер прекрасно понимал, зачем мне нужен Руслан. Перышки его ребятам он, конечно, пощиплет, а мое выступление ему тоже на руку. И на карман.

Хорошо звучит - киллер Сергеев. Все ниже опускаюсь в грязь, и все меньше становится мое «немножко» - съеживается, как шагреневая кожа. Ладно, об этом потом. Нагрешим до конца, а уж после покаемся. Если успеем.

Шеф ходил по комнате, пиная ногами стулья.

– Если я не успею, вы разберитесь потом с Фролякиным.

– Это потом. А сейчас?!

– Ничего страшного не произошло. Напротив, все это - нам в цвет. Фролякин под нашим руководством сделает три добрых дела: предотвратит ограбление, спровоцирует разборку между двумя сильными группами и получит «поощрение».

– Запутается твой Фролякин.

– Поможем, Иван Федорович.

– Почему Фишер отдал его тебе?

– За ненадобностью теперь. Не в благодарность же… - Зазвонил телефон. Шеф взял трубку:

– Так… Так… Спасибо. Свободен. - Он глубоко вздохнул - не облегченно, а прерывисто, словно готовился к прыжку. - Это Сева. Охранник Коля за последний час три раза бегал в «Теремок». К банку пришел инкассаторский броневик. Звони,

Я набрал номер Фролякина. Дал ему инструкции. И попросил, шефа:

– Завтра к послезавтра найдите возможность посмотреть сводки по городу и области. Я позвоню.

– Ты уезжаешь? В Вороново?

– Да, время! Вы материалы посмотрели? Я заберу их с собой.

– Рискованно, Алеша. Копий ведь нет.

– Да, но они мне могут понадобиться там.

– Осторожнее, пожалуйста. - Он вдруг подошел ко мне и обнял.

Заложив и заперев в багажном ящике Вилли весь срой скудный арсенал, я отбыл к «новому месту назначения». Встречи с Русланом и его витязями я не боялся. Информации о моей деятельности у него еще нет. В этом я уверен. А когда она будет, поезд уже уйдет. И чемоданы останутся на платформе.

Одного я тогда не мог знать. Того, что спутает все карты. Хотя предвидеть это мог. Если бы немного подумал. Но я уже был нацелен: мушка - в прорези, мишень - та мушке, а все, что кроме этого, я не вижу.

Вилли, ровно урча, бодро скакал по дороге. Некоторые встречные водители тепло приветствовали ветерана гудками и светом.

По случайности Вороново лежало по той же трассе, что и мое «имение», так что я проводил глазами поворот на него к чуть было не посигналил. Оказывается, Сергеев, ты не только безнадежно лжив, но и сентиментален. А вот и нет! Не заехал же я попрощаться на всякий случай со своими близкими - с полковниками, поручиками, женами, детьми и писателями. Лукавишь, Сepгeев, из суеверия не заехал. Хочешь остаться живым. Хочу! Чтобы отплатить за мертвых.

…По данным Фишера я легко нашел резиденцию Руслана. Это был шикарный дом в стиле западного замка, под яркой черепицей, с коваными флюгерами и дымниками на каминных трубах, со сводчатыми глубокими окнами, в каменной ограде с металлическими воротами, окруженный английскими газонами и цветниками. Справа от дома тянулось приземистое здание, похожее на казарму, возле которого лениво слонялись камуфляжные амбалы. Площадка перед ним, утоптанная, как солдатский плац, была занята полосой препятствий. Колючка, мишени, стенки, ямы, траншей, какие-то тренажеры, чучела для ближнего боя, даже «вертушка» для космонавтов. Здесь же - ворота гаражей. Около них - несколько легковушек и солидный, человек на десять, джип.

21
{"b":"11379","o":1}