ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И что? - недоверчиво спросила Яна. - Там в это время тепло? В этих твоих тропиках? Купальник брать?

– И валенки, - посоветовал я. - Январь все-таки.

ТУРФИРМА «КОЛУМБ»

Вот, Серж, французы свой вклад внесли, - кивнул на стоящую на полу упакованную стопку книг. - Инструкция, так сказать. Ихний консультант посоветовал. Не хмурься, толково.

– Что это?

– Книга одного ихнего автора. Роман. В двадцати экземплярах. Раздать девкам. Пусть изучают быт, обычаи и прочее. Выберут имена. Подскажи дурехам, чтобы брали сценические кликухи поближе к своим собственным. Меньше будут путаться, быстрее привыкнут. По этой же книге составишь для них словарик.

– Лучше бы они деньжат подбросили.

– Будут и деньжата. - Достал из стола конверт. - Держи, баксы на реквизит. Постарайся уложиться в эту сумму. Она не так велика, как хочется, но и не так мала, какой кажется. Что ты брови морщишь?

– Виктор, начав работу по теме - так сказать, хоздоговорной, - я более глубоко рассмотрел свою роль. Оценил свое участие… Подожди, дай досказать. Мало того, что идея моя, так еще и роль у меня - главная, роль - опасная, к тому же играть ее с полгода придется в таких условиях, где требуется доплата за вредность…

– Молоком возьмешь?

– Не возьму. Ты, Виктор, будешь добираться до места в пятизвездном люксе, а я… на плоту «Кон-Тики». Да еще в такой компании.

– Я понял тебя. - Это было сказано, как ни странно, с одобрением. - Хочешь сказать, что твой процент от сделки не соответствует моральным и физическим затратам? Растешь на глазах, Серж. Моя школа. Убедил: фифти-фифти.

– А точнее?

– Фифти - тебе, фифти - мне.

– А девчонкам?

– Обойдутся.

– Не нравится мне твой подход. И вообще - не проще было бы его здесь тряхануть, а? В суфлерской будке?

– Криминал, Серж. Но главное не в этом. Тряханешь этот пенек, а он рассыплется. А так - по доброй воле. Никаких юридических претензий. И моральных терзаний. А что касается реальной опасности, я включу в твою группу пяток охранников из нашей фирмы.

ДЕРЕВНЯ ПЕНЬКИ

– Дело, братцы, вот какое, - начал Семеныч, доставая сигареты. - В молодости увлекался я парусным спортом. У меня и яхта есть. Небольшая, старенькая, но вполне мореходная, чтобы побороздить океанские просторы… - Что-то больно издалека начал. - Я нынче не у дел, пенсию оформил, семьей не обременен. Ну и записался на участие в кругосветной гонке семейных экипажей.

– А где семья-то? Ты ж не обременен, - перебила его Яна. - Жениться, что ль, собрался?

– Какая вы непонятливая, Яна Казимировна, - деликатно вмешался догадливый Нильс. - Мы все - одна семья.

– Разве? - Янка подняла брови в недоумении. - Я и не знала. - Со значением глянула на Семеныча: - Ну, давай, сынок, ври дальше.

– Вру дальше, - кивнул Семеныч. - Вам, насколько мне известно, тоже делать нечего. Нильс вообще без жилья остался. Предлагаю кругосветку по трем океанам. Скучно не будет.

Это точно. В океанах только утопленники скучают.

– Ну что? - вопросил Семеныч. - Годится? Экипаж славный: Нильс - старый мореход, Серый тоже под парусом хаживал. Яна… Ну, что касается тебя, то тут есть вопрос…

– Никаких вопросов! - отрезала Яна. - Я буду об вас заботиться. Готовить буду всякую пищу.

– Лучше не надо, - деликатно возразил Нильс. - Эту обязанность я с удовольствием возложу на себя.

– Это как понять? - насторожилась Яна. - Меня не возьмете, что ли? По специальности не подхожу, да?

– Дело не в специальности, - осторожно пояснил Семеныч, - а в характере.

– Она легко переносит трудности, - вступаюсь я.

– Ну да, - бурчит Семеныч. - Одни трудности легко переносит, другие тут же создает.

– Я не буду, - обещает Яна. И тут же поясняет: - Преодолевать буду, а создавать - нет. Все?

Если бы все. А ведь это только начало…

Когда мы, дернув на сон грядущий, вышли с Семенычем на крылечко покурить (Яна тем временем, примеряя валенки, понуждала Нильса к мытью посуды: «Не видишь, как я занята!»), я, оглядев безумно звездное небо, протяжно зевнул и, загасив окурок, сказал:

– Имей в виду, я не поверил почти ни одному твоему слову.

Семеныч не ответил.

– В чем дело, Семеныч?

– В свое время узнаешь. - И его окурок падающей звездочкой мелькнул и затерялся в траве.

– А деньги откуда? На этот круиз?

– Дали.

– Кто?

– Друзья. В общем, твоя помощь нужна, Серый.

Поговорили…

«БИКИНИ»

– Слышь, хормейстер…

– Хореограф!

– Какая разница! Ты как считаешь, наши танцевальщицы, они не комплексуют? В интимных обстоятельствах.

– В каком смысле?

– Да в смысле всякой ерунды. Не обременены? В смысле чести там, достоинства всякого?

– Не знаю. Меня их личная жизнь не касается. Но я все-таки не понимаю сути ваших вопросов. У вас намечается какой-нибудь новый проект?

– Угадал, хормейстер. В самую точку сплясал. В общем, так. Весь наш «таитянский» компот переносим на натуру.

– Поясните…

– Ты тупой? Или в своем деле банщик? На натуру: остров, океан, пальмы, хижины. Эротические танцы под луной. Экзотика. Только ты должен поработать с девками. Все должно быть более отвязно. Не сцена - жизнь. Жизнь дикарей с первобытными сексуальными инстинктами. Это хоть понятно?

– Групповуха на сцене?

– Ты тупой, точно! Или опять с похмелья? Не на сцене, а в жизни! Под пальмами. Бурные откровенные танцы. Вовлекаются зрители. Увлекаются в кусты… Тьфу! Под пальмы. Под ихнюю сень. И при свете луны - процесс - отвязно, распущенно, по-первобытному. Без комплексов. Кто с кем придется. Свобода выбора. Простор для фантазии. Понял, наконец?

– И зачем мне это надо?

– Тебе это надо хотя бы потому, что ты мне должен штуку баксов. Кстати, вот эту книжку прочитаешь со всем вниманием, натощак и выучишь наизусть. Что ты глаза таращишь? Тебе повышение - вождем будешь. Жен у тебя будет без числа. И выпивки столько же. Все, отваливай. Позови мне реквизитора.

– Сергей Иваныч, - заявил реквизитор, положив на стол бумажку. - Вот это все нереально. Где я это возьму?

– Где-нибудь возьми. - Протянул конверт с деньгами.

– Вы отдаете себе отчет…

– Отчитываться ты будешь. Если не достанешь. Сейчас в Москве все, что хочешь, найдешь. Книжку прочитал? Все уяснил?

– Все… Кроме того, где я пальмовый кровельный лист достану…

– Ну, лапочка-милочка, кастинг вы прошли, поздравляю. Скорее всего, вас ждут ласковые волны Тихого океана. Золотой песок. Куча поклонников и большая куча баксов. Рады? Еще бы вам не радоваться. Я и сам за тебя рад, лапочка-милочка. Так, еще пара вопросов. Быстро раздевайся.

– Прямо здесь?

– А где ж еще? И до нагиша, до нагиша. Танец бедер делаем! Неплохо. Профиль! Годится. Повернись попкой. Прелестно. Теперь - фас. Неплохо, неплохо. Груди несколько жидковаты, европейские какие-то. Но это мы поправим. Завтра в десять - в контору, подписываем контракт и собираем тряпочки. Следующая!

ПЛИМУТ-АТЛАНТИКА

Семеныч, заручившись нашим согласием, надолго исчез. Он вплотную занялся делом, и оно пошло у него быстро и ладно. Профессия приучила его действовать четко, целенаправленно, последовательно; не делать лишнего и не переделывать то, что уже сделано. Нашего участия в подготовке этого сумасшедшего плавания практически не требовалось. Даже загранпаспорта для нас оформлял Семеныч по каким-то своим каналам. Изредка он позванивал нам (щедро оплатив Янкин мобильник), информировал, инструктировал; сообщил, кстати, что нашел хорошего штурмана в наш экипаж с опытом плавания в южных морях.

Однако, по порядку…

В молодости, когда у Семеныча было еще для этого время, он увлекался парусным спортом и даже получил свидетельство яхтенного капитана. Приобрел в яхт-клубе списанную крейсерскую яхту - небольшую, но вполне мореходную, привел ее в порядок и бороздил изредка воды Клязьминского водохранилища; катал по очереди любимых девушек (своих и чужих), которых в ту далекую юную пору у него не было числа.

7
{"b":"11381","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Святой, Серфингист и Директор
Хищник
Тиран
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Лунный свет
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Заповедник гоблинов
НЕ НОЙ. Только тот, кто перестал сетовать на судьбу, может стать богатым