ЛитМир - Электронная Библиотека

Молчание.

Ну что же, на такой ответ есть старый способ.

– Давайте, лейтенант.

Женька подошла к задержанному, профессионально обнажила ему руку, наполнила шприц, протерла ваткой кожу, вколола.

Я взял в баре стакан, бросил в него таблетку аспирина, наполнил водой.

Стакан поставил на стол, снял с руки часы и положил перед задержанным.

Отметил в его взгляде зарождающийся страх. Непонятно ведь – оттого и страшно. Сейчас разъясню. Еще страшнее станет.

– У тебя ровно полторы минуты. Если не примешь вот это, – я указал на стакан, – умрешь от укола в мучениях, глаза лопнут и прямая кишка вылезет. Потом, при попытке бегства, я выстрелю тебе в спину и сброшу со скалы в море. Все, мне некогда. Спать хочу. У тебя минутка осталась.

Он замигал, сбрасывая пот с ресниц.

Кажется, я взял верный тон – равнодушный, спокойный, усталый: наплевать мне на все эти дела. Вроде того, что на хрена мне все эти хлопоты?

Задолго до срока – еще двадцать секунд оставалось – он носом показал на стакан. Залпом, жадно выпил, вздохнул с облегчением.

Сейчас скажет: обманули дурака, мол, по нужде в дом забрался… Тогда я его убью, здесь же.

Нет, сказал совсем другое. Все сказал. Что знал, естественно. Но маловато, к сожалению.

Задание и инструкции они получили от Боксера: разыскать документы в черном конверте. В углу конверта – золотом тиснут фирменный знак – свиток, подсвечник, старинный пистолет, а вокруг слова «Эльдорадо-Раритет». Документы очень важные. Стоят больших денег. Только за работу ему обещают десять «зеленых» кусков. При результате – сто.

– В конверт, сейчас соврешь, заглядывать запретили?

– Нет. Даже приказали. Чтоб ошибки не было.

– И что? Цифирки? – подсказал я, без риска.

– Да. Цифры на нескольких листах. На машинке. Такими колонками, квадратными. На одном листе по девять квадратов.

– Сколько всего листов?

– Сказали – десять.

Он отвечал торопливо, больше прислушиваясь к себе, чем к моим вопросам.

– Листы нумерованы?

– Этого я не знаю, не говорили.

– Кому вы должны их передать?

– Только Боксеру, лично. Он подойдет на катере. По ракете.

Ну теперь уж не подойдет.

Я задумался. Положим, после такого шума я устрою пальбу и дам сигнал: «Все в порядке. Товар на руках». Подходит катер, на берег сходит Боксер. С секундантами. Ну, положим, я его все-таки возьму. Что дальше? Про содержание бумаг (которых уже нет) он наверняка немного знает. Это скорее всего знает теперь только Бакс. И Мещерский. Боксера мне не расколоть, на свою сторону не уговорить. Игру не продолжить. И что я с ним буду делать? Отпущу с миром, извинюсь и повернусь к нему спиной, подожду, пока он сбегает за автоматом?

В целом – да, а в общем – нет, не согласен.

И Мещерских не выручу, и сам пропаду. Надо продолжать состязание. По первому варианту. Тем более что у меня теперь и другая задача: либо убедиться, что искомая информация уничтожена, либо получить ее.

Правда, мне эту задачу никто не ставил. Но разве может относительно честный остановиться на полпути?..

– Кто вас страхует?

– Двое в горах…

Все-таки двое. Хорошо, что я с Монахом насчет банки договорился.

– …И катер с моря.

– Что еще?

– Вроде все.

Я тоже так думаю.

– Отведите его в ИВС, – сказал я Женьке. – Наручники не снимайте.

Она глазами спросила, где у нас изолятор, я глазами ответил – в чулане. Они ушли, вошел Володя.

– Есть что-нибудь?

– Поручено шмонать виллу до потери памяти. Найти бумаги с цифровым шрифтом. Передать Боксеру, получить баксы. Во времени их не ограничивали.

– Не густо. Но кое-что есть. Твой хоть назвался?

– А то! Да я его немного знаю. Он, кстати, когда-то в органах служил. Очень результативно обыски проводил. Какое-то чутье у него особое. Про него легенды ходили. Погорел на пустяке. Что-то специфическое к рукам прилипло… Да, знаешь, что он мне в конце допроса сказал? Промахнулся я, начальник, срок за пустышку взял. В этом доме ничего не спрятано, сразу видно, по всему.

– Это я и без него уже знаю.

– И вот это? – Володя протянул мне золотой фирменный знак на черном фоне. Вырезанный из конверта.

– Откуда?

– Он успел его в какой-то книге отыскать. Возьмешь?

– Еще бы. Кофейку выпьешь?

– Легко отделаться хочешь.

– Все остальное потом. Забирай добычу.

– А на хрена она мне сдалась? Мы с тобой поторопились. Если бы твой клиент сейф успел вскрыть – другое дело. Докажи теперь, что он не поспать на виллу забрался. Или пожрать.

– А взлом?

– Взлом без кражи совсем не то, что кража со взломом.

– Пистолет, – напомнил я. – Незаконное хранение и ношение.

– Два пистолета, – значительно уточнил Володя.

– Надо же! – возмутился я, глядя ему в глаза. – В каждом кармане у него по пушке!

– Подставишь ты меня, Серый. В газеты попаду.

– Два раза, – пообещал я, потому что появилась вдруг одна мысль. Жестокая.

Вошла Женька:

– Серый, я спать хочу. Я сегодня двести миль проплыла. Без обеда. И чайка мне на голову капнула. И любовью я утомилась.

– Отопри своего узника, отдай его Володе.

– Щаз-з!.. Он уже оклемался. Я войду, а он как на меня набросится!..

– Не набросится. Ему не до тебя сейчас. Ты ему слабительное вколола…

Мы проводили всю компанию до машины. Я забрал свои наручники, а Володиными сковал задержанных в пару.

– Спокойной ночи, – сказал Володя и поставил ногу на ступеньку.

– Подожди, еще одно желание…

– Не последнее, надеюсь…

– Как знать… У тебя ведь есть с прессой связи? Так пусть завтра в утренних газетах заметочка под соответствующей рубрикой пройдет.

– Завтрашние уже печатаются. – Володя насторожился. И правильно сделал.

– Стало быть, пусть в вечерней. Примерно так: «Вчера доблестными правоохранительными органами на одной из дач побережья были задержаны с поличным при попытке ограбления неустановленные пока лица. Предварительное дознание, проведенное работниками уголовного розыска Майского отделения милиции, позволяет сделать предположение о готовящемся тяжком преступлении. Для дальнейшего расследования задержанные будут немедленно этапированы в районный ОВД».

– Тебе это что-то даст? – не понял сначала Володя.

Скорее всего тебе, подумал я, кивая. Большие неприятности. Ты уж прости меня.

– Мне это не нравится, – честно сказал он. – Могут быть проблемы.

Вот именно.

– Ладно, езжайте. У меня еще дел полно.

Да и Монах волнуется (не за Монашку ли?), баночку в ночной прицел изучает. Поручения ждет.

Милиция уехала. Мы с Женькой сели рядышком на крыльцо терраски, закурили. Было тихо, даже море уснуло.

– Как я люблю эти вечерние ночи, – мечтательно пропела Женька…

И утренние закаты, добавил я мысленно.

– Когда мы уедем отсюда, Серый?

– Я тебя послезавтра отвезу в город.

– А ты?

– Я еще задержусь. – Я щелчком отбросил окурок – он падающей звездочкой прочертил черный воздух и долго светился на песке. Анчар завтра на него ругаться будет.

– Да, а где Анчар? – прочел мои мысли «доктор Ватсон».

– Спит джигит. Кстати, надо его саклю отпереть. А то он спросонья дверь вышибет.

Я не поленился сходить на берег, где мы оставили наше имущество, забрал кепку, поднялся к сакле и откинул полено от двери.

Анчар спал на полу. Я перетащил его и уложил на постель, укрыл буркой. Рядом положил мокрую кепку.

Расстроится он поутру. Да еще и поленница опять развалилась.

– Наконец-то мы с тобой совсем одни, – намекнула Женька в лоб, когда я вернулся.

– Вот именно. Садись за компьютер.

– Жестокий ты человек. Сухарь. Старый. – И ушла работать.

Мне не пришлось стрелять в банку. В недрах скалы вспыхнул и замигал огонек. Я свистнул и помахал рукой. В ответ фонарик мигнул три раза – сигнал принят.

– Серый! – высунулась в окно Женька. – Посиди со мной! Расскажи, как ты меня любишь.

35
{"b":"11383","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Совсем не женское убийство
Господарство Псковское
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Слава
Свобода от контроля. Как выйти за рамки внутренних ограничений
Барды Костяной равнины
Как взрослые люди