ЛитМир - Электронная Библиотека

Неплохо звучит. Или еще лучше – конец начала.

И на хрена мне все это нужно?

Чуть позже – еще одна новость от Монаха: его отзывают с поста. Вот это подзатыльник! А я-то надеялся, что в случае боя у меня надежный тыл. Выбрал же местечко Мещерский! Стратег!

(Но все это – и возможная дыба и голые тылы – мирмульки по сравнению с тем, какой «сувенир» меня ждал в «Лавровой ветви». Оставалось одно – сдаваться. Без всяких попыток изменить ситуацию – слишком дорого бы мне это обошлось. И главное – не только мне…)

Часть III

НИЧЕГО НЕ БЫЛО…

ВСЕ ЭТО МИРМУЛЬКИ…

– Подбросить до города? – шутливо спросил Анчар, распахивая дверцу машины.

– Денег нет, – буркнул я стыдливо.

– Зачем деньги, дорогой! Споешь в пути хорошую песню – и в расчете. Обоим хорошо, да?

Не до песен мне, сестрица.

– С тобой поеду, – твердо сказал Анчар. – Нельзя одному. Правильно сказал?

– Да, пожалуй, – вяло согласился я, подумав – какая разница?

– Оружие возьмешь, да?

– А зачем? Все равно отберут. И назад не получишь. А ты возьми.

– Максимова?

– Гранаты возьми и вот это. – Я отдал ему «трофейный» пистолет.

Что-то на сердце тяжко, давит чем-то.

На стоянке у гостиницы было почему-то пусто. Поле предстоящего боя очистили, видать.

Я вольно поставил «Форд» так, чтобы можно было пулей вылететь и сразу в первый переулок влететь. А там – как Бог даст.

– Второй этаж видишь? – спросил я Анчара.

– Видишь, да.

– Четвертое окно от угла…

– Хорошо видишь.

– Если я к этому окну подойду – брось в него две гранаты и сматывайся.

– Один, да?

– Арчи, кто командир у нас?

– Где? – неумело придурился он.

– В строю.

Он подумал, положил гранаты на колени.

– Ладно, я согласен.

Врешь ты все, джигит.

– Из машины не кидай, поближе подойди. – И я пошел к дверям палас-отеля по кличке «Лавровая ветвь».

В холле на этот раз меня не встретили. Правда, кадка с пальмой на месте была. Вот и славно – за ней укроюсь и из-за нее отстреливаться буду. Другое дело – нечем. Ну и ладно, отберу у какого-нибудь криворукого лишний ствол. Если повезет.

Я кивнул портье, проводившему меня задумчивым взглядом. Кроссворд, видно, разгадывал. Даже знаю, какое слово его в тупик поставило: глупый человек из пяти букв, первая «С». А можно и «Д». Одинаково правильно.

Что и подтвердилось в дальнейшем. Нет, в ближайшем.

В холле номера меня приняли все трое сатрапов. Двое из них резались в карты на шахматной доске, видимо, в «очко» на интерес, потому что у одного из них был красный распухший нос и слезились глаза. Этот особо в мой адрес усердствовать будет, если дело до силовых методов дойдет.

Третий опять обыскал меня, и мы вчетвером ввалились в комнату.

И распределились в ней так: прямо передо мной Боксер в стойке, по бокам – двое и сзади еще один. Уважают Серого. А что ж, он того стоит.

Правда, вина ему нынче не выставили, не поднесли. На столике, где мы в тот раз хорошую водку пили, магнитофон стоял. Что-то другое, стало быть, поднесут. Половецкие пляски с саблями скорее всего.

– Я обдумал ваше предложение. Имею встречное. В обмен на информацию вы получите не Мещерского, а вашего человека. – Добавил, чтобы не было сомнений: – Мы его взяли.

В голове защелкало: Анчар, Вита, Светка… Все не то. Не то!..

– Ну что вам Мещерский? – продолжал издеваться Боксер. – Чужой человек. Ну деньги вам платит. Ну столуетесь у него. Вино с его джигитом пьете. На его машинах ездите по его делам. Не стоит это многого, верно? А вот это – стоит. Убедитесь!

Он дал знак, и тот, что стоял сзади, включил магнитофон.

– Серый! – ударил по нервам Женькин голос. – Не казни себя! Я знаю, ты страшно за меня отомстишь!

Боксер был готов к моему прыжку. Но у меня подкосились ноги.

Хорошо, что я без оружия, – пронеслось в голове, – ну, троих бы я успел уложить, а четвертый – меня. А Женька моя золотая, с ее дурацкой мечтой о тостере?

– Давайте сядем, – постарался я скрыть свое состояние, – и обсудим вопрос спокойно. – И прикидывал: подойти к окну, упасть у стены – две гранаты здесь мяса наделают. Но опять же для Женьки – никаких новостей.

– Обсуждать нечего, – он был прав. – Я жду ответа ровно минуту. Если «да» – я жду еще сутки, и мы производим обмен нашими интересами. Если «нет» – мы вместе едем за город. Развлекаться. А потом ты мне страшно отомстишь. Я думаю, у тебя получится.

Я тоже так думаю. И кое-что еще.

– Минута…

– Да! – прервал я его. – Гарантии?

– Честное слово, – усмехнулся Боксер. – Можете отказаться. Я даю вам дополнительные тридцать секунд.

– Как мы произведем обмен?

– Классически, – показал эрудицию. – Утром – стулья, вечером – деньги.

– Не пойдет! – возразил я решительно. – Только одновременно. Причем, не скрою, если мне что-то не глянется, я тут же, на ваших глазах, уничтожу информацию. Помешать вы мне не сможете.

А что? Положу в пакет с кассетой гранату – и всего делов-то, мало не покажется.

– Тридцать секунд…

– На все согласен. Безоговорочно. Завтра утром я буду здесь.

– Проводите его.

– Да, – я вспомнил, – а Мещерский?

– А зачем он вам теперь? – усмехнулся.

И правильно. Но не совсем…

В холле, возле кадки с пальмой, из-за которой я собирался отстреливаться, сидел Монах-расстрига в цивильном платье и чисто выбритый.

– Где Женька? – шепнул я, проходя мимо. – Очень быстро.

Он едва заметно кивнул.

Я сел в машину, положил голову на руль.

– Что ты такой, да? – тревожно спросил Анчар.

– Они Женьку взяли…

Я едва успел схватить его за руку, почувствовав, что никакой силой не удержу его.

Левой рукой я вцепился в ручку своей дверцы – сейчас я порвусь между ними. Обошлось – ручка оторвалась. Анчар выпал на асфальт. Покатились от него в разные стороны круглые гранаты – будто большой индюк снесся.

– Где твое сердце? – рычал Анчар, лежа на земле. – У тебя есть кровь? Или холодная вода?

Прохожие с интересом приглядывались и прислушивались. Здесь чужие скандалы любили. Особенно с гранатами.

– Собери яйца и сядь в машину, – тихо сказал я.

– Какие яйца? – смутился Анчар, вспомнил, видимо, испорченную «молнию», скосил глаза на ширинку.

– Женька – моя женщина, – сказал я. – И я за нее отвечаю.

– И я. Отвечаю.

– Вот вместе давай думать.

– Зачем думать? Стрелять надо.

– Это потом, – и я рассказал ему о нашем разговоре с Боксером.

– Может, он врет, да?

– Сейчас проверим.

Не доезжая до автовокзала, я вышел из машины и пошел дальше пешком. Раза два проверялся – все чисто. Да и зачем им слежка?

Через диспетчерскую я без труда разыскал водителя того автобуса, в котором уехала Женька. Он неподалеку пил кофе под полосатым тентом и улыбнулся, узнал меня.

– Привет, – сказал он. – Это ты – который сверху и снизу?

– Это был пароль, – разочаровал я его. – Это была моя сотрудница. Я – директор частного охранного агентства.

– Значит, это твои ребята ее увели? – с интересом спросил он.

– На двадцатом километре?

– Нет, почти на выезде.

– Дисциплинка, – поморщился я. – Ничего нельзя поручить.

– Я еще удивился: остановил меня гаишник, а уехали они в частной машине.

– Да, это наш «мерс».

– «Вольво», правда, была, – осторожно поправил он меня, начиная что-то соображать.

– Да хрен с ней, с «Вольвой». Главное, что ее в город отвезли. Как приказывал…

– Ну… наверное, не сразу. Сначала на дачу, верно? – Он посмотрел на меня и опустил чашку на блюдце: – Говори, что надо, не темни.

– Сколько их было, как выглядели, куда пошла машина?

– В салон вошли двое, не особо приметные, в белых пиджаках. Что-то ей сказали, она сразу встала и пошла на выход. Да же сумку было свою оставила, да один из них напомнил. А куда машина пошла, где мне знать? Видел я только – на Медвежье свернули. – И прямо спросил: – Плохо?

46
{"b":"11383","o":1}