ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка с Земли
Тропинка к Млечному пути
Книга тренеров NBA. Техники, тактики и тренерские стратегии от гениев баскетбола
S-T-I-K-S. Трейсер
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
П. Ш.
Все, кроме правды
Адольфус Типс и её невероятная история
Мир Карика. Доспехи бога

Я наклонил голову. Хотя мне хотелось пожать плечами.

– …Наш договор потерял силу. Мне бы хотелось рассчитаться с вами. Более того, я считаю, что вы заслужили гораздо более высокое вознаграждение, чем предусмотрено договором. Яхту я отдаю вам. Не надо спорить, – в голосе появился металл. – Это бесполезно. Что еще? Что я могу сделать для Женечки?

Я встал и пошел к двери.

– Куда вы?

– Собрать вещи. Вы позволите Анчару отвезти меня сейчас в город? Я заплачу ему. Или вам, как удобнее.

Он помолчал, постучал карандашом о стол.

– Простите меня, я оскорбил вас. Но от чистого сердца. От желания возможно полнее выразить свою благодарность.

Как красиво сказано: оскорбил от чистого сердца. Диалектически.

– В последнее время, – сказал я, – мы работаем на вас как друзья.

– Я знаю. Меня это очень радовало. Что ж, сделаем по-другому. Но я пригласил вас не за этим. У меня есть еще одна просьба. Вы не могли бы еще немного пожить с нами?

– Я сам хотел вам предложить это. Я привык работать с гарантией.

– Тут другое… Мне бы хотелось, чтобы в трудную минуту вы были рядом с Витой.

– Что вы имеете в виду? – грубо спросил я.

– Ну мало ли… Всякое может случиться, – эта уклончивая фраза была тверда. Больше он ничего не скажет.

Да, собственно, он все уже сказал.

Я прошел к себе, сел в кресло, закурил. Почувствовал накопившуюся злую усталость. А впереди еще – неизбежное «мало ли что».

Мне захотелось пойти сейчас к Анчару в саклю, сесть с ним рядом на пороге со стаканом в руке, слушать его «аэродром», неугомонных цикад и шелест волн под вечными звездами.

Так я и сделал…

Макаров пробыл у нас несколько дней, ничего не сказал и не сделал утешительного и собрался в Москву.

– Надеюсь на вас, – отмочил он на прощание, когда я отвез его в город. – Звоните, если что…

Если что что? Мудрила.

Я поехал в «Лавровую ветвь». Вошел в номер Боксера. Здесь было несколько человек, двоих я знал. Но вели они себя сейчас совсем по-другому.

Встали, когда я молча остановился в дверях, поставили наполненные стаканы: еще в коридоре я достал из сумки и повесил на плечо автомат, за поясом – мой любимый «вальтер».

И красиво стоял на пороге – загорелый, мужественный, немного утомленный и неустрашимый. Непобедимый, стало быть.

– А все почему? – сказал бы я им. – Все потому, что борюсь за правое дело, за справедливость. А вы все – наоборот. Но, думаю, они и так все поняли.

В холле номера было смрадно. Пили уже не первый день, пили скучно, без тостов и шуток, вяло стуча стаканом о стакан.

– Где Боксер? – нагло спросил я.

– Погиб, наверное, – ответил тот, что меня всегда обыскивал.

– Где, на охоте, наверное?

Напряженное молчание в ответ.

Сейчас я им скажу речь.

– Вот что, козлы, вы там на виллу Мещерского притащили какую-то ржавую горелую железяку. Мне она мешает созерцать природу. Чтоб сегодня же убрали.

– Сделаем, шеф, – сказал один.

– Я тебе не шеф. Твой шеф на солнышке преет. А где этот жлоб, капитан затонувшего корабля?

– В соседнем номере, – сказал другой, – справа.

– Я зайду к нему минут на десять, а вы потом ему «Скорую» вызовите. – И вежливо добавил: – Пожалуйста.

– Выпьешь с нами? – спросил третий и протянул мне стакан. – За упокой нашего бывшего шефа.

– Покоя ему не будет: на его могилу Анчар плюнул. А я с такими, как вы, водку не пью.

И правильно, подумали они, мы недостойные люди.

И я сказал этим людям, какому еще более недостойному Баксу они служат. Потому что был уверен, что Светлов с ним строго по закону разберется. А этого мало, стало быть.

И пошел в номер Капитана, поиздеваться над ним. А как же? Вы – нам, мы – вам. Серый никому ничего не прощает. С гарантией работает.

Капитан тоже пил водку и собирал вещи.

– Знаешь меня? – спросил я, закрывая ногой дверь.

Он растерялся.

– В бинокль видел.

– На самом деле я еще хуже. Где Мещерский и его дама?

– Клянусь, мы ничего дурного им не сделали. Высадили на остров, и все. Чтобы не мешали на вилле.

– А яхту кто потопил? Вместе с пассажирами и экипажем.

– Клянусь, – он прижал руки к груди. И совсем не был похож на того негодяя, о котором мне рассказывали Мещерские. – Клянусь, мы высадили их на остров.

– Если не найдешь их в два дня, Анчар тебя зарежет, за два часа. Он умеет.

– Я искал, я очень сильно их искал. Они убежали за границу.

– В наручниках, – я прямо-таки убивал его своей осведомленностью. А он никак не мог сообразить от страха, что она идет от первоисточника.

– На борту был пассажир, моя любимая. Где она?

– Не было! – Он уже пузыри пускал. – Только Мещерский и его жена…

– Ты сядь, успокойся. – Я положил автомат на столик, чтобы наши шансы были равны. – Так это с его женой ты хотел побаловаться? Да говорят еще, что в извращенной форме. Да в присутствии мужа. Какие-то вы все однообразные.

Ладно, хватит с него. Он все понял и больше не будет. Я и ему рассказал для верности о Баксе. И набил ему морду. Очень. Всю.

И на прощание сказал:

– А Мещерского найди – проверю.

Но он не услышал…

С приятным чувством хорошо исполненного долга я вернулся на виллу.

Правда, Анчар на меня надулся. Как-то по-детски.

– Воевать вместе, да? А плоды пожирать один, так, да?..

Это он о мордобое в капитанском номере.

На вилле было грустно. Тревога смешалась с печалью.

Начались дожди. Море помутнело, сильно волновалось, выбрасывая на берег всякие вещи с катера.

Почти все время мы проводили в гостиной, у камина, который стараниями Анчара жарко пылал весь день, то бросая по стенам яростные блики, то выбрасывая в комнату клубы дыма, когда задувал «плохой ветер».

Вита часто садилась к роялю. А Мещерский, когда у него не болела голова, словно пробудившись, рассказывал нам много интересного из того прекрасного, что познал за последнее время. Я тоже с вниманием слушал его под вой ветра в каминной трубе и мерные накаты волн на берег. И узнал из его рассказов много новых слов.

Вскоре вернулась хорошая погода, последняя в этом году. И мы с Мещерским занялись обследованием катера и откровенным мародерством. Трупов там не было, но было много полезного. Мы собрали еще оружие, правда, с ним пришлось повозиться – море его не щадило, покрыло ржавчиной, забило песком. Ныряя в каюты, мы вытаскивали из них все, что могло пригодиться и могло облегчить катер при подъеме, складывали все добытое в швертбот, и Анчар отвозил на берег.

До осенних штормов мы надеялись, подняв катер, с его помощью поднять и яхту.

Вита опять стала подолгу и далеко плавать, благо дельфины уже давно не показывались.

И вот в один прекрасный вечер Мещерский рано ушел к себе, закрылся в кабинете. До этого мы очень хорошо проводили вечер, по полной программе, с музыкой, песнями и плясками. Князь, правда, чаще обычного незаметно, как ему казалось, запивал минералкой таблетки. А один раз громко сказал какую-то нелепицу и стал запихивать кусок недоеденного шашлыка в узкое горлышко графина. Но тут же опомнился и очень испугался.

Через некоторое время он сказал просто и скучно: «Мне пора», извинился и вышел. Вита вышла за ним, но скоро вернулась.

– Саша занялся в кабинете. Мы не будем ему мешать. – Она была спокойна.

Мы разбрелись по своим углам, угнетенные, но не встревоженные. Потому что в последнее время Мещерский частенько чудил, но всегда умел деликатно поправиться.

В кабинете Князя до утра горел свет.

К завтраку он не вышел, а когда Вита отправилась к морю, в доме раздался выстрел.

Мы с Анчаром одновременно вошли в кабинет. Не ворвались, не вбежали, а именно вошли, будто он позвал нас звонком настольного колокольчика.

Мещерский лежал на спине посреди комнаты, раскинув руки, чуть отвернув голову, на которую было страшно смотреть.

56
{"b":"11383","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Ж*па: инструкция по выходу
Иди к черту, ведьма!
С жизнью наедине
Любовь к драконам обязательна
Дистанция спасения
Мировое правительство
Адвокат и его женщины
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан