ЛитМир - Электронная Библиотека

Странные они люди. Не морщась, покупают девушку, но обижаются, когда кто-то называет такие вещи своими именами.

– Поймите, Серый…

– Называйте меня мистер Грей, пожалуйста, – ледяным тоном я поправил его.

– …Поймите, тогда я совсем иначе относился к ней. Вернее, никак еще не относился. Я собирался в отъезд. Надолго… Мне нужны были всякие вещи. Много вещей…

– …Женщина, в том числе, – сократил я его объяснения.

– Да. И женщина. Что в этом дурного?

– И вы ее купили? – Не скажу, что с удовольствием ворошил их белье, но… Но мне нужна была ясность во всем.

Мне показалось, Мещерский швырнет в меня пепельницу.

Не швырнул. Опять потер лоб пальцами. От стыда? Боли? Или просто – вспоминал детали сделки?

– Не совсем так… Я передал ему одно из своих предприятий…

Аи да Князь! Славно! Не публичный ли дом? Два десятка девок за одну.

– …И дело в том, – продолжил он, – что этот человек весьма неохотно пошел на согласие…

На сделку, поправил я его в уме.

– …Только мой авторитет в наших кругах позволил его получить…

Понятно. Вот это понятно.

– Непонятый, – раздраженно подхватил мою невысказанную мысль Мещерский, – какое это может иметь отношение к конверту?

– Как знать, – задумался я. И незаметно съязвил: – Все ведь у вас, деловых и крутых, так сложно, так волнительно. Такие вы… тонкие, загадочные натуры.

– Поверьте, я был тогда совсем другим человеком. Я не могу вспоминать об этом без стыда. И страшно то, – он опять не много запнулся, – очень страшно и горько то, что у меня уже нет времени исправить самую большую ошибку в моей жизни…

Я дал ему возможность справиться с волнением. Хотя он этого и не заслуживал.

– Может быть, – высказал предположение Мещерский, – он хочет вернуть Виту…

– Тогда конверт он предложил бы вам. Туго набитый. Или прислал бы сюда баржу девок. По бартеру… Здесь больше похоже на рэкет. Или шантаж.

Теперь мне стало немного понятно, почему люди Бакса не предприняли до сих пор самого простого и эффективного шага. А именно: не свалились лавиной с гор и не взяли в свои жесткие и умелые руки обитателей виллы. Во-первых, они не уверены, что Мещерский солгал курьеру. А во-вторых – и это главное, – в суете и суматохе такой акции конверт может быть безвозвратно потерян.

Впрочем, уверен, что все еще впереди…

– Я очень боюсь за Виту. Все ваше профессиональное внимание направьте, мистер Грей, на обеспечение ее безопасности. Любыми средствами. Собственно, для этого я вас и пригласил.

– Даже если дело заключается не в ней, я бы все равно предложил – рано или поздно – убрать Виту отсюда. – Это я так легонько и деликатно намекнул на такую возможность. Мне была важна его реакция. Потому что (почему-то) я все меньше верил ему.

– Это исключено. – Он даже встал, чтобы придать своим словам должную твердость и безапелляционность.

– Дело обстоит очень серьезно. И дело скорее всего в вас. А на вас легко воздействовать через Виту.

– Вы хотите сказать… – возмутился Мещерский и на этот раз впрямь взялся за тяжелую пепельницу.

– Я хочу сказать, – поспешил я, – что если, положим, Виту возьмут заложницей, ведь вы примете любые их условия, так? Я правильно понимаю ваши отношения?

– Я и так на все согласен ради ее спокойствия и безопасности. Но ведь они не говорят, что им надо.

– Они уверены, что вы это знаете. – Я, кстати сказать, тоже. Почти. – И вы должны мне помочь. Хотя бы ради вашей девушки. Если я не разберусь, в чем тут дело, я не смогу обеспечить ее безопасность.

– Но сейчас, когда вы обнаружили слежку… Кстати, что вы с ним сделали?

– Ничего.

– Понимаю. Было сложно?

– Ничуть. Он устроился на самом краю карниза. Стоило мне чихнуть – и парники Анчара пришлось бы стеклить заново.

– В чем же дело? Теплицы пожалели?

– Я первым не стреляю, – напомнил я. – Кроме того, он мне нужен. Это одно из звеньев цепочки. Или кончик ниточки из клубка. Как вам больше нравится.

– Мне нравится, когда меня не разглядывают в прицел. – Это было сказано жестко и увесисто. Мол, примите к сведению. – Какие меры безопасности в таком случае вы предлагаете?

– Никаких. Следите только за моим здоровьем – задергивайте по вечерам шторы…

– Значит, все-таки…

– Нет, нет, непосредственной опасности еще нет. Стрелять он не будет. Пока. Ведется разведка, изучается ваш образ жизни. В наших интересах слегка затруднить эту работу. И случайно не показать наблюдателю то, что ему больше всего нужно увидеть. Тем более что мы этого сами не знаем. Главное – вести обычный образ жизни, чтобы не насторожить его…

– И до каких пор? – в голосе уже не скрываемое, капризное недовольство.

– Пока я не разберусь с ним.

– И если…

Я передразнил его пожатием плеч:

– Только в пределах необходимой обороны.

– Так поторопитесь.

– Вы еще скажите, что я нарочно тяну время. Чтобы выбрать из вашей копилки побольше баксов. Кстати, у вас есть сейф?

– Да, вот за этой панелью.

– Что вы там прячете?

– Мне говорили, что вы наглец, но, мистер Грей, не до такой же степени!

– Если потребуется, я войду и в вашу спальню, без стука и разрешения. В ваше отсутствие, кстати.

– В сейфе мой пистолет, личные документы и деньги. И никакого конверта… Во всяком случае – нужного. В этом я был уверен. – …Все на сегодня. Пора ужинать. Ветер стихает. Вита ждет.

Бедная Вита, она все время ждет. И, как правило, за столом… Мне очень хотелось бы задать о ней еще пару вопросов. Но «компромата» на нее он ни за что не даст, а вранья мне не нужно. Его и так уже слишком много в этом доме…

– Капитан, Николай Иванович нервничает. Он недоволен нами. Вы понимаете, что это значит?

– Это очень понятно, шеф.

– Не думаю, чтобы оченьэто гораздохуже… Что вы молчите? Мне поручено провести операцию, не считаясь с расходами и потерями в личном составе. И я проведу ее. Не считаясь ни с чем! Что вы опять молчите?

– Я могу высадить на берег моих ребят, они разнесут там все по камешкам и найдут то, что нужно…

– А если не найдут?

– Еще лучше. У Князя там баба. Собой очень хороша. Можно провести с ней время. Всей командой. У меня на борту такие орлы, что Мещерский сам отдаст нам конверт…

– Отставить! Кто вам позволил давать мне советы?

– Понял…

– Николай Иванович рекомендует про вести на вилле аккуратный обыск. В удобный момент. У меня есть люди, которые сделают это профессионально. Ваша задача: создать им условия для работы.

– Вот это совсем не понял.

– Первое. Нейтрализовать Мещерского и подругу. На время. Нежно. Второе: блокировать подъезды к вилле постоянными постами. Третье: взять Серого.

– ?

– Он уже мог что-то пронюхать. И я лично выбью из него все необходимые сведения. С удовольствием!

– А грузин?

– Это по ситуации. Он вряд ли может быть нам полезен.

– Какие сроки?

– Как толькотак сразу. Свободен.

Заперев дверь, я прослушал обе кассеты. По два раза каждую. Наизусть выучил. И что-то вроде начало складываться. Где-то внутри, в центре. А вокруг – гирлянды вопросов. Орнамент такой, арабская вязь, словом, путаница из вопросов. Где за каждый вопрос еще три цепляются. Коли их все по порядку поступления на бумажку выписать – тома два получится.

Правда, если на один вопрос – что за конверт? – ответ найдется, все остальные вспорхнут и разлетятся, как вороны, спугнутые выстрелом с павшей лошади. Или опадут сухими листьями с отжившего древа.

Ясно одно – конверт не с деньгами. При их взаиморасчетах конвертиком не отделываются, в садовых тачках баксы возят, на килограммы мерят.

9
{"b":"11383","o":1}