ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но я отклонилась. Подобрать марку духов — целое искусство. Здесь играет все: темперамент, цвет волос, оттенок кожи, характер и даже тембр голоса. Белокурой хрупкой милочке с журчащей речью вряд ли подойдет терпкий горьковатый аромат, хохотушке ни к чему элегическое минорное облако и т. д. Принимай ванны. Хвойные, с липой, мятой, душицей. Благо пока не перевелись у нас сосны и луга, а также старушки, торгующие на рынках этим богатством. А натуральный запах леса и трав к лицу всем.

Таким образом, мы с тобой убиваем двух, нет, трех зайцев: благоухаем, как лесные нимфы, оказываем неоценимую услугу организму и коже и не платим бешеные суммы за сомнительный товар.

О гардеробе благоразумно промолчу. Довольно истерзали садистские демонстрации коллекций всяких там бурд, лоренов, карденов, Зайцевых. Но от одной рекомендации не удержусь. Пусть самое элегантное твое платье, изящные туфельки и пикантные колготки будут только для него. Для ваших интимных торжеств. Чтобы больше никто никогда тебя в этом наряде не видел. Мужчина оценит такую форму признания в любви, тешащую его тщеславие и ублажающую хана, сидящего внутри каждого из них. Твой гаремный жест, твоя жертва окупятся.

БУДЬ САМОДОСТАТОЧНА!

А что это, собственно говоря, означает? Это вовсе не тот случай, когда мы изображаем благополучных обладательниц частных фирм, государственных кресел, вольнолюбивого характера, чье настроение ну никак не зависит от партизанского молчания телефона. Он может молчать себе на здоровье хоть всю свою никчемную жизнь, гордой феминистке на это наплевать. Она — самодостаточна. О чем регулярно сообщает своему отражению в зеркале.

Но отражение смотрит куда-то сквозь хозяйку и вдруг однажды начинает по-русалочьи дрожать и расплываться. Можно восстановить фокус, смирить бунт и загнать хлыстом беглые эмоции назад в грудную клетку. А можно переодеться в старые джинсы со свитером и навестить забытую подругу. Ту, что дважды в семестр умирала от любви, писала предметам страсти идиотские письма, названивала им из всех попутных автоматов, то сияла, то страдала без промежуточных состояний. Выпить с ней ностальгического портвейна, нареветься, нахохотаться, нажаловаться на судьбу, наобниматься и вернуться домой в муниципальном транспорте с романсной двурогой луной в окне и с блаженной пустотой в голове и в теле…

Потому что самодостаточность — это не плотный распорядок из шейпинга, курсов экибаны, английского и лекций по буддизму. Не собственный кабинет с факсом, ксероксом, компьютером и секретарем в предбаннике. Не вибратор под подушкой, не муж в ливрее, не отшельнический скит в темном, глухом бору. Самодостаточность — это серьезный, страстный, взаимный роман со своею собственной жизнью. Это неиссякаемое удивление перед ее феноменом, это любовь, которой никто и ничто не в состоянии ни уничтожить, ни затмить. Ты с ней родилась, и по сказочным канонам умрете вы в один день.

Самодостаточны дети. Самодостаточны кошки. Самодостаточны, увы, мужчины. Наличие или отсутствие возлюбленной не делает их бездонно несчастными или невменяемо блаженными. Поучись у них.

Но для начала простенькие рекомендации:

пей только на пределе жажды — и ты вспомнишь наслаждение первого глотка;

ешь, когда очень голодна, и к тебе вернемся божественный вкус ржаной горбушки с солью;

занимайся любовью, когда желание уже перехлестывает горло и выступает испариной на лбу, и тебе не придется мучительно карабкаться на пик — ты взлетишь на него моментально;

чаще проверяй: дышишь — не дышишь? Какое счастье, еще дышишь. Значит, жива.

Никогда не жди его более двух минут от назначенного времени. Какими бы соблазнительными ни были перспективы свидания. Для страховки заготовь заранее запасной вариант. Не поддавайся искушению — а вдруг он вот-вот весь в мыле примчится, — и из-за ерунды ты обоим испортишь вечер. Может, и испортишь. Может, и причина задержки действительно объективная: транспортная пробка, например. Сегодня. Тогда через год есть вероятность услышать: «Дорогая, ну придумай что-нибудь сама. Ты же у меня такая умная…» Это как вес: накапливается неприметно, по грамму, а спохватишься — уже десяток кг лишний. Набрать легко — скинуть трудно. Пусть ты промаешься за чаем у занудной подруги, проболтаешься по городу. Не страшно. Зато есть некоторая гарантия, что в близком будущем не придется ждать его, точно солнце в зимнюю ночь. А у солнца есть привычка куда-то закатываться и появляться, согласно расписанию, на рассвете. Залог успеха твоей дрессировки — отсутствие упреков и нервозности. Полное спокойствие и доброжелательность. Твой уход не вспышка, не демонстрации апломба, а элементарное уважение к своему времени и личности. БУДЬ САМОДОСТАТОЧНА!!!

Тест на сообразительность. У тебя обновка. Сценарий действий:

а) сразу извлечешь из шкафа, дашь мужу полюбоваться, потом начнешь примерять, развлекая его детективной историей покупки: где, как, сколько заплатила, сколько отстояла в очереди, что тебе сказала та хамка, которой это платье — как свинье серьги, и как ловко ты ее отбрила. Поделишься сомнениями типа:

сзади не узковато? не полнит? — и т. п.;

б) после ужина попросишь отвернуться. Путаясь в рукавах и застежках, торопливо оденешься. Мельком

в зеркало — и: «Ну как, милый? Вроде ничего

правда?..»;

в) не обмолвишься ни словом. Дождешься благо приятной ситуации — гостей, назначенного вне дома свидания. И продемонстрируешь обновку внезапно в полном комплекте с прической и макияжем, не вдаваясь ни в какие подробности и обсуждения.

(а — ноль баллов, б — два балла, в — пять баллов)

ОКЕАН В РАКОВИНЕ

Мир соткан из мифов. Крупных и мелких, великих и посредственных, частных и планетарных, безопасных и вредных, как общепитская котлета. Когда-то мифы были примитивней комиксов и имели черту оседлости:

небо и недра. Они там, человек — здесь. Убил зверя — внутри мясо. Нырнул в реку — внутри вода. Вскопал землю — внутри поле. Засеял, взрастил, собрал. История прогресса — это история экспансии мифов. Они обрели земные формы учений, открытий, государственного строя, рекламных роликов, революций, сбалансированных кормов. Да что далеко ходить — недавно познакомилась с актером. Играет суперменов и насильников. Оказался импотентом.

И любовь обвешана мифами, как старая приморская цыганка монистами. Чуть зазеваешься, чуть притормозишь, позволишь окликнуть, прикоснуться, заговорить, отвести в сторонку за ближайший киоск — и, не успеешь ахнуть, жизнь скомканной купюрой уже зажата в горчичном кулаке. Дунула, плюнула, разжала — пусто. Может, мониста здесь ни при чем.

Может, с доверчивыми дураками так и бывает. А с другой стороны, может быть, именно в этом антураже и заключена магическая власть. Попробуй проверь!

Но нильские колдуньи в таинственных амулетах встречаются редко. Мы спотыкаемся и запутываемся не в их волшебных нитях, а в бельевых веревках сентенций, невесть кем натянутых и невесть почему воспринятых как откровение. «Мужчина любит глазами, а женщина ушами». Надо же такое сморозить! Ну-ка, поинтересуйся у своего приятеля среди ночи цветом (не глаз — какое там) хотя бы твоих волос. Без оттенков, разумеется, — медовый там, чайный, пепельный, бронзовый, каштановый. А просто: блондинка или брюнетка. Вот так — брюнетка или блондинка. И все. С двух попыток. А кто из них в состоянии вспомнить, во что была одета возлюбленная при первой (а также последующих) встречах: платье, брючный костюм или рыбацкая сеть? Кроме щелчка пальцев и эйфоричес-кого «э-э-э» рассчитывать не на что.

А. С. Пушкин, не последняя фигура в амурологии, неземную красоту царевны Лебеди сложил из пластики (а сама-то величава, выступает будто пава) и речи, что как реченька журчит. А из прелестей Клеопатры, чья узкая египетская пяточка покоилась на лбах цезарей как на подножье собственного трона, выделил голос и взор. Именно в таком порядке.

27
{"b":"11388","o":1}