ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выйдя за ворота, северянин остановился. Среди снежных сугробов, будто являясь их продолжением, стоял белый конь. Хог уже однажды видел его, когда шел по следу Рыжей, тогда это было во сне. Шкурка зверя сверкала, как окружающий снег, а в глазах застыла тьма зимней ночи.

Внезапно в полном безветрии дохнул ветерок. Конь поднял голову, раздувая ноздри, а потом рассыпался вихрем мерцающих снежинок. Хогу в последний миг показалось, что из белого лба зверя сверкнул луч света.

Раздавшийся грохот обрушился на Хога со всех сторон. Он зажмурился на мгновенье, а когда открыл глаза, то увидел, что лежит на постели в своей комнате. У выбитой двери стоял Ласти, потирая плечо. На лице Стрелка было беспокойство. За плечами охотника маячило испуганное лицо служанки.

– Что, нельзя было постучать? – Хог с трудом сел, двигая головой из стороны в сторону, чтобы размять занемевшую шею.

– Постучали! – Ласти нервно хмыкнул. – Мы уже полчаса колотимся, думали, что ты тут помер!

Хог встал, недоумевая, как он оказался в трактире. За окном, не переставая, мела пурга.

Северянин растерянно сел на кровать.

– Что же, мне все это приснилось?

– Да что приснилось-то? – Ласти сел на стул напротив него.

– Так… кошмар, – Хог посмотрел на Стрелка. – А где Дарни с Волчатником?

– Волчатник разбирается с казначеем Арнаэлла, а Дарни отправился навестить каких-то своих родственников, обитающих здесь. Вернутся они не скоро, так что мы можем пока позавтракать.

Хог кивнул, одеваясь.

Через несколько минут они уже сидели в общем зале, ожидая, пока принесут еду.

Хог порылся в кошельке и заказал кувшин пива, чтобы скрасить ожидание, кроме этого он преследовал еще одну цель.

– За удачную охоту! – провозгласил северянин, разлив пиво в кружки.

Ласти поднял свою.

– Да будет так!

Они стукнулись кружками.

– Неплохо! – Стрелок облизал пивные усы с губ, став при этом похож на кота, застигнутого за кражей сметаны.

Пиво действительно было крепкое, как раз то, что надо. Хог наполнил кружки по второму кругу…

Они выпили за здоровье друг друга, потом за жизнь, потом просто так, потом за женщин и за служанку, принесшую завтрак.

У Хога мягко шумело в голове и начинало двоиться перед глазами, когда он решил приступить к расспросам.

– Что это Пиннар на меня злится? – спросил северянин, откусывая кусок хлеба с мясом.

– А, – Ласти махнул рукой, он в этот момент разбирался с соленой рыбой особой прочности. – Видишь ли, все мечтают надеть серую куртку охотника, но только немногие обладают для этого нужными способностями. Ты обладаешь, но охотником становиться не хочешь. Это заставляет Волчатника сомневаться в себе, как в учителе. Налей еще!

Хог наполнил кружку охотника.

– И Эльф не прибавил ему уверенности?

– Нет, с Эльфом все понятно, на него Пиннар не в обиде. Он же льёсальв, светлый альв, а их магия перестает действовать зимой, вот он и смылся домой. Весной он наверняка опять напросится к Волчатнику в ученики.

Хог потянулся за новым кувшином, умолчав о том, что Эльф только наполовину альв.

– А вот помнишь, мы с тобой разговаривали про одного парня? Как его? Котик, кажется?

Ласти жизнерадостно хрюкнул, дрожащей рукой пытаясь налить пива в кружку.

– А, Дорн! Зачем тебе он? Ты же не собираешься податься в ученики к нему? – Ласти хихикнул. – Представляю себе это зрелищ-щ-ще! – у охотника начал заплетаться язык. – Человек в обучении у алди!

Северянин поперхнулся пивом. Про алди он слышал самые страшные истории. Прирожденные охотники, они были оборотнями и могли принимать любой облик. Алди считали противоположностью вампиров. Их укус был смертелен для любой нечисти, но в то же время мог вылечить укушенного вампиром или волкодлаком. Впрочем, фей, эльфов, фейри и других подобных они тоже не щадили, но, правда, и не трогали, если те не становились у них на пути.

– Впрочем, Дорн сумасшедший даже для алди. Он не знается с родней, дружит только с каким-то парнем из темных альвов, что само по себе чудо из чудес. Да еще все ищет какую-то свою таинственную госпожу.

– А где его можно сейчас найти?

– Да нигде! Он – пвш-ш – как ветер. Сегодня тут, а завтра на другом краю света. Но стреляет он хорошо. Хотел бы я стрелять так же…

Ласти сделал попытку свалиться со скамьи, но это поползновение было жестоко пресечено Хогом, который еще не закончил с расспросами.

– Я вот все думаю, ты рассказывал про охотницу, по прозвищу Ястребок, почему ее так прозвали.

– О, Ястребок! – Ласти уставился на кувшин с пивом. – Выпьем за ее прекрасные янтарные глаза!

– Обязательно, но только потом! – Хог ловко подсунул Стрелку кружку с водой. Ласти поморщился, отхлебнув.

– Что-то пиво поплохело! Хозяин! Мерзавец! Ты совсем совесть потерял! Если разбавлять, то хоть в меру!

Хогу пришлось вновь поменять кружки.

Подошедший хозяин проверил пиво и нашел его превосходным. Ласти решил удостовериться сам и застыл, удивленный.

– Чудеса какие!

– Так что же все-таки Ястребок? Ты говорил, что она хорошо дерется на мечах.

Ласти кивнул, едва не ткнувшись лицом в миску с остатками завтрака.

– И чего я так напился? – спросил он сам у себя.

– Ты забыл про Ястребка. Где ее можно найти сейчас?

– Зимой? – Ласти покачал головой. – Зимой не знаю, а вот весной она точно будет в Марке. Она там всегда…

– Напиваться с утра, да еще так не вовремя! – над ними возвышался Пиннар. Вид у охотника был удивленно-презрительный.

Хог, не выдержав, засмеялся, ни с того ни с сего к нему присоединился Стрелок.

– Как вы умудрились так быстро надраться? – спросил Волчатник. Впрочем, он мог и не спрашивать, ответом ему был новый взрыв хохота.

Пиннар сделал знак служанке и попросил ее принести две кружки горячей воды. Получив желаемое, охотник достал маленькую баночку с каким-то порошком. Подцепив частичку ее содержимого на кончик ножа, он ссыпал его в кружки.

– Пейте!

Ласти молча взял свою.

– Почему я должен… – Хог посмотрел в глаза Пиннара и осекся.

– Ты большой мальчик, Хог, но я могу заставить тебя выпить это, поскольку мне жизненно необходимо видеть вас трезвыми.

Северянин сделал несколько глотков. Вода была противно теплой и имела гадостный солоновато-сладкий привкус. Через мгновение он был совершенно трезв. Напротив сидел Ласти с красными глазами, но вполне осмысленным взглядом.

Пиннар уселся за стол вместе с ними.

– Я был у наместника, – начал он по-деловому, будто ничего и не случилось. – Он хочет видеть наш отряд, потому что ему предложил свои услуги еще кое-кто из наших собратьев. Обычно мы не соперничаем со своими, но я подписывал этот договор и не собираюсь уступать кому-либо это место!

Хог никогда не видел такого Пиннара. Тот человек, которого он когда-то считал своим лучшим и единственным другом был (Хог задумался) благ, что ли. В его помыслах главным было – защитить людей от зла, взамен ему не было нужно ничего. Герой-бродяга, настоящий охотник на демонов, которого не купишь за все золото и который не подчиняется никому. Это больше всего тогда привлекло Хога. А сейчас? Разговор о деньгах, Ласти, беспрекословно подчиняющийся, соперничество со своими. Что-то с тобой случилось брат-охотник?

Наместник жил в центре Арнаэлла в настоящей крепости. Когда-то весь город помещался в ее стенах, но постепенно разрастался, и стены раздвигались вместе с ним. От былых укреплений остался только замок на холме, который никак не желал растворяться среди подступавших к нему двух– и трехэтажных домов богатых горожан. Рассмотреть его, правда, не было возможности, снег не давал и носа высунуть из-под капюшона, ноги утопали в сугробах, если бы не Волчатник, знавший дорогу, они давно бы потерялись в этой мешанине улиц, домов и снега.

Стража пропустила их без слов, увидев серые куртки охотников.

У входа их ожидал благообразный пожилой мужчина, одетый в цвета наместника. Он и отвел их к своему господину.

10
{"b":"11389","o":1}