ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кого ты привел, Хёрэг?

– О, это усталый путник, которого нашла в лесу наша Крапива, – блеснув глазами, ответил бородатый Херэг.

– Ну что ж, путник, садись за стол и пируй с нами!

Хог устроился недалеко от выхода, но рядом сел Херэг, преграждая путь к двери.

В зале появились черноволосые женщины и девушки, убравшие объедки и принесшие новые блюда. Крапивы среди них не было.

– Кто ты, гость, и как попал в наши края? – спросил хозяин, поднимая большой рог с хмельным напитком.

– Называют меня обычно Бешеным Волком, а оказался я здесь по воле случая.

Перед Хогом стояли аппетитные блюда, но в ушах звучало предупреждение Яррэ. Северянин больше верил девушке, которая уже однажды спасла его, чем прочим обитателям этого странного дома.

Видя это, хозяин нахмурился.

– Что же ты ничего не ешь, Волк? Или ты хочешь оскорбить меня и мой дом?

– Нет, что ты. Я не хочу тебе обиды. Вкусны твоя яства, хмельны твои напитки, прекрасны женщины, что подают их, но мне больше всех приглянулась та, с которой я пришел.

Хозяин дома кивнул.

– Пусть придет Крапива!

Через несколько минут две женщины привели девушку, которая шла, опустив глаза. Она села рядом с Хогом, потеснив Херэга.

Хозяин расхохотался.

– Теперь и уксус покажется сладким! – проговорил он.

Хог потянулся к блюдам, но Яррэ взяла его за руку, и северянин увидел, чтолежало в них. То мимолетное прозрение, когда он вошел, оказалось истинным. Яства были испорчены, их покрывала плесень, в некоторых копались черви, а дымок, поднимавшийся над жареным поросенком, оказался стайкой мух. Вместо меда в кубках темнела болотная вода.

Хог испытал одновременно два желания – выхватить меч и убежать. Но выбирать ему не пришлось, как, впрочем, и отведать чудесной пищи.

Дверь открылась, и в зал вошел высокий человек в черном плаще до пят и широкополой шляпе, полностью скрывавшей лицо, во тьме, его заменяющей, синим огоньком отсвечивал один глаз.

Человек уселся в кресло напротив хозяина дома, и тут же в открытую дверь с улюлюканьем ворвались призраки. Некоторые взвились под потолок и летали там, подобно обрывкам прозрачной ткани, другие степенно уселись за стол, рядом со своим предводителем. Наконец все расселись, и хозяин поприветствовал того, в ком Хог признал самого Черного Всадника.

– Кого сегодня затравили твои псы, Охотник? – спросил хозяин, при этом его взгляд остановился на Хоге.

Черный Всадник сделал знак призракам. Некоторые поднялись и исчезли за дверью. Впрочем, они тут же появились, волоча что-то. Призраки бросили свою ношу посреди зала и вернулись на свои места. А Хог мало-помалу начал догадываться, куда его занесли магия Волчонка и бегство от Дикой Охоты, – он попал к темным альвам.

Между тем ноша призраков пошевелилась и поднялась на ноги. Посреди зала стоял тот, кого северянин ожидал увидеть в Верхнем мире меньше всего.

– Ценная добыча, – потянул хозяин. – Как тебе удалось его поймать?

– Он был очень беспечен, – сказал Черный Всадник и кивнул одному из призраков, тот преподнес хозяину дома черный костяной лук.

– Это украсит твою оружейную, Хёрдиг.

Хозяин кивнул, принимая подношение.

– Мои темницы к твоим услугам. Надеюсь, ты останешься до завтра, ведь почти наступило утро.

Жители дома и призраки разбрелись по своим покоям. Хога проводили в небольшую комнату, посреди которой стояла роскошная кровать, занавешенная пологом. Крапиву отправили куда-то, и северянин остался один.

Теперь не помешало бы хорошенько подумать. Днем все будут спать, и он сможет беспрепятственно выбраться из дома. Но сможет ли он уйти один, оставив здесь того, кто однажды спас ему жизнь, да и Крапиве здесь не место.

Хог сел на кровать…

– Проснись же! – донесся до него отчаянный голос, и Хог понял, что уже давно слышит его. Кто-то тряс его за плечо. Северянин открыл глаза – над ним склонилась Яррэ. Пряди светло-русых волос падали на лицо, заслоняя рыжие глаза.

– Как это я умудрился заснуть? – Хог огляделся. – На полу?

– Сонные чары, а на пол тебя я свалила, чтобы разбудить.

– Где темница? – сразу приступил к делу северянин.

– Я покажу.

Они вышли из комнаты и направились по коридору. Крохотные окошки были тщательно занавешены, чтобы солнечный свет не попал внутрь.

Коридор привел к высокой резной двери.

– Только тихо. Это спальня моего отчима, сейчас он спит, но сон у него чуткий.

Крапива бесшумно приоткрыла створку, впуская северянина внутрь. Потом девушка откинула ковер с пола, и показалась квадратная плита с вбитым в нее бронзовым кольцом. Хог подошел к плите и, упершись в пол ногами, ухватился за кольцо. Казалось, он поднимает за хвост мирового змея, по лицу северянина ручьями тек пот. Хог старался дышать бесшумно. Первой сдалась плита. Яррэ помогла сдвинуть ее в сторону. Они склонились над открывшимся отверстием, вниз уходили земляные ступеньки. Первой начала спускаться Яррэ, она тут же выудила факел из тайника в стене и, когда Хог оказался внизу, так было уже вполне светло.

– Это не простая темница, она специально для таких, как этот пленник, на которых не действует никакая магия.

Они двинулись по ходу, который был вырыт прямо в земле.

Хог решил удовлетворить свое любопытство.

– Скажи, Яррэ, а почему ты живешь здесь, ведь обитатели этого дома не друзья тебе.

Девушка обернулась на ходу.

– Приходилось ли тебе слышать о подкидышах, которыми докальвы заменяют детей?

Северянин кивнул.

– А человеческих младенцев они забирают и растят здесь, в Верхнем мире, заставляя работать на себя.

– Тебе не придется больше находиться здесь, я возьму тебя с собой.

Крапива вновь обернулась, теперь на ее лице была улыбка.

– Мне, пожалуй, будет жаль покидать это место, ведь тогда некому будет помогать случайным гостям дома уходить из него живыми. Не знаю, кто были мои родители, но темные альвы сильно просчитались, когда меня украли, их магия на меня не действует, а я могу разрушить любые их чары.

Тут они вошли в небольшую пещеру, все ее дно занимало озеро. Вода в нем была дивно прозрачной, откуда-то со дна поднималось густое янтарное свечение. Посреди озера был маленький островок, на котором сидел пленник.

– Здравствуй, Дорн, – поприветствовал Хог того, кого в Нижнем мире знали под прозвищем Котик.

Рыжий алди поднял голову.

– Ты все еще жив, Хог, это радует. Но зря ты сюда пришел, это место – ловушка для таких, как я. Ты ничем не можешь мне помочь.

Хог оглянулся на Яррэ, чтобы спросить у нее совета, и удивленно отпрянул. Девушка стояла, вытянувшись в струнку, и вся будто тянулась к островку.

Котик заметил странное лицо Хога и тоже посмотрел на девушку.

Их глаза встретились.

Такое северянин видел впервые.

Сначала юноша и девушка тянулись друг к другу только взглядами, потом они подошли каждый к своему краю и протянули руки. Но между их пальцами было не менее половины человеческого роста.

– Так ты его не вытащишь, – сказал Хог, но тут заметил, что от рук Яррэ будто исходит невидимое сияние. Оно постепенно становилось все отчетливее, пока не превратилось в сероватую дымку, воздух вокруг нее отчетливо гудел. Сияние потянулось к Котику и, как только оно коснулось его пальцев, алди одним прыжком оказался рядом с Крапивой.

Пальцы юноши и девушки сплелись.

– Нужно уходить! – сказала Яррэ, вырвав свои ладони из рук зачарованного Котика.

Они отправились обратно по коридору. Хог только удивлялся про себя. Выбравшись наверх, Хог и Котик поставили плиту на место, Яррэ поправила ковер.

– Мой лук! – шепотом воскликнул Дорн и двинулся к стене, на которой среди разнообразного оружия висел и его лук.

Но как только пальцы юноши коснулись лука, в воздухе поплыл тихий звон.

Кровать зашаталась, и Хёрдиг вскочил, разбрасывая одеяла.

– Взять их!

– Бежим! – завопила Крапива, бросаясь к двери. Хог схватил Котика, который так и не смог отцепить свой лук, в охапку и припустил за ней.

17
{"b":"11389","o":1}