ЛитМир - Электронная Библиотека

Жил как-то на свете один король, владел он богатством и властью, а также тайными магическими силами. Но самой большой радостью в жизни короля была его единственная дочь – напоминание об умершей жене. У счастья много завистников. На дочь короля наслали проклятье. Где бы она ни появилась, стали ее преследовать демоны в обличье черных птиц. Пробовал король откупиться от них. Сначала предложил он им свои богатства, но демонам они были не нужны. Предложил тогда король свою власть, но отказались демоны. В последний раз предложил король свою жизнь, опять отказались они. Из замка пропала дочь короля, а значит, жизнь его они уже получили.

– Интересная сказка, но к чему ты ее рассказала?

– Дочь того короля была рыжей, как осенние листья, за что ее прозвали Лисицей.

Хог сжал кулаки. Ему вспомнились шрамы на лице девушки.

– Это те птицы?

Голта кивнула.

– Вороны.

Хог немало времени провел в Шэанских лесах и хорошо знал их. Пиннар в свое время сделал из него неплохого следопыта, но следов Лисицы северянин найти не мог. Их попросту не было. Только большой черный ворон следил за ним с ветвей рябины. Хог кинул в него камнем, но черная птица переступила на ветке, и камень пролетел мимо. Янтарные глаза птицы с насмешкой смотрели на глупого человека. Ворон хрипло каркнул, потом тяжело снялся с ветки и улетел.

Северянин долго бродил по лесу, но так ничего и не нашел. Тогда он решил действовать по-другому.

На шее под одеждой в маленьком кожаном мешочке, перевязанном шерстяной нитью, хранились двадцать четыре сливовые косточки, на каждой собственноручно Хогом была вырезана руна.

Северянин достал из своего мешка кусок чистой белой ткани и, найдя подходящее место под деревом, расстелил его. После чего попытался отрешиться от всего, как учил его дед. Теперь Хог жалел, что мало слушал старика, а все стремился посмотреть на бойцов, послушать истории про подвиги.

Воспоминания о старом эриле, мастере рун и рунических заклинаний, будто помогли ему. У Хога даже волосы на голове зашевелились, настолько он ощутил близость сил, к которым собрался обратиться.

Хог высыпал руны на ткань, перевернул изображением вниз, стал перемешивать, задавая про себя один и тот же вопрос.

Потом отобрал те три руны, что наиболее часто оказывались под рукой, а остальные убрал в мешочек, чтобы не мешались.

Первой появилась руна «Дорога». Что ж, достаточно ясный ответ на вопрос.

Хог перевернул вторую косточку. «Дар»! К чему бы это? Руна означала не только подарок или дар, а еще верность или долг, но и это не все – могущественную, изначальную магию означала эта руна. Выходит, с ней тоже придется встретиться. Дед говорил, что у Хога чутье на магию, также он предсказал внуку, что дочь его будет могущественной ведьмой. Десятилетний мальчишка посмеялся над стариком, но теперь Хогу вспомнились эти слова.

Последняя из косточек скатилась с ткани и затерялась в траве. Только Хог хотел потянуться за ней, как его оглушили мощные крылья, обрушившиеся ему на голову. Крепкий клюв выхватил руну из травы, и птица улетела. Другие вороны, сидящие на ветвях окрестных деревьев, подняли гвалт, будто смеялись.

Хог торопливо убрал рунные косточки, свернул ткань и спрятал ее в мешок. Он мог перебрать руны и посмотреть, какой из них не хватает, но делать этого почему-то очень не хотелось.

Итак, руны показали дорогу, значит Рыжая, скорее всего, направилась по Шэанскому тракту на запад.

Когда Хог вышел на дорогу, солнце уже садилось.

Ночью шел снег, первый снег в этом году. Хогу приснился осенний лес, пестрые листья ветер нес над землей.

Проснувшись, северянин отряхнул снег с одеяла, наскоро перекусил и отправился дальше. Запасы, взятые в дорогу, заканчивались. Нужно будет заглянуть в какую-нибудь деревеньку, прикупить еще еды.

Деревня называлась Заречье, как, впрочем, и две ее соседки. Были поблизости также и Поречье и Приречье.

Хог зашел в крайний дом. Все домочадцы были в саду – почти весь урожай был собран, но на ветках оставались еще осенние яблоки.

Путника заметили, и навстречу северянину вышел невысокий чернявый мужичок, его густые черные брови срослись на переносице.

– Чего надо? – угрюмо спросил он.

– Мне бы еды купить, – Хог показал медную монетку, чтобы убедить недоверчивого крестьянина.

Хозяин передал просьбу своей жене, и та скрылась в доме.

– Хороший урожай? – спросил Хог, поднимая с земли маленькое румяное яблоко.

– Да не то чтобы. Год не особо урожайный, а тут еще воронье налетело, тьма-тьмущая, ну мы и решили остатки добрать, пока они все не склевали.

Хозяйка принесла узелок, из которого выглядывала краюха хлеба, Хог прихватил еще пару яблок, расплатился и ушел. Теперь он знал, что идет правильно.

К полудню северянин подошел к мосту.

У входа на мост в будке сидел сторож. Хог заглянул к нему, чтобы порасспросить. Но сторож не видел проходившей по мосту девушки.

– Здесь три дня уж в одиночку никто не проходил.

Но это не сбило Хога со следа. Рыжая вполне могла присоединиться к какому-нибудь обозу. А то, что сторож не помнил рыжую девчонку… Так он тоже сначала не признал в маленьком страннике женщину.

На другой стороне моста Хога встретило еще одно Заречье. Эту деревню он миновал не останавливаясь.

Ночь встретила северянина в лесу. Он расположился на ночлег на небольшой полянке, запалил костер, сходил за водой, потом повесил над огнем маленький котелок. Вода закипела, и в нее полетели луковица, из тех, что продала ему хозяйка из Заречья, несколько кусочков копченого мяса и горсть крупы. Хог нагнулся помешать варево, а когда распрямился…

…по другую сторону костра сидела Рыжая.

Отблески костра плясали в ее глазах.

– Зачем ты идешь за мной?

– Я слышал твою историю. – Хог смутился и опустил глаза, когда он поднял взгляд, рядом никого не было. Ветер бросил в котелок желтый кленовый лист.

– Мерещиться начинает. – Хог потер глаза, потом тщательно осмотрел то место, где сидела девушка. Конечно, никаких следов он не нашел. Где-то далеко злобно каркнул ворон.

Повозка тихо покачивалась, убаюкивая Хога, который всю ночь просидел у костра, не смыкая глаз, а как только рассвело, не замедлил выйти на дорогу, где его и подобрал Горош, ехавший в Мивор на осеннюю ярмарку. По мнению Хога, что-то она запоздала, эта ярмарка, но крестьянин объяснил, что в Миворе такая традиция.

Под копытами пары лошадок хрустели ледком подмерзшие лужи. По небу плыли серые клочковатые облака. Под скрип колес и невнятное бормотание Гороша Хог задремал.

И тут же оказался в огромном сумрачном зале, он знал, что видит сон, что это не наяву, но в сердце затаился страх. По пыльному ковру Хог двинулся туда, где виднелся трон. На высоком резном троне некогда очень богатом, а сейчас полуразвалившемся, сидел человек.

Хог шел, чувствуя на себе взгляд странных белых, без зрачка и радужки, глаз.

– Кто ты? – внезапно спросил старик.

Северянин вздрогнул от звука этого голоса. Человек на троне продолжал смотреть прямо, поверх его головы. Слепой – догадался Хог.

На голове старика была то ли корона, то ли венок из кленовых листьев.

– Я Хог Хогарсон, по прозванию Бешеный Волк.

– Не видел ли ты моей дочери, Хог?

На спинку трона сел большой черный ворон, он глянул своим желтым глазом, а потом кинулся вперед, целясь клювом Хогу в глаза.

С криком северянин проснулся, но потом еще долго не мог успокоиться, правый глаз, куда во сне попал клюв черной птицы, дергался.

К вечеру вдалеке показался город, а в голове Хога роились всякие умные мысли.

Он пытался понять, зачем идет за Рыжей. Девушка ему понравилась – рыжая воительница, с этим все понятно, – но чем он сможет помочь ей, если догонит? Ничем. Только привлечет к ней внимание черных птиц. Хог вспомнил меч Рыжей, бегающие по нему голубые всполохи. Наверняка она прикончила им не одного ворона, но, как он понял, сколько их ни убивай, они все равно появляются. А что если…

2
{"b":"11389","o":1}