ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сам Дорн уже не мог связно ответить на их вопросы, он только что-то тихо шипел на каком-то странном языке.

– Что он говорит? – Хог попытался разобрать хоть слово.

– Что-то про душу цветов. Что это может быть?

Северянин покачал головой. Не цветочными же духами, в конце же концов, питаются алди.

А их спутник буквально испарялся на глазах, даже сквозь плащи можно было видеть выпирающие кости.

Хог разрывался от собственной беспомощности, желания помочь и осознания того, что он стоит здоровый и сильный и ничего не может сделать для умирающего товарища, никак не может отдать ему часть своей силы.

– Душа цветов, душа цветов… Я уверена, что это просто название чего-то, но чего? Что может быть душой цветов? – Яррэ требовательно заглянула Хогу в глаза.

– Не знаю.

– А как, по-твоему, может выглядеть душа цветов?

– Как пчела.

– Мёд!!! – воскликнули они одновременно.

– Остается только его найти.

Впрочем, это оказалось совсем не трудно. Дикие пчелы жужжали повсюду вокруг них, собирая с цветов сладкий нектар. Яррэ, немного поколдовав, сумела проследить их дорогу и вывести к дуплу, где они обитали.

Когда алди, приняв человеческий облик, сидел, облизывая пальцы, Хог улыбнулся, глядя на этого сладкоежку, но скривился от боли и потер распухшее лицо. Крапива тут же наложила ему на лицо новую примочку, а потом заодно и на все остальные пострадавшие части.

– По-моему, Верхний мир ничем не отличается от Нижнего.

Яррэ кивнула.

– Почти не отличается, но это здесь, недалеко от границы. Здесь живут низшие существа, похожие на людей и живущие похожими законами – альвы, зеленые эльфы, гоблины, тролли и им подобные. Дальше от границы мир меняется, говорят, он становится похожим на радугу, в которой мелькают тени различных высших существ: кельдов, кельдирков, Туата де Даннан и других. А что находится совсем далеко, не знает никто, кроме, пожалуй, алди, которые пришли оттуда, и стражей, что охраняют вторую границу.

Яррэ улыбнулась:

– Вот, кстати, ты и выдал, что пришел из Нижнего мира.

Хог молча кивнул. Что-то он начинал становиться беспечным, наверное, это Верхний мир так на него действовал, ведь и Дорн почти утратил свою всегдашнюю мрачность. Сегодня алди никуда не собирался, он уютно свернулся клубочком у костра и заснул. Хог и Яррэ решили не будить его, а сторожить всю ночь сами. Первым караулил Хог.

Он перебрал все свои запасы, заново переделал пращу, тщательно осмотрел меч. Усмехнулся, подумав о том, как легко присвоил себе оружие Пиннара. Интересно, что охотники подумали, когда он исчез так внезапно из дома лесника, или Волчонок все им рассказал? Хотя это вряд ли.

За кругом света тихо переступали копытами лошади, вздыхал Гривастый.

Когда прошла большая половина ночи, северянин разбудил Крапиву, а сам лег спать.

Долгое время Хог не мог понять, что его разбудило. Слышалось только потрескивание костра. До утра было еще далеко. Резкое чувство опасности сжало сердце северянина.

В поле зрения возник изящный сапог из белой замши и острый наконечник стрелы.

– Встать!

Хог молча послушался, пытаясь незаметно нащупать меч, но оружия не было.

Их лагерь окружал отряд эльфов. Натянутые луки и суровые лица утвердили Хога в его худших подозрениях. Двое эльфов держали Крапиву, заломив ей руки за спину. Один зажимал девушке рот, а другой держал нож у ее горла.

Дорн, возле которого оказался какой-то эльф, вскочил, замахиваясь мечом.

– Стой! Иначе вашей девчонке конец! Брось меч!

Котик разжал руку. Меч выпал и растаял в воздухе, не долетев до земли. Тут же алди опутали множеством серебристых сетей. Хогу и Крапиве просто связали руки за спиной.

Эльф, тот, что командовал отрядом, заметно отличался от прочих эльфов-воинов. Он был гораздо выше их ростом, имел царственную осанку, тонкие прекрасные черты лица, которое обрамляли изящные золотистые локоны. Эльф-предводитель подошел к пленникам и неторопливо оглядел их.

– Во владениях моего отца сурово карают конокрадов, а вы посмели похитить лучшую кобылу из конюшен короля Галёна.

– Теперь вы хоть раз побываете на месте тех, у кого сами крадете лошадей, – усмехнулась Крапива.

Эльф холодно усмехнулся в ответ.

– Мы ничего никогда не крадем!

Яррэ фыркнула.

Девушку усадили позади одного из воинов, алди, поскольку его опутали сетями до полной неподвижности, водрузили на спину Гривастого, эльфийские лошади отказывались везти его на себе, а Хогу пришлось бежать на веревке, позади коня предводителя. Благо эльфы ехали не очень быстро. Северянин постоянно ловил на себе взгляды девушки, которая говорила глазами: «Прости меня!»

К полудню эльфы решили сделать привал, они с удивлением смотрели на белоголового человека, который до сих пор не запросил пощады и выглядит так, будто может пробежать еще столько же.

К полуночи они были в Галене. Теперь все здесь выглядело по-другому, на холмах гуляли множество эльфов, светились праздничными огоньками фонарики, украшавшие рощи. Отряд же направился прямо к самому высокому холму, на вершине которого росло одинокое стройное дерево. Плоть земли разверзлась перед предводителем эльфов, и они въехали в холм.

Внутри жилище эльфов походило на роскошный дворец. Подбежавшие прислужники увели лошадей, а эльфы-воины повели пленников куда-то в глубь дворца.

Отовсюду слышалась музыка, изредка дорогу процессии перебегали нарядные придворные эльфы. Наконец они вышли в огромный зал. Он был весь заполнен веселящимися эльфами. У Хога глаза разбежались от обилия ярких глаз, пестрых нарядов, зеленых и серебристых локонов.

Появление воинов привлекло внимание короля эльфов, восседавшего на прекрасном троне, целиком выточенном из чистейшего зеленого нефрита. Рядом с королем на соседнем троне, чуть менее высоком, сидела королева. Пленники завороженно уставились на нее. Хог не назвал бы ее прекрасной, скорее какой-то необычной. Она была бледнокожа, со светло-голубыми яркими глазами, овальное лицо окружало облако невесомых бледно-серебристых волос, похожих на клубы тумана. Изящное платье из серого шелка, украшенное эльфийскими ирисами, делало королеву еще более призрачной. Голову эльфийской повелительницы украшал бледно мерцающий венец из голубого жемчуга.

Эльфийский король выслушал то, что шепнула ему королева, а потом обратился к предводителю эльфов-воинов:

– Я вижу, Глóрфин, ты выполнил мое поручение. Это радует меня.

Взгляд короля прошелся по пленникам и остановился на серых глазах северянина. Эльф нахмурился, он был встревожен, хотя по зеркальным фиолетовым глазам этого нельзя было сказать.

– Кто вы, чужаки, и зачем похитили мою лучшую кобылицу?

Пленники промолчали, помня о том, что предшествовало «похищению».

– Что же вы не хотите мне ответить? Или мне самому говорить за вас? Я слышал, что Хёрдиг ищет свою приемную дочь, которая сбежала с двумя бродягами. Я прав или нет, госпожа Яррэ? А еще он ищет человека, обманом забравшегося в его владения и уговорившего его дочь сбежать, он говорил, что, кажется, тот называл себя Бешеным Волком? А вас, юноша, трудно не узнать даже в человеческом обличье. Дорн Отступник, насколько я знаю. Королева Кеалха охотится за тобой по всем мирам. Так что, мне, в качестве наказания, отдать вас тем, кто вас ищет?

Тут предводитель эльфов-воинов отделился от отряда и подошел к трону, отдав королю что-то завернутое в ткань. Повелитель эльфов развернул сверток – это был меч Хога.

На лице эльфа появилась еще большая тревога, он вытащил клинок из ножен, и узор на лезвии заиграл в свете волшебных фонариков. Глаза короля впились в лицо северянина. Королева вновь что-то прошептала ему на ухо, и взгляд эльфа немного смягчился.

– Это оружие достойно великих воинов, оно, несомненно, принадлежит тебе, человек?

– Да, – хрипло ответил Хог.

– Откуда же ты взял его? – в голосе короля появились чарующие нотки.

– Это подарок одного охотника, моего друга.

20
{"b":"11389","o":1}