ЛитМир - Электронная Библиотека

Рыжая закончила резать хлеб и взяла себе кусок, предложив сделать всем остальным то же самое.

Сначала все просто ели. Первым не выдержал Хог.

– Зачем все-таки надо было превращать меня в коня?

– Прежде чем я отвечу на этот вопрос, мне надо рассказать о том, что предшествовало этим событиям.

Рыжая кивнула.

– Мы будем рады выслушать тебя.

– Надо позвать Эльфа, – заметил Хог.

– Ничего, пусть спит, я ему потом все передам, – сказал Дорн.

Лэстриль дожевала, стряхнула крошки с колен, обвела взглядом собеседников и приступила к рассказу:

– Наша команда работает в Марке. Нас всего четверо, и наш предводитель – Серебряный Клинок. В Марке достаточно спокойно, по сравнению с Северной Глушью и пограничными городами. Мы в основном занимались тем, что контролировали применение магии при изготовлении оружия, а также следили за тем, чтобы люди не использовали магическое оружие друг против друга. Помимо меня в команде был цверг Флитрек и парень по имени Норг, то ли северянин, то ли альв, я не знаю.

Так случилось, что Клинок уехал по делам, оставив город на нас. Флитрека он оставил за главного. В магии разбиралась только я, а мои соратники больше понимали в оружии, да и что другое нужно было в Марке.

Предстояла осенняя ярмарка, все было тихо и мирно, осень была необыкновенно теплая, ни слякоти, ни снега. Потом на ярмарке появилась эта старуха, она гадала всем желающим, а денег не брала. Норг тоже поддался на ее уговоры. После он стал каким-то задумчивым, все удивлялся, почему Серебряный Клинок оставил предводителем не его, а потом внезапно напал на Флитрека, когда тот что-то сказал ему сделать. Мне ничего не оставалось…

Я попыталась послать весточку Серебряному Клинку, но ответа от него не получила. Между тем в городе творилось что-то страшное, своими предсказаниями колдунья пробуждала в людях самые низменные чувства. Сыновья убивали отцов ради наследства, матери душили детей в колыбелях – каждый ведь думает когда-нибудь о чем-то таком страшном.

Только я поздно спохватилась, – оттого, что Бенши рассказывала это ровным голосом, не меняясь в лице, было еще страшнее. – Я подстерегла ее однажды и попыталась убить, но мне это оказалось не по силам.

Она наложила на меня проклятье, теперь я перед каждым полнолунием должна превращать какого-нибудь несчастного в коня и приезжать к ней, чтобы она дала мне новый приказ. Мне не удалось попасть к ней, но она до сих пор ждет. У меня есть время свободы только тогда, когда луна стареет, но как бы далеко я не забралась, проклятие тянет меня обратно к ведьме, я превращаю того, кого найду, в коня и еду к ней.

Эсти замолчала.

– Сегодня тебе тоже надо быть у нее? – спросила Рыжая.

Бенши кивнула.

– Я думаю, что знаю, что делать. Дорн, принеси, пожалуйста, уздечку.

Алди кивнул.

– Что ты задумала? – спросил Хог.

– Сейчас узнаешь.

Вернулся Котик с уздечкой.

– Дорн, ты не против побыть конем в эту ночь?

– Нет, если магия подействует.

– Подействует, не волнуйся. Бенши, ты отправишься на зов, а мы последуем за тобой.

Бенши натянула на Котика уздечку. Сначала ничего не происходило, а потом алди стал меняться и превратился в коня, если так можно было назвать это существо. У коня были большие кожистые крылья, когтистые лапы и клыкастая пасть.

Рыжая махнула руками, что-то прошептала, и Дорн превратился в обычного коня рыжей масти.

Хогу стало интересно, как выглядел он сам в лошадином облике.

Рыжая и северянин оседлали Гривастого и Серебринку. Бенши вскочила на своего скакуна. Котик, встав на дыбы, заржал и скакнул вперед. Они тоже пришпорили лошадей.

Конь ведьмы несся по воздуху, он почти исчез из виду, когда они выехали из конюшни.

– Быстрее! – вскрикнула Рыжая, направляя Серебринку между домов.

Лошади неслись изо всех сил, но догнать Бенши не удавалось. Ведьма вновь направлялась в лес. Хог сказал о единороге, который мог спутать их планы, но Рыжая ответила ему, чтобы он не волновался, кельдирк не появится.

Лес сейчас был темен и враждебен. Но, промчавшись сквозь него, Бенши направилась куда-то дальше в горы. Она спешилась у какой-то расселины, в которую не проникал ни один луч лунного света, оставила Дорна, а сама вошла во мрак.

Хог и Рыжая бесшумно подъехали к расселине и, оставив лошадей рядом со взмыленным Котиком, последовали за Эсти.

Расщелина превращалась в проход внутрь скалы. Некоторое время они шли в полной темноте, потом впереди забрезжил слабый зеленоватый свет, проход заканчивался довольно большой пещерой. Хог и Рыжая затаились у входа в густой темноте.

Зеленоватый свет тек от стоявшего посреди пещеры каменного гроба. Крышка была слегка сдвинута в сторону, зеленоватое сияние, подобно туману, переливалось через край и мягко стелилось по полу, однако свет не проникал во все углы. У гроба замерло несколько темных фигур, одна отличалась огромным ростом. Бенши стояла чуть в стороне. Она что-то тихо сказала. Начало разговора они пропустили.

Ответил девушке некто закутанный с ног до головы в плащ.

– Ты не можешь противиться моей воле, девчонка.

Из-под полы плаща высунулась рука, и костлявый палец уставился на Эсти. Девушка вскрикнула и, обхватив себя руками, рухнула на колени.

Хог скрипнул зубами.

– Я же пришла!

– Слишком поздно.

Тело несчастной ведьмы забилось на полу.

Хог сквозь ярость почувствовал, что Рыжая изо всех сил сжимает его руку, но это не была попытка удержать. Девушка сама едва сдерживалась, ее лицо как-то странно застыло, расширенные глаза смотрели в никуда, зрачки светились чистым голубоватым светом. Северянину стало не по себе.

– …твоего отца, – долетела до них новая часть разговора.

Бенши с трудом села и подняла голову.

– Если ты подчинишься и сделаешь, что мы велим, то мы вернем тебя отцу. Вспомни о своей крови! Ты ведь одна из нас!

Бенши тряхнула головой, прочищая мысли, светлые волосы мотнулись, упав ни лицо.

– А если я откажусь?

– Тогда мы просто отпустим тебя в Нижнем мире, сначала пустив слух о том, что ты ведьма. Твои собратья охотнички живо сожгут тебя.

– Но до сих пор же не сожгли, хотя знали!

– Но они не знали, что ты убила одного из своих, а когда второй пытался помешать тебе, прикончила и его.

Бенши потупилась.

– Я мало что знаю о предводителях.

– А тебе и не требуется много знать. Ты просто по-прежнему будешь среди охотников, но охотиться будешь для нас. И не вздумай обмануть.

Бенши сжалась на полу. Она казалась поверженной и покорившейся.

– Ты думаешь, тебе так легко удастся провести нас? – голос донесся откуда-то из мрака. Он был бархатист и приятен.

У Хога волосы на затылке встали дыбом.

Мрак по углам зашевелился, сгущаясь. Казалось, в темноте скрывается кто-то огромный.

Ведьмочка с открытым ртом округлившимися глазами уставилась в темноту.

В угольном мраке мигнули еще более темные глаза.

Рыжая с диким видом начала подталкивать Хога к выходу. Но северянин оцепенел.

– О, а мы тут не одни! – мурлыкнул голос. Клок тьмы вырвался вперед, расцветившись костром огромной пасти. Сверкнули два длинных рога. Кривые черные когти выскребли искры из каменного пола.

Дракон расправил могучее тело.

Нужно было уходить, но северянин застыл, попав в ловушку драконьего взгляда.

Рыжая умоляюще посмотрела на Хога снизу вверх и, увидев тщетность всех своих усилий, вытащила меч.

Голубое лезвие исходило короткими ветвистыми молниями. Дракончик на гарде грыз свой меч.

Дракон отпрянул, когда Рыжая шагнула в пещеру. Из пасти чудовища вырвались клубы дыма, будто он поперхнулся.

Бенши кое-как на четвереньках отползла за спину девушки.

– Вот уж кого не ожидал встретить, – дракон растворился в сгустках тьмы, и перед ними предстал высокий приятной внешности темноволосый человек.

Северянин с удивлением узнал мага с ярмарки, что намазал ему мерьей лезвие секиры.

28
{"b":"11389","o":1}