ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чего? – Арх удивленно уставился на человека.

– Я сегодня видел твоего отца, он просил рассказать тебе о его гибели.

Арх отвернулся.

– Что же случилось? – голос его был нарочито равнодушен.

Хог спешился и, отводя Гривастого на конюшню, все рассказал. Некоторое время пес стоял неподвижно, потом умчался куда-то, только мелькнул пушистый белый хвост. Хог же принялся чистить жеребца. Гривастый благодарно пофыркивал и смотрел на северянина добрым взглядом.

Хог вздохнул. Ярл и так стал косо смотреть на того, кто сманивал его лучшего коня. Ну ничего, это ненадолго. А жаль, северянин успел привязаться к благородному зверю. Он не отказался бы от такого соратника.

– Хог, ты здесь? – в конюшню заглянул Эльф.

– Да.

– Пойдем, уже все собрались.

Они должны были сегодня отправиться за мечом Хога к эльфам. Но для этого нужно было подготовиться. Эльф вывел его из Альвхейма, и они направились куда-то в лес.

У огромного дуба альв остановился и несколько раз стукнул по стволу. Кора дерева со скрежетом раздвинулась, и перед ними предстал темный вход. Эльф прошел первым, на пальцах юноши возник теплый желтый огонек, осветивший крутые ступеньки, уходящие куда-то вглубь.

Они молча спускались некоторое время, потом Хог заметил внизу свет, Эльф потушил свой огонек. Их взгляду в конце спуска открылась небольшая комнатка, она была завалена всевозможными тряпками, они лежали на скамьях и высовывались из сундуков, одну из стен занимало зеркало, такое чистое, что Хог изумился. В комнатке уже находились Рыжая, Дорн и Лэстриль.

Девицы успели принарядиться. На Рыжей было зеленое платье из тяжелой бархатной ткани, вышитое золотом по подолу, там кружились в вихрях осенние листья. Волосы девушка оставила распущенными, а вместо драгоценных камней украсила ее венком из пестрых кленовых листьев – и где она их нашла посреди лета? Бенши, напротив, предпочла воздушные легкие шелка, они придали невесомость ее крупной фигуре, юбка была сшита из лоскутков разной длины и всевозможных оттенков серого. Волосы она распустила, слегка скрепив сеточкой из серебряных цепочек.

Дорн сменил свой костюм на черный.

Хог догадался, что ему тоже придется переодеться, ведь они собрались на эльфийский бал. Северянин принялся рыться в вещах, выискивая наряд по нраву. Эльф занимался тем же.

Когда они в новой одежде стали перед зеркалом, то себя не узнали. Хог увидел вместо простого северянина какого-то строгого величественного воителя. Эльф из мальчишки превратился в настоящего сказочного принца.

Поднявшись наверх, северянин с удивлением заметил, что уже наступили сумерки, самое время кельдирков.

– Как же мы доберемся до Галена? – спросил Эльф.

Рыжая в ответ улыбнулась и подняла руку, в которой что-то лежало. Она раскрыла пальцы, и взгляду предстали: маленький уголек, горстка пыли, белый лепесток какого-то цветка, кусочек кремня и камешек янтаря. Кельди дунула на ладонь. В разноцветном сиянии под дубом возникло пять лошадей.

Эльф, не задумываясь, двинулся к мощному соловому жеребцу, почти близнецу Гривастого. Хог выбрал угольно-черного коня, Дорн – серого, как пыль, Эсти – белоснежную кобылицу, а Рыжая – золотисто-огненную.

Волшебные кони умели летать по воздуху, так что до владений зеленых эльфов они добрались как раз к началу бала.

Они вошли в холм вместе с эльфами, и никто не остановил их. Они задержались у лестницы, где эльф-глашатай представлял гостей, чтобы спуститься в зал последними. Когда вереница гостей закончилась и глашатай вопросительно посмотрел на них, соратники переглянулись.

– Наверное, я первая, – решила Эсти.

Рыжая кивнула.

Девушка подошла к эльфу и что-то шепнула ему на ухо. Хог гадал, что она сказала. Что-то страшное, судя по выпучившимся глазам эльфа.

Глашатай вышел на лестницу и, пропустив Эсти, торжественно произнес:

– Лэстриль, принцесса Серебряного леса, наследная принцесса орочьих владений в Пламенных горах, – закончил он совсем тихо, среди ошеломленной тишины.

Лэстриль с улыбкой спускалась по лестнице.

Рыжая тоже улыбнулась.

– Я рада, что она наконец перестала этого стыдиться. Наполовину эльф, наполовину орк, тут было что скрывать.

Следующим был Дорн. Когда он объяснил глашатаю, кого следует представлять, от побега того удержали только железные пальцы Котика, вцепившиеся в его локоть.

– Дорн Отступник, алди!

В зале чуть не началась паника. Все с напряжением ждали, кто же явится еще.

– Андер! Альв из Альвхейма, сын Белого Ярла!

Теперь была очередь Хога.

– Хог Хогарсон, по прозванию Бешеный Волк, смертный.

Эльфы зашумели. Северянин чувствовал на себе прожигающие взгляды, когда спускался по лестнице.

Последнего гостя глашатай вышел представлять в полуобморочном состоянии.

– Хозяйка осени, дочь Осеннего короля.

Северянин, наблюдавший за королем эльфов, видел, как он побледнел и, нащупав руку королевы, сжал ее, ища поддержки.

Рыжая спускалась так, будто она была здесь хозяйкой. Пройдя сквозь ряды ошеломленных эльфов, она приблизилась к трону.

– Какая великая честь для Галена и для меня, – король встал и поклонился девушке. – Что привело Хозяйку осени на наш скромный бал?

Рыжая, не отвечая, смотрела на королеву Хифлот. Эльфийская королева мягко улыбнулась.

– Рада приветствовать тебя, госпожа.

– Надеюсь, что это так. Арнарэль, у вас все-таки бал, а музыки нет, и никто почему-то не веселится. Может, у тебя нет хороших музыкантов?

Эльф побледнел.

– Так мы вам можем помочь – и сыграем, и споем, почему бы не уважить хозяев?

Хог не знал, что они брали с собой какие-то музыкальные инструменты.

– Держись поближе к нам и заткни уши! – шепнул северянину Котик. Хог последовал его совету.

Эльф, Дорн и Бенши играли, а Рыжая пела.

Испуг и паника на лицах эльфов сменились восторгом, они закружились в танце, разбившись на пары. Эльфийский король тоже танцевал, вместе с зеленой от злости королевой. Какая-то эльфийка, оставшаяся без пары, подскочила к Хогу, опустила тем самым его руки, открыв уши, и увлекла в круг танцующих. Мелодия была веселая и завлекающая, но ничего особенного, ради чего стоило бы затыкать уши, Хог не услышал. Вскоре эльфийские музыканты подхватили мелодию, северянин увидел Лэстриль, танцующую с эльфийским принцем. Андер с Котиком тоже нашли себе партнерш. А рядом с Хогом и эльфийкой возникла Рыжая. Одного ее взгляда хватило, чтобы девушка исчезла куда-то. Вот тут уж Хога захватило по-настоящему. Они неслись по залу, между пар. Рыжая была рядом, будто он держал в руках огонек. Глаза, нечеловеческие, но в то же время такие теплые. Кельди улыбнулась и прижалась к нему всем телом. Дотянуться до ее губ было так легко…

Что было дальше, Хог помнил смутно. Очнулся он, оттого, что Дорн лупил его по щекам. Эльфы валялись кто где, все они мирно спали. Некоторые дамы и кавалеры были не совсем одеты.

Северянин с трудом приподнял голову. Рядом с ним мирно посапывал Эльф, Бенши притулилась у него под боком. Тут Хог обнаружил, что голова Рыжей покоится у него на груди, а сам он обнимает ее.

Дорн с усмешкой смотрел на них.

– Нужно заканчивать то, за чем мы сюда пришли, а то наши хозяева проснутся и не будут очень благодарны за то, что мы их так нагло околдовали.

Рыжая приподняла голову и, прищурившись, потянулась, как сонная кошка.

Хог хотел спросить, что произошло, но передумал.

– Буди остальных, – северянин помог кельди подняться. – Ты знала, к чему приведет ваша музыка?

– Да, – больше она не сказала ничего.

– Где будем искать меч? – спросила Бенши.

– А мы не будем его искать, пусть он сам найдет своего хозяина. – Рыжая повернулась к Хогу. – Позови его.

Северянин рассмеялся было, но потом понял, что никто не шутит.

– Как я могу его позвать?

Рыжая подошла и положила ладони ему на голову, от ее пальцев исходил страшный жар. Северянин хотел отстраниться, но кельди держала крепко. Внезапно у него ослабели ноги, и если бы Эльф не поддержал, то Хог просто упал бы. Дорн тоже подставил плечо.

30
{"b":"11389","o":1}