ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скажи, здесь есть где-нибудь поблизости Зеркало?

Парень кивнул.

Теплый, будто весенний ветерок шевелил кроны деревьев, звездное небо охватывали лапы темных мохнатых туч, сквозь них призраком светилась нарождающаяся луна.

Хог шел по лесу, следуя путем, что пояснил ему внук старика. Признаки присутствия неподалеку того, что в его народе обычно называли Зеркалом, он почувствовал уже давно. Эти волшебные места часто встречались в лесах, где редко ступала нога человека. Они считались священными у народов эльфов и альвов, кели справляли здесь свой весенний праздник. Человеку, пришедшему к Зеркалу, оно могло показать будущее, подсказать, что делать дальше.

Услышав пение воды, Хог направился к гуще кустарника. Раздвинув ветви, северянин вышел на небольшую полянку. Шелковистая трава пружинила под ногами, серебрились в темноте венчики тильресов – эльфийских ирисов. Здесь время будто не существовало, по листве деревьев стекал свет полной луны. Тишина и безветрие – не шевелились ни одна веточка, ни один листочек.

Хог приблизился к Зеркалу. Оно было темным и гладким, словно под слоем воды не бил ключ.

Северянин достал нож, на лезвии слабо светилась полоска мерьи, он вытер его об одежду, а потом слегка провел по пальцу. Выступила кровь. Тяжелая черная капля с грохотом разбилась о воду, но Зеркало даже не шелохнулось, только ветер шевельнул ветви деревьев, и луч лунного света пронзил густую листву. Хог увидел свое отражение. Потом понял, что видит не себя.

Они сидели в таверне, и юноша перед ним был эльфом, хотя нет, у эльфов не бывает таких могучих плеч и простоватого доброго лица. Юноша сказал что-то, и в поле зрения появилась чье-то плечо. Хог повернул голову. Охотницу из оружейной лавки он узнал сразу, она подняла правую бровь и лукаво улыбнулась. К столу подошла еще одна девушка и поставила на него кувшин и кружки, у нее были криво остриженная челка и коса цвета осенних листьев. Рыжая улыбнулась ему и потрепала эльфа по голове. Тот стал говорить, но ни звука не доносилось до Хога. Рыжая покачала головой и стала разливать пиво в кружки, их десять. К кружкам потянулись руки, Хог взял свою, поднес к губам и хотел было оглядеться, но пиво из кружки выплеснулось ему в лицо…

Северянин, захлебываясь, поднялся на локтях и понял, что упал лицом в родник. Он встал, отряхнулся, как пес. Нужно было уходить, теперь Зеркало выглядело темным входом в другой мир, холодный и враждебный. Хог ушел прочь. Не помешало бы обдумать показанное. Самое главное, в будущем они с Рыжей встретятся, а значит он на правильном пути.

Остальные загадки поддавались решению не так легко, и Хог размышлял над ними, пока внезапно не обнаружил, что вышел на высокий обрывистый берег. Похоже, он заблудился.

Внизу петляла какая-то река. Здесь он не проходил. Хог развернулся, чтобы поискать правильный путь, но внезапно земля под ним поползла и он упал вниз.

Где-то рядом назойливо журчала вода, в журчании был какой-то странный ритм, словно кто-то то ли пел, то ли говорил. Хог попытался вслушаться и, действительно, разобрал слова.

Ночь. Боль. Свист клинка.
Я хочу отступить,
Но над пропастью
Зависает нога.
Яростный шквал,
Что ни миг,
То удар.
Острая сталь,
Она горяча.
И от крови моей
Стала алой земля.
А как я хотел
Посмотреть на тебя,
Но могилой моей
Будет вечно река.

Северянин с трудом приподнял голову и огляделся. Он лежал на мелких камешках у воды, река медленно наползала, стремясь скрыть его жесткое ложе. По-прежнему звучала зловещая песня. Хог чувствовал себя слабым, не было сил убежать от странного ритма, от надвигающейся воды. Голова бессильно упала. На глаза попалась засохшая ветка, на которой сидела какая-то крупная птица, из-за темноты Хог не мог ее разглядеть. Каркающий смех избавил его от сомнений. Вода, словно приободренная демоном, подобралась к телу северянина, пальцы уже оказались в ледяном плену. Завыл вдалеке волк. Вздрогнула и проснулась девушка с волосами цвета осенних листьев. Просвистела в воздухе светящаяся стрела, и черная птица рухнула, охваченная пламенем.

Хог собрал все силы и поднял голову. На склоне, держа в руках лук и настороженно оглядываясь, стоял рыжий парень.

Только теперь он не походил на деревенского простачка, в повадке юноши появилось что-то хищное, он очень походил на зверя, вышедшего на охоту.

Эта повадка была хорошо знакома Хогу, так вел себя его друг Пиннар – охотник на демонов, подобное проскальзывало в поведении девушки из оружейной лавки, тоже, несомненно, охотницы.

– Жив? – поинтересовался парень, убирая лук и спускаясь к Хогу.

Вода медленно отступала перед пришельцем.

– Не думал, что тебя занесет на Погибельный обрыв.

– Что это за место? – спросил Хог, поднимаясь с помощью парня.

– Однажды тут убили путника. Разбойники. Напали ватагой на одного. Он был умелым воином, но против него было слишком много противников. Он как раз спешил на собственную свадьбу и на несколько дней обогнал обоз, с которым шел. Когда обоз оказался здесь, то они нашли десяток мертвых разбойников и меч воина. Тела не нашли. Река унесла. Невеста погоревала, погоревала, да и вышла за другого. За вожака тех самых разбойников. А дух несчастного с тех пор заманивает и губит случайных прохожих.

Рассказывая, юноша волок Хога вверх по склону, так как ноги того почти не держали. Дышал северянин с трудом, каждый вздох отдавался хлюпаньем и болью в груди, наверняка сломаны ребра.

Когда они выбрались, парень усадил Хога и сам в изнеможении повалился на траву, все-таки он был раза в два меньше северянина и гораздо легче его. Хог потом долго удивлялся, как тому вообще удалось справиться.

– Хорошо стреляешь, – сказал Хог.

Парень кивнул, дыша как табун загнанных коней.

– Не мог бы ты достать то, что осталось от ворона?

– Ничего там не осталось, все река унесла. Но даже удивительно, что он подпустил меня так близко, видно был занят чем-то, – парень подозрительно покосился на Хога.

Хог смотрел на рыжего. Тот явно знал о черных птицах, но откуда? Или ему раньше приходилось сталкиваться с ними?

Взаимное молчание и рассматривание затягивалось. У Хога затекла спина, и все сильнее болели сломанные ребра.

Их отвлек заголосивший вдалеке петух. Юноша поднялся, отряхнул с одежды пыль, потом помог северянину. Глядя, как Хог держится за ребра, покачал головой.

– В ближайший месяц тебе точно никуда не уйти.

– Посмотрим, – ответил Хог, пытаясь справиться с дурнотой.

Провалявшись в доме старика с неделю, Хог решил, что пора уходить. Его все больше снедало беспокойство о том, что время идет, а он застрял на одном месте. Неизвестно, как далеко Рыжая могла уже уйти.

Своего спасителя Хог видел редко, рано утром тот уходил куда-то, взяв лук и тул со стрелами, наконечники которых были смазаны мерьей, а возвращался поздно вечером, когда северянин уже спал.

Утром седьмого дня Хог, встав, начал собираться. Дед ходил кругами и ахал, сетуя на непоседливость молодости. Еще и кости не срослись, а он уже уходить надумал.

Когда Хог с сумкой на плече вышел за ворота, появился рыжий.

– Провожу тебя немного, – сухо сказал парень.

Они шли молча. Хога не тяготило молчание спутника. Дышалось легко. Воздух казался сладким. Дорога мягко ложилась под ноги.

– Сейчас нам сюда, – парень свернул с дороги в лес. Хог молча последовал за ним. По лесу они шли довольно долго, пока не забрели в самую чащу к исполинскому старому орешнику. Хог никогда не видел такого дерева, с ним могли сравниться разве что некоторые трехсотлетние дубы.

4
{"b":"11389","o":1}