ЛитМир - Электронная Библиотека

Среди переплетения корней что-то чернело. Хог наклонился, чтобы рассмотреть и отпрянул. Копошащиеся личинки мешали рассмотреть, но он догадался, что перед ним черные птицы, мертвые. Их здесь была свалена порядочная куча – полусотня, не меньше.

Хог ошеломленно оглянулся на парня, тот стоял, равнодушно глядя на тела.

– Тебе зачем-то был нужен мертвый ворон…

– Но откуда?

– Их почему-то очень интересовала наша деревня, целыми стаями вились.

Хог позвоночником ощутил ледяной холод: неужели хозяин демонов заинтересовался упрямым преследователем?

Он снял сумку, покопался в ней, отбирая необходимое, потом посмотрел на парня.

– Посторожишь?

Юноша молча кивнул.

Дед учил Хога не только гаданию на рунах. Жаль только, что не многое задержалось в голове, только самое простое, что может сделать любой деревенский колдун. Хог собирался отыскать владельца воронов. Достав небольшой сосуд, выточенный из зуба морского дракона, северянин улегся на опавших листьях поудобнее и, открыв крохотную емкость, глубоко вдохнул горьковатый аромат, пока зелье не начало действовать, вставил пробку на место и закрыл глаза. Мысли приобрели небывалую четкость, он мог вспомнить все, что когда-либо слышал или видел. Слух, обоняние и осязание тоже небывало обострились. Но постепенно все отодвигалось куда-то, Хог уплывал в темноту, не чувствуя больше своего тела. Мир переставал существовать, только фигура охотника, сторожившего его, возвышалась столбом в этом иллюзорном мире, он был как несокрушимая крепость в мире теней. Но Хога сейчас интересовал не он, северянину было необходимо другое. Мертвые демоны выглядели здесь совершенно иначе. Не обращать на это внимания…

Хог всмотрелся. От кучи тел куда-то за край тьмы, отчетливо видимые, тянулись темные нити, еще более темные, чем сама тьма. Хог оборвал одну из них и обвязал вокруг своей левой руки: полагалось вокруг правой, но так делали друзья, чтобы знать о судьбе друг друга, для мага сойдет и левая.

Открыв глаза, Хог ожидал увидеть своего спутника стоящим, как он видел там, но парень сидел, положив руки на колени и устало опустив на них голову. Северянин решил, что ему померещилось – чего только не увидишь в том мире.

Расставание было коротким. Хог сказал:

– Бывай.

Юноша ответил:

– Удачи.

И они разошлись.

Путь Хога лежал теперь не на запад вслед за Рыжей, а на юг, куда тянула нить.

Тянулись дни, но зима по-прежнему не давала о себе знать. Наоборот, становилось все теплее. Днем солнце припекало почти по-летнему. Как-то Хог увидел цветущую дикую вишню. И это в последний месяц осени!

Шел Хог все так же на юг. Места здесь были безлюдные, сплошные леса. Изредка встречались деревеньки лесных жителей, но они не жаловали человеческий род, и северянин далеко обходил все места, где имелись признаки жилья. На девятый день Хог вышел на тракт. Порывшись в памяти, северянин пришел к выводу, что перед ним Хеалийский юго-восточный тракт. Чуть южнее на нем будут встречаться сторожевые башенки и заставы, охраняющие путников от лихих людей. Там же нужно будет платить за проход, проезд и провоз товаров.

По дороге идти гораздо удобнее, чем по лесу, но можно было с большой вероятностью наткнуться на лихих людей, от которых строились заставы на юге. Хог подумал-подумал – и пошел рядом с дорогой, в случае чего надеясь присоединиться к какому-нибудь обозу.

Расположившись как-то на привал и разведя крохотный костерок из сухих веток, чтобы испечь пойманную утром в попавшемся на пути ручье рыбу, Хог услышал скрип телег, стук копыт и человеческие голоса.

Затоптав костер, северянин подхватил секиру и двинулся сквозь заросли к дороге, стараясь не шуметь. Ветер дул ему в лицо, значит, кони и собаки, если таковые есть в обозе, его не почуют. По дороге, сопровождаемые двумя десятками вооруженных всадников, двигались крытые повозки.

«К таким лучше не соваться», – подумал Хог, затаиваясь.

Из-под ног лошадей выкатилась какая-то серая тень и метнулась впереди обоза.

– Хей, Глэф, что ты там учуял? – послышался веселый голос.

Хог застыл. Он знал этот голос и этого пса, имя которого переводилось как Серый Великан. Зверь остановился и, вильнув хвостом, обернулся к хозяину. Пиннар, пришпорив коня, подъехал к псу.

Хог тихонько посвистел, использовав сигнал охотников «свой». После чего покинул свое укрытие.

Пиннар радостно рассмеялся.

– Волчара, вот уж не думал, что встречу тебя здесь.

– Я тоже как-то не ожидал.

Охотник спешился, и друзья обнялись. Подъехавшие всадники обступили их тесным кругом.

Пиннар разомкнул объятия, чтобы представить Хога своим соратникам.

– Хог Хогарсон, Бешеный Волк, мой старый друг.

Все рассмеялись. У Пиннара тоже было прозвище – Волчатник, потому что охотился он, в основном, на волкодлаков и прочих оборотней.

Потом Пиннар начал представлять Хогу остальных. Часть их них была охотниками, остальные простыми стражниками.

Начал Волчатник с высокого темноволосого мужчины с раскосыми глазами.

– Это Ласти.

Охотник улыбнулся.

– Можешь звать меня просто Стрелок.

Чередой прошли рукопожатия. Хог запомнил только несколько первых имен, но это было не страшно, он сумеет познакомиться со всеми получше. Пиннар, возглавлявший отряд стражи, уже уговаривал старшего из купцов-обозников взять еще одного стражника. Для Хога нашлась лошадь, и через некоторое время он уже ехал во главе обоза, рядом с Пиннаром.

Северянин молчал. Встреча с Пиннаром была неожиданной. В последний раз они с Волчатником виделись очень давно, тогда Пиннар все пытался сделать из Хога охотника. Но северянину в тот момент было не до этого, он собирался уходить в поход с дружиной Хагни Чернобородого. Они расстались в тот раз как-то незаметно – Хога поглотили приготовления к походу, Волчатника увлекли какие-то дела охотников. Северянин, вернувшись, пытался разыскивать друга, но так ничего и не добился.

– Я искал тебя тогда, – внезапно сказал Пиннар.

– Я тоже.

– Мне сказали, что дружина Хагни не вернулась из похода.

– А мне, что ты пропал где-то под Догницей.

Волчатник ухмыльнулся.

– Было дело. Если бы не одна девчонка, не говорить бы мне сейчас с тобой.

Разговор опять пресекся. Сзади о чем-то болтали парни, не забывая зорко оглядываться по сторонам.

– А сейчас-то ты куда? – вновь прервал молчание Пиннар.

– На юг, есть одно дело.

– Что за дело? – поинтересовался охотник, усмиряя разыгравшегося жеребца.

– Хочу помочь одному человеку.

Расскажи Хог все Волчатнику, тот непременно бы отправился с ним, да еще пригласил на помощь целую ватагу охотников. А этого Хог не хотел. Это было его личное дело, его долг. К тому же, одного человека маг может не заметить, а отряд охотников наверняка его спугнет.

Внезапно Глэф, бежавший рядом с конем Волчатника, глухо зарычал. Проявлял беспокойство и второй пес, принадлежавший одному из охотников.

Пиннар дал отряду знак приготовиться. Охотники и воины окружили обоз и незаметно приготовили оружие. Купцы в повозках доставали самострелы.

Хог проверил ножи и секиру.

Нападение оказалось как всегда внезапным. Лошадь под Хогом зашаталась и упала со стрелой в глазнице. Северянин проворно соскочил, отозвались болью еще не сросшиеся ребра. Залп спешил еще двоих, несколько стрел попали в упряжную лошадь, и теперь, чтобы ехать дальше, нужно было отвязать тело. Остальные кони храпели и выкатывали глаза, чуя кровь. Хог спрятался за телом лошади, но больше не стреляли. Лес замер тишиной. Потом внезапно послышались дикие вопли и на дорогу высыпали всадники. Их было примерно полсотни. Некоторые, впрочем, даже не успели доехать. В руках Ласти появился лук. Охотник не зря носил свое прозвище. Другие тоже стреляли, но не так метко и быстро. Вступили в бой самострелы купцов. Но разбойников было слишком много. Потеряв почти десяток бойцов, они докатились до обоза.

5
{"b":"11389","o":1}