ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хог ринулся в схватку. Срубил на ходу разбойника, что подкрадывался к Стрелку, потом с волчьим воем окунулся в самую гущу сражения…

Вода была ледяная. Хог зафыркал, пытаясь отдышаться. Его держали три человека: высокий парень, мощный кряжистый коротышка и еще кто-то сзади, кого он не видел, но зато хорошо чувствовал его крепкие руки на своих больных ребpax. Перед ним стоял Пиннар с деревянным ведерком, из которого он и окатил Хога. Чуть дальше красовался огромным синяком Ласти.

– Кто тебя так? – спросил у него Хог, отплевываясь.

– Ты, кто же еще. После того, как секиру отняли…

Волчатник кивнул тем, что держали Хога.

– Все, отпускайте, он уже пришел в себя.

Охотники с опаской разжали руки. Хог пошатнулся и, если бы ему не помогли, упал. Накатывала усталость, тело в мокрой одежде трясло от озноба. К тому же обнаружилось, что у него в крови весь правый бок. Кровь оказалась его и вытекала она из широкой, но неглубокой раны. Ласти занялся шитьем. Руки у Стрелка были чуткими и осторожными. Хог умудрился заснуть и проснулся только на следующее утро. Он спал в повозке. Одевшись, северянин выбрался наружу и обнаружил, что многое проспал. Они находились уже далеко от места стычки. Лагерь был разбит на берегу маленького лесного озера. На нескольких кострах в котлах готовился завтрак. Некоторые из охотников и купцов еще спали, остальные занимались утренними делами. У озера Волчатник дрался на деревянных мечах с каким-то парнем. За поединком лениво наблюдали Глэф и второй пес. Подойдя ближе, Хог узнал в противнике Пиннара высокого парня, что вчера его держал. Тот отличался поистине великанской статью, Волчатник казался рядом с ним хрупким подростком, это притом, что ростом они не уступали друг другу. Лицо же у него было совсем детским, северянин не дал бы ему больше пятнадцати-шестнадцати лет.

С первого взгляда было понятно, кто побеждает. Пиннар провел очередной ловкий прием, и его противник рыбкой улетел в озеро. Когда на поверхности появилась белобрысая голова, облепленная ряской, Волчатник подобрал мечи.

– На сегодня достаточно.

Белый пес, сочувственно скуля, подошел к выбравшемуся хозяину. Глэф отправился с Пиннаром.

– А, Хог, – Волчатник заметил северянина и направился к нему. – Как спалось?

– Неплохо, но не помню ничего. Что было вчера?

– Да ничего особенного. Когда эти кинулись на нас, ты повел себя в своей обычной манере. Взвыл и кинулся в драку.

Один порубал с десяток разбойников. Ребята тоже не стояли, поэтому враги быстро кончились.

– Я никого… это… из наших?

– Нет, – Пиннар покачал головой. – Ты, после того как закончил с разбойниками, стакнулся с Дарни. Поединок был тот еще. Дарни на помощь подоспели Ласти с Эльфом. Эльфу и Дарни удалось отнять у тебя секиру. Стрелок попытался было привести тебя в чувство, но ты сопротивлялся. Тут парни догадались позвать меня.

– Я не очень хорошо помню. Запомнил, когда ты меня знакомил со всеми и, кроме Ласти, не знаю, кого благодарить.

– Эльфа ты только что видел, мы с ним сражались.

Видимо, изумление настолько сильно отразилось на лице Хога, что Пиннар заулыбался.

– Он не эльф, это обычное прозвище.

Северянин кивнул, гадая, за что его земляк мог заработать такую кличку.

– Дарни ты тоже видел, он помогал тебя держать. Такой невысокий, широкоплечий.

– Странный он какой-то, из каких земель?

– Дарни – дварф.

– Гном? – Хог удивился еще больше. Он считал подземный народ выдумкой стариков. Ему раньше никогда не приходилось сталкиваться ни с кем из этого племени.

Синие глаза Пиннара на мгновение заледенели.

– Он хороший охотник, а это главное.

Хогу нечего было возразить Волчатнику, да он и не собирался. Северянин добросовестно поблагодарил всех, кто помогал ему.

После завтрака обоз двинулся дальше. Хог ехал теперь на лошади какого-то разбойника, из тех, что после боя прибились к их коням. Как-то незаметно он оказался рядом с Ласти. От Стрелка он узнал, отчего простой обоз сопровождает целая дюжина охотников, помимо простых воинов. В повозках таился весьма ценный груз, который ценился как среди простых людей, так и среди магов, – драгоценные маркские клинки.

Незаметно разговор перешел на оружие. Хог восхитился мастерством Ласти, потом добавил, что видел только одного человека, который стрелял из лука не хуже.

– Кто же это? – ревниво поинтересовался лучник.

– Так, один парень, охотник. Не знаю его имени. Такой рыжий. Лук у него костяной, черный.

Стрелок радостно заулыбался.

– Котик! Давно ты его видел?

– Совсем недавно.

– Что он сейчас поделывает?

– Охотится на птиц в Шэанских лесах.

– Это вполне в его духе. Только это не он стреляет не хуже меня, а я пытаюсь достичь его мастерства.

Хог посмотрел на улыбающегося лучника и кое-что для себя смекнул – не стоит так запросто относиться к случайным знакомым.

– А вот на мечах у нас первый мастер Серебряный Клинок. Впрочем, ему не приходилось встречаться с Ястребком. Та, правда, дерется парными мечами, – продолжал рассуждать Ласти. – Да и Рыжая дерется не хуже. Свести бы эту троицу и посмотреть, что будет.

Хог чуть не поперхнулся: «Только не проболтаться!»

– А что, очень хорошие мастера?

– Непревзойденные. Серебряный Клинок как-то сражался один с семью противниками и победил. С Ястребком мне самому приходилось бывать в походах, – Ласти, казалось, будет говорить бесконечно о достоинствах незнакомой Хогу девушки. – А о Рыжей тебе бы лучше спросить у Пиннара, ему приходилось с ней где-то вместе драться. Под Догницей, что ли. Да и Эльф там был. Вот у них и спроси, если интересно.

Северянин поблагодарил лучника за рассказ и догнал Пиннара.

– Есть разговор.

Волчатник серьезно взглянул на друга.

– Что ж, начинай.

Северянин собрался с мыслями.

– Знакома ли тебе девушка по прозвищу Рыжая?

– Да, я знаю охотницу с таким прозвищем.

– Что ты можешь про нее рассказать?

– Да ничего, в общем-то. Хорошая мечница, да и меч у нее отличный… Нечисть чует за милю. В Догнице если бы не она, ни меня, ни еще десятка охотников сейчас не было бы на этом свете, охотились бы уже на нас.

– А кто она такая, откуда?

Пиннар пожал плечами.

– Не знаю. Среди охотников не принято расспрашивать о прошлом, особенно когда человек не открывает своего имени, а представляется прозвищем.

Хог кивнул, зная об этом правиле охотников. Но от этого не становилось менее обидно, ведь, казалось, разгадка тайны была так близко.

Ехавший неподалеку Эльф внимательно прислушивался к разговору.

Вечером они добрались уже до более-менее обитаемых мест. По пути стали попадаться деревеньки и селения. Тем не менее обозники расположились на ночлег в лесу. После быстрого ужина и недолгих пересудов все улеглись спать, кроме тех счастливчиков, которым предстояло стоять на страже.

Хог расположился на ночлег неподалеку от Пиннара. В темноте слабо светились неподалеку глаза Глэфа. Пес мрачно смотрел на полную луну. Северянин так и заснул, глядя на него.

Разбудили Хога какие-то странные звуки. Северянин поднял голову, прислушиваясь. Вроде бы ничего не было слышно. Судя по луне, только перевалило за полночь. Хог положил голову обратно на сумку, которая заменяла ему подушку, и укутался плащом. Но только он начал засыпать, как откуда-то со стороны леса опять донеслись звонкие переливы. Хог сел. Кто-то играл на свирели, причем достаточно далеко. Чарующие звуки едва долетали до лагеря. Часовые мирно дремали на своих местах, пофыркивали кони, казалось, никто не слышит полуночного музыканта.

Хог встал, закутался в плащ и, прихватив оружие, направился к источнику звуков. Музыка привела северянина на крохотную полянку, здесь он замер, стараясь не шуметь.

На огромном замшелом валуне сидел Эльф, он и играл. У подножия камня лежал его белый пес, а на полянке в лучах лунного света водили хоровод человечки в зеленой одежде. Ростом они были всего в локоть.

6
{"b":"11389","o":1}