ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Давайте бросим жребий, – предложил Эльф. Юноша немного пришел в себя, но было видно, что ему становится все хуже, глаза обвело черными кругами, губы были почти бесцветными на бледном лице.

Ильд нашла в своей сумке семь белых камней и один черный. Когда все разжали руки с выбранным камнем, оказалось, что жребий пал на Эльфа. Один из охотников, темноволосый крепыш, отчетливо вздохнул.

Хог зло на него зыркнул. Андер тихонько тронул северянина за плечо, заставив затихнуть начинавшуюся было бурю.

– Хог, так будет лучше, все равно я самый бесполезный сейчас, я не боец. Не волнуйся, Эфрин сможет что-нибудь придумать!

Хог молча отвернулся, глаза жгло. Этот мальчишка еще и утешает его, хотя должно-то быть все наоборот.

– Начинаем! Демон скоро будет здесь!

Ильд присела и хлопнула рукой по полу, земля под ее ладонью треснула и разошлась. Охотники в несколько рук, придали яме форму могилы.

– Может, как-то по другому? – попытался протестовать Хог. Но Эльф уже спустился в свою могилу. Он растерянно там потоптался. Северянин снял с себя кельдиркский плащ и протянул его альву.

– Так мне будет спокойнее.

Андер улыбнулся, было видно, как он боится. Мальчишка завернулся в плащ и улегся.

Ястребок склонилась над могилой. Она повела руками над телом юноши, шепча слова заклинания. Глаза Эльфа медленно закрылись и, тихонько застонав, он уснул.

Нетопырь стал на колени рядом с могилой и закрыл краем плаща Эльфу лицо.

Ильд прошептала еще одно заклинание, и земля сводом закрыла могилу. После этого ведьма достала кинжал из-за пояса и, поранив руку, кровью очертила круг вокруг могилы. Все молча следили за тем, как девушка распростерла над землей руки, выпевая слова, от которых у Хога по спине побежали мурашки.

Свечение клинка Э-Лир угасло, и, в полной темноте, зажглись глаза демона могильников. Он появился из ниоткуда и повис над могилой, потом, словно наседка, опустился на нее и растекся темным пятном по могильному холмику.

Ильд отступила к ним, и Хог понял, что она также сотворила какое-то заклинание невидимости, потому что демон не замечал их. Глаза демона могильников мигнули в последний раз и медленно закрылись.

– Убираемся отсюда! – прошипел Пиннар почти беззвучно. Никто с ним спорить не захотел. Все след в след потянулись за Ильд к выходу.

Вдруг Нетопырь, которого подвели неверные ноги, споткнулся и упал прямо на Хога. Меч вылетел из руки северянина и со звоном ударился о стену.

Демон могильников прянул на них темным покрывалом.

Хог оттолкнул, буквально откинул в сторону замешкавшегося Лаэна. Белые, светящиеся в темноте кристаллы зубов, щелкнули в волоске от головы альва. Тут северянин и сам не удержался на ногах: споткнувшись обо что-то в темноте, он упал спиной вперед, прямо в…

Прямо в зеркало нейтрингов.

Заключение

Весенние сумерки

Начинался последний месяц весны, а казалось, что лето уже в разгаре, такая теплая и ласковая стояла погода, словно в подарок за чудной год: то некончающееся лето, то необычайно суровая долгая зима.

Только один человек не радовался хорошему весеннему вечеру, он один сидел за столом в трактире и мрачно пил пиво. Двое торговцев хотели было подсесть к нему за почти свободный столик, но человек, оказавшийся северянином, бросил на них такой тяжелый взгляд, что тех как ветром сдуло.

Неожиданно странно и страшно было остаться вновь одному.

Хог закрыл глаза и опустил тяжелую голову на руки. Как сон, все было как сон…

К захмелевшему северянину внимательно присматривались три потрепанного вида личности. Наконец один из них, самый старший, с длинными патлатыми волосами, тихо шепнул остальным:

– Спит!

Они незаметно, пересаживаясь от столика к столику, переместились ближе к северянину. Загребущие ручки потянулись к карманам и кошельку беспечного. Откуда им было знать, что там и поживиться-то нечем.

В этот момент Хог вздрогнул и поднял голову.

– Что? – глаза северянина налились кровью, рука привычно потянулась к рукояти меча и ухватила пустоту, это разозлило его еще больше. Жулики съежились и попытались прикинуться мебелью. Хог одним движением откинул стол и вытащил оттуда патлатого за шиворот. Остальные двое попытались улизнуть, но северянин быстро пресек это поползновение, швырнув в одного ногой стул, а в другого массивную глиняную кружку свободной рукой. Неудавшиеся воришки почти одновременно рухнули на пол.

– Убью! – прорычал северянин, тряся третьего за грудки. Тут он вдруг резко замолчал, глаза его закатились, и Хог как подкошенный рухнул на пол.

Патлатый с трудом выбрался из-под массивного тела северянина и обратился к четвертому подельнику, который ожидал их в сторонке.

– Что ты так долго! Он мог нас убить!

Двое других с трудом начинали шевелиться.

Четвертый, самый молодой из них, с круглым опухшим лицом, откинул в сторону горлышко от разбитой бутылки, которой он огрел Хога по голове.

– Надо было дождаться, пока он не отвлечется!

На действия четверки никто из посетителей не обращал внимания, это было делом привычным, а вмешаешься, так недолго и на нож напороться.

Патлатый склонился, наконец, к своей беспомощной добыче. Он мастерски быстро пробежался по карманам и разочарованно фыркнул, потом взгляд его зацепился за левую руку северянина.

– А вот это может быть интересно! – вор начал стаскивать с пальца кольцо, серебряное по виду, но очень тонкой работы, с каким-то редким, сияющим радугой камнем. Кольцо упиралось и слезать не желало, патлатый достал нож, чтобы подправить северянину палец.

Вдруг что-то пощекотало его шею, он отмахнулся и почувствовал шеей холод металла.

– Оставь его!

Вор медленно оглянулся. В его горло упирался узкий меч. На него необычайно серьезно смотрела рыжеволосая девушка. Патлатый оглянулся на подельников, но помощи ждать было неоткуда: опухшему заломил руку высокий воин в черной одежде с ледяными зелеными глазами, остальные двое пятились от двух крупных псов, один из них очень походил на черного волка.

Хог открыл глаза, все вокруг было размытым, в голове кто-то стучал молотом по наковальне, он попытался сесть, но тут же со стоном свалился обратно.

– Тише, тише! – нежные девичьи руки прижали его обратно к кровати. К кровати! Хог ощупал то, на чем лежал. Действительно, кровать.

На голову ему легла прохладная повязка, запахло травами, в голове чуть-чуть прояснилось, и северянин вновь рискнул открыть глаза.

Над ним склонялись три женских лица, серые, золотистые и желтые глаза смотрели с жалостью и вниманием.

– Как ты себя чувствуешь? – Бенши провела рукой по щеке Хога, северянин единственный раз в жизни порадовался, что у него не растет борода и он может ощутить тепло пальцев девушки.

– Нормально! Как я рад вас видеть! – северянин обнял сразу всех троих.

Девушки с хохотом высвободились из объятий.

– О, я слышу радостный смех, значит, в больным все в порядке! – в комнату зашел Нетопырь, за спиной брата тенью маячил Волчонок.

– С вами все в порядке? Я думал, что только один остался в живых! Но как вам удалось управиться с демоном могильников? И где Эльф? – с тревогой спросил Хог, оглядывая друзей. – С ним все в порядке? А остальные? Никто не погиб?

– Успокойся, все в порядке, – Эфрин как-то странно покосилась на Ильд. – С Эльфом и с остальными все хорошо, правда, у Эльфа теперь появился новый друг, но ты сам все увидишь, когда мы выберемся отсюда.

– Куда выберемся?

– Домой.

– Мы тебя очень долго искали, и если бы не Яли с Дорном, то и вовсе бы не нашли.

Оказалось, что северянин, провалившись в Зеркало, попал в другой мир.

– Но теперь ты вполне можешь двигаться, и мы можем возвращаться.

Эфрин достала небольшое зеркальце, оно было будто осколком того зеркала в подземельях. Бенши помогла северянину встать и подвела его ближе к принцессе, Эфрин покрепче взяла брата за руку, остальные положили руки ей на плечи.

61
{"b":"11389","o":1}