ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но и моя половина меньше твоей, — говорит Недород Тысячемуху.

— Вот поедим, тогда и разберемся. Вы, когда голодны, ничего не соображаете, — невозмутимо отвечает Тысячемух.

Он впился зубами в свой кусок лепешки и стал жадно жевать. Початок и Недород хотели бы во всем разобраться до еды, но голод взял верх. Они тоже не выдержали и набросились на свои куски жареной шапки-лепешки. Лепешка оказалась на редкость вкусной, и трое друзей расправились с ней в мгновение ока. Потом взглянули на свои руки. Пустые.

— Я не наелся, — сказал Недород.

— Я тоже, — прошептал Початок.

— А мне пуще прежнего есть захотелось, — сказал Тысячемух.

— Давайте попробуем заснуть. Тогда забудем про голод, — предложил Недород.

— Я, когда голоден, не могу заснуть, так бурчит в пустом животе, — сказал Початок.

— А у меня — в желудке, — сказал Тысячемух, не любивший вульгарных слов.

— Но уж если заснем, то избавимся от голода, — не сдавался Недород. — Давайте попробуем, может, получится.

Друзья легли на траву, свернулись клубком и закрыли глаза. Но Недород и в полудреме двигал челюстями, не в силах остановиться. Тысячемуху никак не удавалось совсем закрыть заплывший глаз. Он положил на него руку, вытянулся поудобнее, но сон, как назло, не приходил.

Початок открыл один глаз и зло посмотрел на Недорода:

— Перестань жевать.

— Отстань! Жевать никому не запрещается, — огрызнулся Недород.

— Мы же договорились спать! Не можешь не жевать, жуй, только не лязгай зубами, — попросил Початок.

— Замолчите! — прикрикнул на них Тысячемух. — Не мешайте мне спать. Ведь я от малейшего шума просыпаюсь.

— Кто говорит, да еще командует, тот не спит, — заметил Недород.

— Я спал, это вы меня разбудили.

— Ну хорошо, я буду молчать, но ты должен заснуть первым, — сказал Початок.

— Я уже заснул, — сказал Тысячемух.

— Не верю.

— Клянусь, я сплю и уже сны вижу.

— Можно подумать, что ты один видишь сны, — пробурчал Початок. — Я тоже сплю, и еще покрепче тебя.

— Значит, мы все трое спим, — сказал Недород. — Давайте помолчим, а то мы друг друга разбудим.

ТЕЛКА, ВЕРНЕЕ, КОРОВА

Тысячемух, Початок и Недород проспали на траве до самого утра. Они проспали бы и до полудня, если бы рядом не зазвенел колокольчик. Все трое мгновенно проснулись и открыли глаза. Вначале они удивились, что еще не умерли от голода, а потом удивились еще больше. В нескольких шагах от них стояла жирная, красивая корова и смотрела на них добрыми глазищами. Друзья переглянулись, всем им пришла одна и та же мысль. Тысячемух посмотрел на корову и снова невозмутимо растянулся на траве.

— Зря не надейтесь, просто нам приснился сон, — зевая, сказал он.

— А что тебе приснилось? — спросил Недород.

— Белая, жирная корова.

— И мне, — сказал Недород.

— Но мне тоже приснилась корова, — сказал Початок.

— Разве может трем человекам сразу присниться один и тот же сон? — засомневался Недород.

— В жизни всякие чудеса случаются, — ответил Тысячемух.

— Странно, но корова показалась мне живой, и она жевала траву. Может, это все-таки не сон? — возразил Початок.

— Нет, эта корова слишком жирная, чтобы быть живой, — сказал Тысячемух. — Во сне нередко все кажется более красивым и жирным, чем на деле.

— Пойду ее потрогаю, — сказал Початок и поднялся.

— А потом?

— Если она живая, то замычит. Значит, нам это не приснилось.

— Во сне тоже многое кажется настоящим, живым. Потом просыпаешься и видишь, что тебе все пригрезилось.

— По-моему, вы оба не о том спорите, — вмешался в разговор Недород. — Главное, хотим мы есть или же нет.

— Конечно, хотим! — в один голос воскликнули Початок и Тысячемух.

— Тогда глупо голодать еще и во сне. Давайте во сне ее съедим, и дело с концом.

Тысячемух не мог не признать, что Недород прав. Все трое вскочили и стали подкрадываться к корове. Потрогали дрожащими руками ее брюхо и голову.

— Красивая корова, жирная, — сказал Недород.

— Если это сон, то лучше сна не бывает, — сказал Тысячемух.

— Только в этот раз делить буду я, — сказал Початок.

— Мы из нее сделаем двести, а то и больше колбас. Одинаковых. Сколько будет двести колбас, деленных на три? — спросил Недород.

— Колбасу делают из свинины. А из коровьего мяса делают бифштексы, — поправил его Тысячемух.

— Из нее выйдет двести этих… бифштексов? — сглотнув слюну, спросил Початок.

— Даже больше, — ответил Тысячемух.

— И двести хватит. Сколько будет, если разделить двести бифштексов на три? — сказал Початок.

— Я считать могу, только когда бифштексы уже нарезаны. А так, в уме, не умею, — ответил Тысячемух.

Они и не заметили, что за деревом прячется крестьянин, хозяин коровы. Он таращил глаза на трех худущих, обсыпанных мучной пылью людей, которые делили его телку. Кто они такие, откуда? Может, призраки?

Крестьянин надвинул на голову шапку и быстрее ветра понесся в родное селение.

РОГА ДЬЯВОЛА

На главной улице селения мигом собрались крестьяне: владелец коровы и мельник с мельничихой, священник с тремя старушками, кузнец с двумя подручными. Все, за исключением священника и трех старушек, вооружились палками и вилами, а кузнец — кривой саблей, которую ему принесли в починку.

Священник держал в правой руке крест из кованого железа, которым размахивал, словно молотом. Три старушки бормотали не то заклинания, не то молитвы. Остальные говорили хором, и время от времени кто-нибудь испуганно крестился.

— Я их видел своими глазами, — сказал владелец коровы. — Это три призрака. Или же души грешников.

— Рога у них были?

— Да, вот такие длинные.

— Значит, это три дьявола, исчадия ада, — решил кузнец.

— Но дьяволы черные, а те трое — белые.

— Раз у них есть рога, они дьяволы. Ведь и волы бывают черные и белые, смотря по породе.

— Кузнец прав, — подтвердил владелец коровы. — Были бы они душами грешников, не украли бы мою корову. Души-то ничего не едят. А вот дьяволы — известные воры, они уводят всяких разных животных и птиц в ад и там жарят на адском огне.

— А хвосты у них были?

— Да, с завитком на конце.

— Они упали с неба, словно три молнии, — добавил мельник. — Я увидел дымное облако, а потом языки пламени. И в тот же миг все трое улетели.

— Они что-нибудь сказали?

— Кричали что-то. Кажется, на латыни, — ответил мельник.

— Разве ты знаешь латынь? — изумился кузнец.

— Нет.

— Послушаем лучше, что скажет наш мудрый священник, — прошамкала одна из старушек.

— Это наверняка трое помешанных, в которых вселился дьявол. Их нужно отыскать, поймать и сразу сжечь на костре.

Крестьяне во главе со священником направились к опушке леса…

А Тысячемух, Початок и Недород, ничего не подозревая, разожгли костер, чтобы сварить корову. Тысячемух обвел угольком правый бок коровы, Недород, тоже углем, — левый, а Початок — обе ноги. Минуты три спустя вся корова из белой стала полосатой. И тут трое друзей заспорили:

— Этот бок мой.

— Нет, мой, я его первый очертил.

— Ну уж спину я никому не отдам! — воскликнул Початок.

— Ты ее только до половины очертил, — возразил ему Тысячемух. — Вторая половина моя.

— Как хотите, а язык мой! — с грозным видом объявил Недород.

— Я очертил голову, значит, и язык мой. Ведь он часть головы, — сказал Початок.

— Язык — часть рта.

— Тоже мне, умник выискался! Ведь и рот — часть головы, — парировал Початок.

— Тогда я заберу хвост. Он еще лучше языка, — утешился Недород.

— Я очертил живот, значит, все, что внутри живота, тоже мое, — объявил Тысячемух.

— Внутри живота одни кишки, — заметил Початок.

— Ну, это мы еще посмотрим.

Не переставая ссориться, Тысячемух, Початок и Недород подтащили к костру железные прутья, чтобы жарить на них куски мяса.

13
{"b":"11390","o":1}